Портал правовой информации

прокурор вправе отменить постановление о возбуждении уголовного дела

Категория: Уголовный юрист

Описание

Электронное научное издание Военное право 2009г, Военное право

прокурор вправе отменить постановление о возбуждении уголовного дела

Электронное научное издание "Военное право" 2009г. Реализация военным прокурором функций надзора и уголовного преследования на стадии возбуждения уголовного дела

А.Н. Шевчук, кандидат юридических наук, доцент, профессор кафедры уголовного процесса Военного университета, полковник юстиции.

Возбуждение уголовного дела является важнейшим этапом в уголовно-процессуальной деятельности, и законодателем рассматривается как отдельная стадия уголовного процесса. Ей свойственны определенные цели и средства их достижения. Законом установлен круг участников данной стадии уголовного процесса, к которым относится и военный прокурор.

Возбуждение уголовного дела — первичная стадия уголовного судопроизводства, на которой полномочные органы и должностные лица устанавливают и проверяют наличие основания и повода для возбуждения уголовного дела и, обеспечивая права и законные интересы личности, организаций, общества и государства, принимают решение о возбуждении уголовного дела или об отказе в возбуждении уголовного дела.

Несмотря на непродолжительность во времени рассматриваемой стадии, можно выделить следующие ее этапы: принятие (получение) заявления о преступлении или обнаружение государственным органом или должностным лицом данных о преступлении и их надлежащее процессуальное оформление; анализ полученной информации и при необходимости ее проверка допустимыми законом средствами; принятие законного и обоснованного решения по заявлению или иному сообщению о преступлении и его процессуальное оформление; определение органа или должностного лица, полномочного вести дальнейшее судопроизводство; извещение заинтересованных лиц о принятом решении по заявлению (сообщению) о преступлении.

Стадию возбуждения уголовного дела характеризуют ряд признаков, анализ которых подчеркивает важность обеспечения законности принимаемых органами расследования решений: непродолжительность во времени; ограниченность круга вопросов, подлежащих разрешению; потребность в строгом и правильном определении органа расследования, который полномочен вести производство по уголовному делу в случае его возбуждения; удостоверение в наличии или отсутствии признаков преступления; наделение органов и должностных лиц специфическими полномочиями, позволяющими эффективно решать задачи стадии возбуждения уголовного дела; возможность инициирования уголовно-процессуальной деятельности на данной стадии лицами, именуемыми заявителями, которые в дальнейшем при производстве по делу могут не являться участниками процесса; возможность принятия окончательного решения по сообщению о преступлении без последующего этапа расследования.

Поскольку при получении информации о преступлении далеко не всегда очевиден факт его совершения, законом определена обязанность соответствующих субъектов по проверке имеющихся данных. Какими действиями проверяется сообщение о преступлении, законом не определено. Во всяком случае, проверочные действия не должны включать в себя следственные действия. Исключением выступает осмотр места происшествия. В случае производства следственных действий до возбуждения уголовного дела полученные сведения расцениваются как полученные с нарушением закона и поэтому являются недопустимыми.

Каждая стадия уголовного процесса отличается и задачами, подлежащими разрешению. Так, на стадии возбуждения уголовного дела разрешаются следующие задачи:

установление наличия или отсутствия повода и основания для уголовного судопроизводства по индивидуальному факту;

в максимально возможный короткий срок реагирование на факт совершения преступления в целях его дальнейшего раскрытия, всестороннего и объективного расследования;

не допускать возбуждения уголовных дел по фактам, не содержащим признаков преступления. В этом смысле стадия возбуждения уголовного дела выступает в виде своеобразного барьера, исключающего уголовное производство, если в деянии отсутствуют признаки преступления. В противном случае органами расследования неосновательно расходовались бы значительные силы, средства, время без положительного результата, в ущерб расследованию действительных фактов совершения преступлений. Кроме того, на стадии возбуждения уголовного дела во многих случаях возможно определить перспективу расследования уголовного дела в случае его возбуждения и соответственно не возбуждать уголовное судопроизводство, когда возможно решение всех вопросов по конкретному случаю уже на стадии возбуждения уголовного дела с задействованием возможностей данной стадии[1].

