Портал правовой информации

ограничение свободы завещания в римском праве

Описание

Необходимое наследование - Римское частное право (2013)

Необходимое наследование Развитие ограничений свободы завещательных распоряжений

256. Понятие необходимого наследования. Свобода завещательных распоряжений может столкнуться с интересами семьи наследодателя; может прийти в противоречие с воззрениями господствующего класса на социально целесообразное назначение имуществ после смерти их обладателей. Отсюда — мысль об ограничении свободы завещаний, практическим выражением которой служит институт необходимого наследования.

Признав уже в древнейшее время принцип свободы завещания, римское право в то же время создало и институт необходимого наследования.

257. Ограничения свободы завещательных распоряжений в древнейшем римском праве. Древнейшее ограничение свободы завещательных распоряжений заключалось в том, что sui heredes, которые, как уже сказано, и при жизни paterfamilias признавались как бы общими с ним собственниками его имущества, должны были быть или назначены наследниками, или лишены наследства прямым распоряжением наследодателя. Наследодатель должен был их aut instituere aut exheredare. Назначение постороннего наследника при умолчании о sui heredes не допускалось. Filius familiae должен был быть исключен nominatim: Titius filius mens exheres esto. Остальные — дочери, внуки — могли быть исключены и общей фразой — inter ceteros (Гай. 2. 127. 128). Если эти требования не были соблюдены, завещание было недействительно, полностью или отчасти. Оно было недействительно полностью, если praeteritio, т.е. умолчание, касалось filius familiae. Оно было недействительно отчасти, если praeteritio была допущена в отношении кого-либо из других sui heredes: обойденный участвовал в наследовании вместе с наследниками, назначенными в завещании, получая свою законную долю (pars viriUs), если назначенный наследник также принадлежал к числу sui, и половину наследства, если наследником было назначено постороннее лицо.

258. Ограничения но преторскому праву. Преторский эдикт расширил это ограничение; по преторскому праву прямая exheredatio требовалась для всех Uberi, в том числе и эманципированных, причем для всех Uberi мужского пола должна была делаться nominatim, для женщин допускалось exheredatio inter ceteros. При несоблюдении этих правил Uberi получали bonorum possessio в размере своих законных долей. Однако те, которые были эксгередированы при praeteritio других, оставались эксгередированными.

По законодательству Юстиниана exheredatio, так же как и institutio heredis, могла быть совершена в любых выражениях, но все нисходящие должны были эксгередироваться nominatim.

259. обязательная доля. Соблюдение изложенных правил не давало, однако, гарантий интересов наследников по закону в смысле получения какой-либо доли в наследстве. Поэтому в конце республики, когда устои семьи значительно ослабли, сделаны были первые шаги в этом направлении. Центумвиральный суд, рассматривавший споры о наследствах, может быть, под влиянием греческой практики, стал считать завещания, в которых ближайшие родственники устранялись от наследования, хотя бы и путем формально правильной exheredatio, составленными в не совсем здравом уме и, следовательно, не имеющими силы. Такое завещание признавалось нарушающим естественные родственные обязанности и называлось inofficiosum. Вследствие этого иски о наследстве (petitio hereditatis) со стороны обойденных наследников удовлетворялись, как если бы не было вовсе наследников, назначенных в завещании.

Ввиду того, что petitio hereditatis могла быть предъявлена только цивильными наследниками, для эманципированных детей устанавливался в период империи другой порядок: им разрешалось жаловаться магистрату extra ordinem на устранение их от наследования. Со временем, когда центумвиральный суд отпал, а extraordinaria cognitio стала нормальной формой гражданского процесса, такая жалоба — querela inofficiosi testamenti стала единственным средством защиты интересов ближайших наследников. Постепенно оно приобрело такие основные черты: querela inofficiosi testamenti могла предъявляться нисходящими и восходящими завещателя, а также его братьями или сестрами, если им была предпочтена persona turpis (п. 127). Для того чтобы завещание не могло быть опорочено, каждому из необходимых наследников должно было быть оставлено не менее 1 /4 того, что ему причиталось бы при наследовании по закону. Эта доля, portio debita могла быть оставлена не только путем назначения наследником в ней, но и путем установления легата.

Если portio debita не была назначена, то обойденный наследник мог требовать выдачи ему не этой portio, а того, что причиталось бы обойденному при наследовании по закону. Юстиниан в новелле 18 повысил размер portio debita до 1/2 доли, которая по закону причиталась бы каждому данному наследнику, если эта доля была меньше 1/4 всего наследства, и до 1/3, если эта доля была больше. Кроме того, было установлено, что только полное устранение необходимого наследника от наследования влекло за собой право предъявить querela inofficiosi testamenti; если же оставленное наследнику имущество было меньше его portio debita, то наследник имел только право требовать дополнения его доли до размеров portio debita, но не уничтожения завещания.

