Портал правовой информации

брак по завещанию окончание

Описание

Книга - Брак по завещанию - Жаринова Елена - Читать онлайн, Страница 41

Брак по завещанию

— Пора возвращаться, — сказала она. — Мы выяснили самое главное. Надежды ведь нет?

— Нет, мисс, — отозвался мужчина. — Если бы кто-то успел катапультироваться с такой высоты, он упал бы поблизости, и мы бы уже нашли его. Они все погибли.

— Я поняла, — кивнула Сандра. — Тогда оставьте человек пять, в том числе этого араба, пилота, пусть они сроют здесь все хоть на десять метров, если потребуется, но «черный ящик» найдут. Сэр Грэхем очень настаивал на этом.

Спустя мгновение Репс исчез, и издалека послышались отдаваемые им на нескольких языках команды, перемешанные с руганью.

Через час грузовик и один из джипов разворачивались, покидая плато. У края воронки осталась вкопанная в землю каменная плита с лаконичной надписью, сделанной ярко-розовой краской, банка которой случайно нашлась в грузовике: «Юрген Шлиман, Майлз Дуглас, Патрисия Дуглас, Клаас ван Хорн. Покойтесь в мире».

Сандра понимала, что первый же дождь сделает буквы смутно различимыми, а последующие смоют их совсем. Но какая, в сущности, разница? Мертвым уже все равно, а никому из живых, в том числе и ей, нет дела до погребальных ритуалов. Попав в подобную ситуацию, и Урмас, и Милош, и Расти отреагировали бы точно так же, как она сейчас.

На шершавой растрескавшейся поверхности камня остались не те имена, которые эти люди носили при жизни, а те, под которыми они умерли. Хотя, разве могла Сандра быть уверена, что, шепча по ночам имя Урмаса, она называла настоящее имя этого человека?

Вернувшись поздно ночью в поместье ван Хорна, она обнаружила еще одну радиограмму от Грэхема, забрала ее с собой и объявила Репсу, что отправляется к себе в коттедж и просит ее не беспокоить. Подойдя к «лендроверу», она обнаружила за его рулем Курта.

— Оставайтесь здесь, — сказала она. — Я доеду сама, а вы еще нездоровы.

— Со мной все в порядке, — ответил парень. — Я отвезу вас. Пока я должен оставаться с вами.

Когда они выехали за ворота, Сандра повернулась к нему:

— Курт, я не хотела, чтобы ты рисковал собой.

— Я знаю. Просто я должен был это сделать. Я вам очень сочувствую, мисс.

Вернувшись домой, она сразу пошла в спальню. Свет зажигать не хотелось. Надо было внимательно перечитать инструкции Грэхема, но на это не было сил; и так было понятно, что в связи с гибелью Шольца его фирма ликвидируется, а у нее, Сандры, полностью развязаны руки. Теперь она была свободна в выборе, продолжать ей борьбу за наследство Теренса Харпера или нет. Но в любом случае сначала она должна принять меры, которые и в дальнейшем обеспечивали бы бесперебойную работу канала переброски алмазов Джеймса Харпера через границу. А еще надо было, когда найдут «черный ящик», организовать его отправку по указанному маршруту и с помощью взяток уладить проблемы, которые могли возникнуть в связи с возникшими слухами о грузе разбившегося самолета. Только тогда она сможет покинуть ставший ненавистным Ламбервиль.

Она села в темноте на кровать. «Почему я не плачу? — думала она. — Куда подевались все слезы?» Потом она вспомнила, когда плакала последний раз — три дня назад, от счастья, в объятиях Шольца, и тяжелое рыдание наконец заставило ее рухнуть на подушку. Она не столько оплакивала погибших, сколько свое одиночество, свою жизнь, в которой не было теперь ни единого просвета…

Какие-то голоса за дверью вывели ее из оцепенения.

— Что такое, Марта? — слабым голосом окликнула она.

— Мадам, это мистер Харпер, — ответила шепотом негритянка, со страхом приоткрывая дверь в темную комнату. — Я сказала, что вы не принимаете, но он настаивает…

— Пусть войдет. — Сандра даже не удивилась тому, что известие о появлении Джеймса не вызвало у нее никаких эмоций.

Она поднялась, зажгла свет и подошла к зеркалу. Бледное лицо, покрытое какими-то пятнами, грязные потемневшие волосы, которые сейчас было бесполезно расчесывать, — как не похожа она была сейчас на ту обворожительную Сандру Сеймур, которой Джеймс Харпер совсем недавно предложил состязание в тире. Она отвернулась от зеркала и встретилась глазами с Джеймсом. С Джеймсом, пришедшим из того прекрасного мира, где нет чернокожих головорезов, которым надо отдавать приказы, где не надо посылать самолеты в грозу и держать в руках остатки обгорелых костей… И, представив вдруг, как велика и бездонна пропасть между этими двумя мирами, Сандра почувствовала, что теряет сознание.