Государство в лице своих органов ведет борьбу с преступностью. Это его конституционная обязанность. Об этом неоднократно указывалось и в программах борьбы с преступностью, и в Концепции национальной безопасности. Следовательно, возбуждение уголовного дела — и право, и обязанность полномочных субъектов при наличии повода и основания к возбуждению уголовного дела.

О значимости этапа возбуждения уголовного дела свидетельствует ряд обстоятельств. Вред охраняемым законом правам и интересам военнослужащих, воинских частей и подразделений может быть нанесен как необоснованным отказом в возбуждении уголовного дела, так и наоборот, не возбуждением или несвоевременным возбуждением уголовного судопроизводства при наличии к тому повода и основания. Обеспечение законности на этапе возбуждения уголовного дела является важнейшей обязанностью органов военной прокуратуры. Надзор военного прокурора в условиях ограниченности времени на принятие решения о возбуждении уголовного дела и при дефиците информации о происшедшем призван предупредить нарушения закона.

Военные прокуроры осуществляют надзор за досудебным производством по уголовным делам, и до сих пор показатели данной деятельности были весьма оптимистичными. От 95 до 98 % уголовных дел от числа возбужденных направлялись в военные суды для рассмотрения по существу. Согласно общероссийским показателям в суды для рассмотрения по существу направляется каждое третье уголовное дело из числа возбужденных.

Столь высокие показатели во многом обеспечивались действенным надзором военных прокуроров за возбуждением уголовных дел. Организация органов военной прокуратуры способствовала тому, что практически по каждому случаю решение о возбуждении уголовного дела принималось в ситуации, когда военный прокурор до принятия окончательного решения по сообщению о преступлении был знаком с ситуацией и фактически участвовал в принятии законного и обоснованного решения. Этому способствовали знания и опыт военного прокурора (в силу сложившихся традиций ранее прокурорским работником в военной прокуратуре мог стать только тот, кто занимал должности следователя, старшего следователя военной прокуратуры). Более того, нередко решения о возбуждении уголовного дела принимались самими военными прокурорами по результатам проведенных прокурором проверок. Все это позволяло уже на стадии возбуждения уголовного дела избегать расследования уголовных дел, не имевших судебной перспективы. Тем самым экономились значительные силы и средства, не отрывались от боевой подготовки и повседневной службы военнослужащие, а следовательно, это давало возможность концентрировать усилия органов расследования на расследовании уголовных дел, где действительно требуют защиты уголовными средствами интересы личности и общества. Согласно УПК РСФСР военный прокурор был вправе отменить незаконное или необоснованное постановление следователя военной прокуратуры о возбуждении уголовного дела и отказать в возбуждении уголовного дела, если по делу не производились следственные действия. В случае их выполнения прокурор вправе был прекратить уголовное дело. С принятием УПК РФ возбуждение уголовного дела возможно было только с согласия прокурора.

Примечательно, что в современный период на военного прокурора, как и прежде, возлагаются задачи по надзору за законностью возбуждения уголовных дел. Поскольку в законе не указано иное, предполагается, что данный надзор должен быть эффективным, оперативным, обеспечивающим законность и обоснованность принимаемых следователями решений. Надзор призван служить выполнению задач, которые свойственны данной стадии уголовного процесса, и гарантировать баланс интересов личности, общества и государства, т. е. исходя из характеристики стадии возбуждения уголовного дела, ее важности, задачи стадии, решаемые в ходе нее, остались прежними, прежними остались и задачи военной прокуратуры как надзирающего органа. Возникает вопрос о полномочиях прокурора — позволяют ли они военному прокурору осуществлять надлежащим образом надзорную функцию?

В настоящее время создается иная ситуация в связи с происшедшими изменениями[2] уголовно-процессуального законодательства. Военный прокурор не вправе возбуждать уголовное дело. С одной стороны, это положительное решение законодателя — прокурор не связан началом производства по уголовному делу, и это дает ему возможность с большей степенью объективности надзирать за возбуждением уголовного дела и его расследованием. С другой стороны, обнаруживаемые прокурором (в том числе в ходе прокурорской проверки) факты совершения преступлений станут предметом уголовно-процессуального производства после того, как прокурор направит материалы в военно-следственные органы. Следователь военно-следственных органов в установленный законом трехдневный, а в ряде случаев и в более длительный срок вправе проверить наличие повода и основания к возбуждению уголовного дела. В связи с тем что военно-следственные органы структурно фактически обособлены от военной прокуратуры, период принятия решения о возбуждении уголовного дела возрастет с учетом времени, необходимого для пересылки материалов от прокурора в военно-следственный орган, а также с учетом необходимости проверки следователем поступившего сообщения о преступлении. Промедление с возбуждением уголовного дела в свою очередь может негативно сказаться на закреплении доказательств, раскрытии преступления, изобличении виновных и установлении обстоятельств совершенного преступления.