Необходимое наследование в праве Юстиниана

260. Ввиду сложности правил о необходимом наследовании Юстиниан сделал попытку их упростить. Согласно новелле 118 необходимыми наследниками стали признаваться восходящие и нисходящие; portio debita могла предоставляться этим необходимым наследникам в любой форме, хотя бы, например, и в форме дарения при жизни наследодателя. Однако в какой-либо части portio debita они должны были назначаться наследниками Это был honor institutionis, который мог, однако, принести необходимому наследнику и существенную имущественную выгоду в случаях, когда действовало ius adcrescendi (п. 265). Exheredatio и лишение portio debita могли иметь место лишь по основаниям, точно перечисленным в законе как для восходящих, так и для нисходящих.

Источник:

be5.biz

Другие статьи

Древнейшее ограничение свободы завещательных распоряжений заключалось в том, что sui heredes, которые, как уже сказано, и при жизни paterfamilias приз

257. Ограничения свободы завещательных распоряжений в древнейшем римском праве

257. Ограничения свободы завещательных распоряжений в древнейшем римском праве. Древнейшее ограничение свободы завещательных распоря­жений заключалось в том, что sui heredes , которые, как уже сказано, и при жизни paterfamilias признавались как бы общими с ним собственниками его имущества, должны были быть или назначены наследниками или лишены наследства прямым распоряжением наследодателя. Наследодатель должен был их aut instituere aut exheredare . Назначение постороннего наследника при умолчании о sui heredes не допускалось. Filius familiae должен был быть ис ­ ключен nominatim: Titius filius meus exheres esto. Остальные — дочери, вну­ки — могли быть исключены и общей фразой — inter ceteros (Гай. 2.127,128). Если эти требования не были соблюдены, завещание было недействительно, полностью или отчасти. Оно было недействительно полностью, если praeteritio , т.е. умолчание, касалось filius familiae . Оно было недействительно отчас­ти, если praeteritio была допущена в отношении кого-либо из других sui here ­ des : обойденный участвовал в наследовании вместе с наследниками, назначенными в завещании, получая свою законную долю ( pars virilis ), если назначенный наследник также принадлежал к числу sui, и половину наслед­ства, если наследником было назначено постороннее лицо.

Гай — и это особенно важно для нашей темы — специально подчеркивает, что «само это право свойственно только римским гражданам» и что «этим способом .

Не будет преувеличением сказать, что и сам Гай видел римское право находящимся в постоянном движении, . Глава I. ИСТОЧНИКИ ПО ИСТОРИИ ДРЕВНЕГО РИМА .

Но упомянутое выше изобилие регулируемых римским правом вопросов, связанных с рабством, требует от нас . Глава I. ИСТОЧНИКИ ПО ИСТОРИИ ДРЕВНЕГО РИМА .

Культура древнего Рима. Европа. Глава третья. Римское право . Часто считают, что уже в те древней-шло времена в Риме существовала полная частная .

Гай — и это особенно важно для нашей темы — специально подчеркивает, что «само это право свойственно только римским гражданам».

У новых народов, усвоивших римское право, римский институт П. (дотальная система) столкнулся с германским началом общности имуществ у. .

Лишение наследства прежде совсем не допускалось, но мало-помалу начало входить в жизнь под римским влиянием и допускалось в римским правом .

Римское право , однако, допускало П. наследства в силу призвания для "домашних наследников" (heredes domestici, т. е. агнаты, стоявшие под .

Византия сохраняет доставшийся ей от Рима сакральный образ Власти. Римское право сохраняется и модифицируется. Однако византийская законность .

Источник:

bibliotekar.ru

Понятие свободы завещание и способы ее ограничения - Завещание как сделка в наследственном праве России

ограничение свободы завещания в римском праве Понятие свободы завещание и способы ее ограничения

Право распорядиться имуществом на случай смерти с помощью завещания воплощает в себе один из важнейших принципов наследственного права - принцип свободы завещания, который в свою очередь, проистекает из общих принципов гражданского права - принципов дозволительной направленности и диспозитивности гражданско-правового регулирования. На разных этапах исторического развития общества отношение к признанию за лицом свободы завещания в России существенно менялось. Возможности и границы завещательных распоряжений зависели от состояния и развития общества, от общественных интересов на данный момент.