Глава 23. «ВОТ ЭТО И СЛУЧИЛОСЬ»

Она открыла глаза, лежа в своей постели. В комнате и за окном было все так же темно. Страшные воспоминания сразу же безжалостно навалились на нее, и она застонала, поворачиваясь лицом к стене.

— Как ты себя чувствуешь? — услышала она тихий голос Джеймса Харпера. Загорелся неяркий свет, и крепкие руки помогли девушке сесть прислонясь спиной к подушке.

— Что со мной было? — спросила она, не отвечая на вопрос.

— Обморок, — ответил Джеймс. — Я послал за врачом. Доктор Вильсон нашел у тебя нервное истощение, сделал укол, и ты проспала почти сутки. Недельку тебе предстоит пролежать в постели. Вильсон прописал лекарства и витамины…

— Но я не могу лежать в постели, у меня столько дел! — встрепенулась девушка.

— Не беспокойся, — сказал он и снова осторожно прислонил ее к подушке. — Твои люди прекрасно справляются сами.

— Они нашли «черный ящик»? — внезапно севшим голосом спросила Сандра.

— Да, его уже отправили куда-то… Но, может быть, ты еще поспишь?

Его темные глаза смотрели на нее с нежностью, и впервые после известия о катастрофе девушка подумала, что ее жизнь несмотря ни на что продолжается…

— Нет, Джеймс, — тихо произнесла она. — Я не буду больше спать. Сейчас я приму душ и… попроси Марту приготовить ужин.

Сразу повеселев, Харпер вышел из комнаты.

Через час на террасе коттеджа был накрыт стол: Джеймсу так и не удалось уговорить ее поужинать в постели. Марта, успевшая привязаться к хозяйке и очень за нее переживавшая, старалась изо всех сил. За столом Джеймс, понимая, что пока Сандра может думать только об одном, не пытался отвлечь ее, но и не позволял девушке замыкаться в мучительном мире собственных мыслей.

— Если бы после того, что случилось, ты разорвала наш контракт, я бы тебя понял, — говорил он. — Но мне сообщили, что ты решила продолжить начатое.

— Да, это так, — подтвердила девушка.

— Могу ли я чем-нибудь помочь лично тебе? — осторожно спросил он.

Она отрицательно покачала головой, но, заметив по лицу Джеймса, что он огорчен, вспомнила одну из инструкций Грэхема.

— Впрочем… У тебя здесь много связей. Было бы очень важно не дать ходу сплетням и слухам по поводу разбившегося самолета.

Харпер кивнул и поднялся.

— Я сейчас же отдам распоряжения своим людям.

Он ушел в дом. Марта убрала со стола остатки ужина и принесла кофе. Закурив сигарету из запасов Урмаса, Сандра положила ее на край пепельницы и бездумно наблюдала, как она медленно тлеет.

— Все что нужно, будет сделано, — вывел ее из оцепенения голос Джеймса.

Вернувшись на свое место, Харпер сделал глоток кофе и, вдруг отставив чашку, спросил:

— Среди людей, разбившихся на самолете, кто-то был тебе особенно дорог?

Немного помолчав, она кивнула.

— Я так и думал, — сказал Джеймс. Он снова поднялся из-за стола и, отойдя к перилам террасы, тихо заговорил: — Я не могу, не имею права ревновать тебя к погибшему. Я уверен, что он был достойным человеком. Но теперь его нет, и тебе нужно начинать другую жизнь… — С этими словами он вернулся к столу, но не сел, а остановился возле кресла, в котором сидела девушка. — Возможно, я выбрал не самый подходящий момент, чтобы сказать тебе это, но ты должна знать… Я хочу, чтобы ты знала, Сандра. Я люблю тебя и прошу стать моей женой.

Она молчала. «Вот это и случилось, — прокручивало ее сознание одну и ту же мысль. — Вот и случилось».

Случилось то, к чему она стремилась весь последний год. Ради чего работало столько людей — тех, кого уже нет в живых. А она жива, свободна и вольна пожинать плоды.

— Я не жду, что ты сразу полюбишь меня, — взволнованно продолжал он. — Но я уверен, что сумею завоевать твою любовь. Я не настаиваю на том, чтобы ты дала мне ответ прямо сейчас. Возможно, тебе надо все обдумать… Ты слышишь меня, Сандра?