Не только приведенные, но и другие обстоятельства, с учетом сложившейся ранее положительной военно-следственной практики, не позволяют говорить о положительном аспекте происшедших изменений уголовно-процессуального законодательства. В частности, согласно положениям ст. 37 УПК РФ на прокурора возлагается осуществление функции уголовного преследования. Закон не ограничивает реализацию данной функции какой-либо стадией уголовного судопроизводства. Тогда почему прокурор не вправе начать уголовное преследование путем возбуждения уголовного дела? И в чем заключается осуществление уголовного преследования прокурором в ходе следствия? Анализ УПК РФ показывает, что прокурор реальными полномочиями для осуществления уголовного преследования в ходе следствия не обладает.

Действующее законодательство не позволяет военному прокурору в должной степени осуществлять надзор за законностью и обоснованностью возбуждения уголовного дела. Такой вывод следует из того, что возбуждение уголовного дела следователем имеет по отношению к прокурору уведомительный характер — следователь военно-следственных органов должен направить военному прокурору копию постановления о возбуждении уголовного дела. О законности и обоснованности возбуждения уголовного дела военный прокурор может судить по данному документу. Не всегда оценка принятого следователем решения может быть проведена на основании постановления о возбуждении уголовного дела. Нередко появляется необходимость изучения материалов, послуживших основанием к возбуждению уголовного дела. Однако истребовать материалы уголовного дела военный прокурор не вправе. Даже если прокурор потребует представления уголовного дела для проверки — у следователя или руководителя следственного органа отсутствует обязанность по выполнению такого требовании, т. е. представление материалов остается на усмотрение органов расследования.

Следственной и судебной практикой ч. 4 ст. 146 УПК РФ рассматривается как дающая право прокурору отменить постановление о возбуждении уголовного дела. На наш взгляд, такой вывод является ошибочным. В частности, закон устанавливает, что следователь направляет прокурору копию постановления о возбуждении уголовного дела. Далее речь идет об особенностях возбуждения уголовного дела капитанами морских судов и иными субъектами в исключительных случаях. И законодатель определяет, что прокурор вправе «не позднее 24 часов с момента получения материалов отменить постановление о возбуждении уголовного дела». Поскольку следователь направляет прокурору лишь копию постановления о возбуждении уголовного дела, а не «материалы» и речь идет о капитанах морских судов и иных субъектах, которые вправе возбуждать уголовные дела в исключительных случаях, то решения следователя прокурором отмене не подлежат, а прокурор вправе отменить решение о возбуждении уголовного дела лишь капитанов морских судов и приравненных к ним лиц.

Об отсутствии у прокурора права отмены постановления следователя о возбуждении уголовного дела свидетельствует следующее. В ст. 37 УПК РФ, нормы которой регулируют полномочия прокурора, отсутствует указание на это право прокурора, более того, «идеология» изменений уголовно-процессуального законодательства заключается в том, чтобы исключить непосредственное процессуальное воздействие прокурора на следователя. Прокурор иные постановления следователя в ходе следствия отменить не вправе, хотя они могут быть незаконными. Прокурор вправе только направить следователю требование об устранении нарушений закона, исполнение которого не является обязательным и безусловным. Законодатель допускает наличие собственной позиции у следователя.

Кроме того, если допустить, что прокурор вправе отменить постановление следователя о возбуждении уголовного дела, возникает вопрос: почему прокурор вправе отменить постановление, а не прекратить уголовное дело? К моменту поступления к прокурору копии постановления о возбуждении уголовного дела следователь наверняка выполнит неотложные следственные действия. Следовательно, необходимо наделять прокурора правом не по отмене постановления следователя о возбуждении уголовного дела, а по прекращению уголовного дела. Для принятия такого решения необходимы основания, указанные в ст.ст. 24—27 УПК РФ, установить которые без изучения материалов уголовного дела невозможно. А получить эти материалы прокурору, как уже отмечалось, весьма проблематично.

Таким образом, возлагая на прокурора обязанность по уголовному преследованию и осуществлению надзора за законностью возбуждения уголовных дел, законодатель не предоставил прокурору необходимые для этого полномочия. По нашему мнению, если на прокурора возлагается обязанность по осуществлению уголовного преследования, то прокурору необходимо вернуть право возбуждения уголовного дела. В целом требует тщательной законодательной проработки осуществление прокурором уголовного преследования в ходе досудебного производства в целях придания данной деятельности прокурора действенности и эффективности. Это относится в полной мере и к возложению на прокурора надзорной функции применительно как к возбуждению уголовного дела, так и к другим этапам досудебного производства.

[1] Более подробно о характеристике стадии возбуждения уголовного дела см.: Уголовный процесс / Под общ. ред. проф. В.М. Лебедева. М., 2003. С. 303—307.

[2] Федеральный закон «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» от 5 июня 2007 г. № 87-ФЗ.

Источник:

voennoepravo.ru

Другие статьи

Полномочия прокурора по надзору за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия - Прокурорский надзор

Полномочия прокурора по надзору за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия

Полномочия прокурора по надзору за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия могут быть рассмотрены в зависимости от того, в какой стадии досудебного производства – возбуждения уголовного дела или предварительного расследования – они реализуются.

В стадии возбуждения уголовного дела прокурор уполномочен проверять исполнение требований федерального закона при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях (п. 1 ч. 2 ст. 37 УПК). Статьей 140 УПК установлено, что сообщение о преступлении как повод к возбуждению уголовного дела может быть выражено в форме заявления, явки с повинной, в форме рапорта об обнаружении преступления, а также постановления прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании.

Пунктом 2 ч. 2 ст. 37 УПК РФ предусмотрено полномочие прокурора выносить мотивированное постановление о направлении соответствующих материалов в следственный орган или орган дознания для решения вопроса об уголовном преследовании по фактам выявленных прокурором нарушений уголовного законодательства. Если в результате проверки сообщения о преступлении было принято решение о возбуждении уголовного дела, то в соответствии с ч. 4 ст. 146 УИК копия постановления следователя, руководителя следственного органа о возбуждении уголовного дела незамедлительно направляется прокурору.

Далее в ч. 4 ст. 146 УПК РФ указано, что "в случае, если прокурор признает постановление о возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, он вправе в срок не позднее 24 часов с момента получения материалов, послуживших основанием для возбуждения уголовного дела, отменить постановление о возбуждении уголовного дела, о чем выносит мотивированное постановление". Необходимо отметить, что прокурор имеет право отменять постановление о возбуждении уголовного дела, вынесенное как дознавателем, так и следователем, и руководителем следственного органа. Кроме того, в ч. 4 ст. 146 УПК РФ указано, что прокурор вправе отменить постановление о возбуждении уголовного дела в течение 24 часов с момента получения материалов (а не копии постановления о возбуждении уголовного дела). Это означает, что прокурор вправе требовать представления ему для проверки материалы, на основании которых было принято процессуальное решение о возбуждении уголовного дела.

В соответствии с изменениями, внесенными в УПК Федеральным законом от 05.06.2007 № 87-ФЗ, сам прокурор не возбуждает уголовное дело. Это, но мнению законодателя, было вызвано необходимостью отделения надзора за исполнением законов при расследовании преступлений от самого расследования. Однако согласно п. 2 ч. 2 ст. 37 УПК, как отмечалось выше, прокурор вправе выносить мотивированное постановление о направлении соответствующих материалов в следственный орган или орган дознания для решения вопроса об уголовном преследовании по фактам выявленных прокурором нарушений уголовного законодательства. Этим полномочием прокурор пользуется как при выявлении признаков преступления в ходе общенадзорных проверок, так и при проверке законности рассмотрения органами дознания и органами предварительного следствия сообщений о преступлениях. По материалам, поступившим с постановлением прокурора, следователь или дознаватель принимают решение в порядке ст. 145 УПК, а прокурор осуществляет надзор за законностью этого решения.

Полномочия прокурора по надзору за законностью и обоснованностью отказа в возбуждении уголовного дела следователем или руководителем следственного органа определяет ст. 148 УПК. Закон устанавливает, что копия постановления об отказе в возбуждении уголовного дела должна быть направлена прокурору в течение 24 часов с момента его вынесения. Это означает, что прокурор также незамедлительно должен проверить законность и обоснованность отказа в возбуждении уголовного дела.