— Я слышу тебя, — тихо проговорила она. — И мне нечего обдумывать.

— И… каков твой ответ? — голос Джеймса почти сорвался от волнения.

— Мой ответ — да, — твердо сказала Сандра. — Я согласна стать вашей женой, Джеймс Кристиан Харпер.

Джеймс предложил совершить церемонию бракосочетания здесь, в Ламбервиле, и в тот же день, следуя совету доктора Вильсона, лететь в Италию. Вильсон считал, что Сандре необходимо поправить здоровье в мягком европейском климате, и она согласилась с ним, потому что была рада любой отсрочке возвращения в Лондон.

Как-то встретит ее Лиз Харпер, с первого взгляда отнесшаяся к ней с подозрением? Станет ли сэр Грэхем по-прежнему поддерживать ее? Удастся ли ей и дальше сохранять в тайне обстоятельства своего появления в Англии? Ведь все это время она жила под чужим именем, по фальшивым документам…

А Джеймс, не знавший ее сомнений, был настроен празднично и легкомысленно. На вопрос, как отнесется мать к его скоропалительной женитьбе, он ответил:

— Она очень любит меня и, конечно, полюбит тебя. Перед отлетом в Италию я отправлю ей телеграмму, чтобы за время нашего отсутствия она успела свыкнуться с этой мыслью.

Сандра не стала спрашивать, почему он не хочет отправить телеграмму до церемонии бракосочетания. Она знала: Джеймс боится, что Лиз Харпер найдет способ вмешаться и все расстроить.

Накануне церемонии Сандра в последний раз поехала в усадьбу ван Хорна.

Когда она сообщила Айвену Репсу, что уезжает из Ламбервиля, его лицо вытянулось.

— Но, согласно инструкциям сэра Грэхема…

— То, что вы помните об инструкциях, делает вам честь, мистер Репс, — отчеканила она. — Но позвольте напомнить вам те из них, согласно которым вы должны выполнять все мои распоряжения. Кроме того, вам не хуже моего известно, что часть инструкций сэра Грэхема уже выполнена. Что касается остальных, этим занимаются доверенные лица Джеймса Харпера. Я надеюсь, вы в состоянии в мое отсутствие работать в тесном контакте с ними?

Лицо Репса приняло бесстрастное выражение, и он молча кивнул.

На следующий день в мэрии Ламбервиля, в присутствии доктора Вильсона и его жены, состоялась скромная свадебная церемония. Кроме супругов Вильсон приглашенных не было. Похудевшая, бледная после недавних переживаний Сандра, в строгом белом костюме и широкополой шляпе с дымчатой вуалью, улыбалась Джеймсу, который, казалось, боялся верить собственному счастью… Сразу по окончании церемонии новобрачные покинули Ламбервиль.

Только в начале сентября они вернулись в Англию.

Сандра, еще не успев снять светло-зеленый дорожный костюм, бродила по дому, где ей предстояло стать хозяйкой. Прислуга снимала с мебели последние чехлы.

Свадебное путешествие среди античных руин, затерявшихся в оливковых рощах, оказалось хорошим лекарством, а Джеймс Харпер — талантливым лекарем. Загорелая молодая женщина с короткой стрижкой на светлых волосах, с уверенной улыбкой дававшая распоряжения прислуге, какие чемоданы распаковывать в первую очередь, — это была совсем новая Сандра. По крайней мере, так она чувствовала себя, с удовольствием глядя на свое отражение в старинном зеркале в золоченой раме, украшенной кудрявыми головками амуров.

Голуби на римских площадях, зеленоватые каналы Венеции, флорентийские фрески, ее день рождения, отпразднованный на палубе белоснежной яхты, ночи, полные нежности и страсти, — все эти яркие впечатления были так свежи в памяти!

В первые дни путешествия на нее накатывали иногда приступы тоски, вызванной воспоминаниями, от которых она всеми силами старалась избавиться, и тогда Джеймс становился особенно нежным и терпеливым. Время шло, одни пейзажи сменялись другими… И однажды, когда супруги сидели в маленьком ресторанчике на берегу Адриатики после целого дня, проведенного на горячем песке и в теплых изумрудно-зеленых волнах, Сандра, поймав на себе влюбленный взгляд мужа, с улыбкой коснулась его руки и, глядя поверх горевшей в круглом бокале свечи, впервые произнесла слова, которых он так ждал:

— Я очень благодарна тебе за все, Джеймс. Я люблю тебя.

Источник:

detectivebooks.ru

Другие статьи