Для этого прокурор вправе не только ознакомиться с копией постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, но и изучить материал проверки следователем сообщения о преступлении. Признав отказ руководителя следственного органа, следователя в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, прокурор в течение пяти суток с момента получения материалов проверки сообщения о преступлении отменяет постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, о чем выносит мотивированное постановление с изложением конкретных обстоятельств, подлежащих дополнительной проверке, которое вместе с указанными материалами направляет руководителю следственного органа.

Полномочия прокурора в стадии предварительного расследования по надзору за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия отличаются от полномочий по надзору за процессуальной деятельностью органов дознания. Во втором случае полномочия прокурора по надзору за процессуальной деятельностью органов дознания, как это видно из содержания предыдущего параграфа, носят ярко выраженный властно-распорядительный характер. По отношению же к органам предварительного следствия эти полномочия установлены законодателем с учетом необходимости соблюдения процессуальной самостоятельности следователя и расширения полномочий руководителя следственного органа по руководству следствием. Однако и в этом случае полномочия прокурора не утрачивают властный характер.

Так, прокурор вправе требовать от следственных органов устранения нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе предварительного следствия (п. 3 ч. 2 ст. 37 УПК). При несогласии следователя с требованиями прокурора руководитель следственного органа предоставляет прокурору об этом информацию. Прокурор имеет право рассматривать эту информацию и принимать по ней решение, в том числе о направлении через вышестоящего прокурора требования об устранении нарушений федерального законодательства вышестоящему руководителю следственного органа (и. 7 ч. 2 ст. 37 УПК). При несогласии последнего с требованиями прокурора заместитель Генпрокурора РФ вправе направить требование об устранении нарушений федерального законодательства Председателю Следственного комитета РФ или руководителю следственного органа федерального органа исполнительной власти (МВД России, ФСБ России, ФСКН России). Если же и ими будет отклонено требование прокурора, окончательное решение будет приниматься Генпрокурором РФ.

Властно-распорядительный характер носят и такие полномочия прокурора, как право:

• изымать любое уголовное дело у органа дознания и передавать его следователю с обязательным указанием оснований такой передачи (п. 11 ч. 2 ст. 37 УПК);

• передавать уголовное дело от одного органа предварительного расследования другому в соответствии с правилами, установленными ст. 151 УПК;

• изымать любое уголовное дело у органа предварительного расследования федерального органа исполнительной власти (при федеральном органе исполнительной власти) и передавать его следователю Следственного комитета РФ с обязательным указанием оснований такой передачи (п. 12 ч. 2 ст. 37 УПК).

Эти властно-распорядительные полномочия сохраняют роль прокурора как должностного лица, действующего с позиции закона, независимо от ведомственных различий.

Важнейшим является право (и обязанность) прокурора рассматривать жалобы на действия (бездействие) и процессуальные решения следователя и руководителя следственного органа в соответствии со ст. 124 УПК. Право рассматривать жалобы на действия (бездействие) и процессуальные решения следователя в соответствии с изменениями, внесенными в УПК, получил и руководитель следственного органа. Однако право решать, куда направлять жалобу, принадлежит заявителю. Поэтому, если жалоба поступила в прокуратуру, прокурор не вправе пересылать ее руководителю следственного органа, а должен разрешить ее по существу. Признав жалобу подлежащей удовлетворению, прокурор выносит постановление об удовлетворении жалобы и направляет требование об устранении нарушений федерального законодательства руководителю следственного органа либо отменяет постановление руководителя следственного органа, следователя о возбуждении уголовного дела, об отказе в возбуждении уголовного дела, о приостановлении либо прекращении уголовного дела.

Законодатель установил право прокурора участвовать в судебных заседаниях при рассмотрении в ходе досудебного производства вопросов об избрании меры пресечения в виде заключения иод стражу, залога, домашнего ареста, о продлении срока содержания иод стражей либо домашнего ареста, при рассмотрении ходатайств о производстве иных процессуальных действий, которые допускаются на основании судебного решения, а также при рассмотрении жалоб в порядке, установленном ст. 125 УПК (п. 8 ч. 2 ст. 37 УПК РФ).

Необходимо отметить, что участие прокурора в рассмотрении судом ходатайств следователя обязательно в любом случае. Прокурор, участвующий в судебном заседании, не связан позицией следователя и его руководителя и обязан излагать суду свое мнение, руководствуясь лишь требованиями закона.

Изменения, внесенные в УПК Федеральным законом от 28.12.2010 № 404-ФЗ, предоставили прокурору право отменять постановления руководителей следственных органов и следователей о приостановлении и прекращении производства по уголовному делу. Так, в соответствии с ч. 1.1 ст. 211 УПК, признав постановление руководителя следственного органа или следователя о приостановлении производства по уголовному делу незаконным или необоснованным, прокурор в срок не позднее 14 суток с момента получения материалов уголовного дела отменяет его, о чем выносит мотивированное постановление с изложением конкретных обстоятельств, подлежащих дополнительному расследованию, которое вместе с материалами уголовного дела незамедлительно направляет руководителю следственного органа.

Признав постановление руководителя следственного органа или следователя о прекращении уголовного дела или уголовного преследования незаконным или необоснованным, прокурор в соответствии с ч. 1 ст. 214 УПК в срок не позднее 14 суток с момента получения материалов уголовного дела отменяет его, о чем выносит мотивированное постановление с изложением конкретных обстоятельств, подлежащих дополнительному расследованию, которое также вместе с материалами уголовного дела незамедлительно направляет руководителю следственного органа. Если постановление руководителя следственного органа или следователя о прекращении уголовного дела или уголовного преследования вынесено по делу частного обвинения, прокурор вправе его отменить лишь при наличии жалобы заинтересованного лица.

Особо могут быть выделены полномочия прокурора по уголовному делу, поступившему с обвинительным заключением.

В соответствии со ст. 221 УПК прокурор или его заместитель обязаны рассмотреть поступившее от следователя уголовное дело в срок не более 10 суток. Этот срок может быть продлен вышестоящим прокурором в случае сложности или большого объема дела до 30 суток.

Статья 221 УПК установила три возможных варианта решения прокурора по делу, поступившему с обвинительным заключением. Признав, что имеются основания для направления дела в суд, прокурор утверждает своей резолюцией обвинительное заключение. В ином случае прокурор праве возвратить уголовное дело следователю для производства дополнительного следствия, изменения объема обвинения либо квалификации действий обвиняемых или пересоставления обвинительного заключения и устранения выявленных недостатков со своими письменными указаниями. Постановление прокурора о возвращении уголовного дела следователю для производства дополнительного следствия может быть обжаловано последним с согласия руководителя следственного органа вышестоящему прокурору, а при несогласии с его решением – Генпрокурору РФ с согласия Председателя Следственного комитета РФ либо руководителя следственного органа соответствующего федерального органа исполнительной власти (при федеральном органе исполнительной власти). Вышестоящий прокурор в течение 72 часов с момента поступления соответствующих материалов выносит одно из следующих постановлений:

1) об отказе в удовлетворении ходатайства следователя;

2) об отмене постановления нижестоящего прокурора. В этом случае вышестоящий прокурор утверждает обвинительное заключение и направляет уголовное дело в суд.

Таким образом, хотя следователь и руководитель следственного органа вправе не согласиться с постановлением прокурора, возвратившего уголовное дело для производства дополнительного следствия, окончательное решение при обжаловании постановления прокурора будет принимать вышестоящий прокурор вплоть до Генпрокурора РФ. Необходимо также иметь в виду, что обжалование следователем постановления прокурора о возвращении уголовного дела для производства дополнительного следствия не приостанавливает течения сроков содержания обвиняемого под стражей, которые должны быть продлены в порядке ст. 109 УПК.

Если поступившее с обвинительным заключением уголовное дело подсудно вышестоящему суду, прокурор своим по становлением направляет дело вышестоящему прокурору для утверждения обвинительного заключения (п. 3 ч. 1 ст. 221 УПК). При утверждении обвинительного заключения и направлении уголовного дела в суд прокурор в соответствии с ч. 2.1 ст. 221 УПК вправе возбудить ходатайство перед судом о продлении срока домашнего ареста или содержания обвиняемого под стражей, если этот срок оказывается недостаточным для решения судом вопроса о мере пресечения в отношении обвиняемого на период рассмотрения уголовного дела судом.

Источник:

studme.org