В содержание современного принципа свободы завещания включаются следующие возможности:

а) право завещать любое имущество;

б) право завещать имущество любым лицам;

в) право любым образом определить доли наследников в наследстве;

г) право лишить наследства любого из наследников по закону либо всех наследников по закону одновременно;

д) право включить в завещание иные завещательные распоряжения, предусмотренные ГК РФ;

е) право изменить или отменить завещание.

Данные возможности завещатель вправе использовать по своему усмотрению. То есть воля завещателя должна формироваться свободно. В противном случае это грозит образованию пороков завещания как сделки и тем самым создаст предпосылки для признания его недействительным.

Необходимо отметить, что, как и любой принцип, свобода завещания не может быть неограниченной. Свобода завещания имеет ряд ограничений. Во-первых, несмотря на сформулированный еще римским правом принцип - «Воля умершего - закон», данная воля, как указывалось выше, не должна противоречить действующему законодательству. Во-вторых, она не должна ограничивать гарантированные Конституцией РФ права и свободы человека и гражданина.

Ограничением данного принципа являются также правила ГК РФ об обязательной доле в наследстве. Следует признать, что правила об обязательной доле представляют собой возложение на наследодателя обязанности по материальному содержанию определенных лиц. Тем самым государство перекладывает на наследодателя свои социальные обязанности перед малоимущими слоями населения. Однако это, на наш взгляд, не во всех случаях должно быть оценено негативно. Как правило, к числу таких лиц отнесены близкие родственники наследодателя и те лица, которым он оказывал материальную помощь при жизни. Взяв на себя ответственность за этих лиц при жизни, наследодатель должен нести ее и в дальнейшем, не лишая их материальной поддержки и в случае своей смерти, поскольку они не признаны недостойными.

Говоря о позитивном содержании принципа свободы завещания, необходимо отметить, что в качестве общего правила закон закрепляет положение о том, что завещатель вправе включить в завещание любые предусмотренные ГК РФ завещательные распоряжения (как основные - передача имущества по наследству, так и дополнительные - завещательный отказ, завещательное возложение и т.п.). При этом завещатель может в любое время изменить или отменить указанные завещательные распоряжения, поскольку они приобретают юридическую силу только после смерти завещателя.

Основные завещательные распоряжения могут быть поделены на две группы. Во-первых, это распоряжение имуществом посредством указания в завещании конкретных наследников и имущества, переходящего к ним по наследству (положительные завещательные распоряжения). Во-вторых, это лишение наследства наследников по закону (отрицательные завещательные распоряжения).

Лишение наследников наследства будет иметь надлежащий правовой эффект только в том случае, если завещатель назовет в завещании наследника (или наследников) по закону, которого (которых) он лишает наследства. В юридической литературе встречается точка зрения о том, что лишить наследства можно и посредством умолчания о наследнике.

Так, например, Т.И. Зайцева предлагает делить способы лишения наследства на две группы: прямое лишение и косвенное лишение наследства. Отличие этих двух способов усматривается автором в том, что в первом случае в завещании прямо указывается, кого именно из наследников наследодатель лишает наследства, а во втором случае завещатель попросту умалчивает в завещании о ком-либо из наследников, распределяя принадлежащее ему имущество между другими наследниками Зайцева Т.И. Указ. соч. - С. 36..

Такой подход, на наш взгляд, не совсем соответствует положениям ст. 1119 ГК РФ, поскольку косвенный способ лишения наследства, по существу, пересекается с положительным завещательным распоряжением и не соответствует телеологической направленности волеизъявления завещателя. Кроме того, необходимо согласиться с Н.Н. Аверченко в том, что «умолчание о наследнике в завещании - не самый эффективный способ устранения от наследования, так как приведет к желаемому результату лишь при условии, что все имущество наследодателя завещано и принято наследниками по завещанию» Аверченко Н.Н. Указ. соч. - С. 63..

В п. 2 ст. 1119 ГК РФ закреплено правило, которое касается тайны завещания и корреспондирует с правилами ст. 1123 ГК РФ. Завещателю с момента совершения завещания принадлежит личное неимущественное право на сохранение своего завещания в тайне, с которым корреспондирует обязанность всех третьих лиц воздерживаться от раскрытия тайны завещания. Статья 1121 ГК РФ раскрывает содержание принципа свободы завещания в части назначения и подназначения завещателем наследников. Как известно, завещатель может завещать свое имущество любым лицам, не нарушая при этом прав необходимых наследников (лиц, имеющих право на обязательную долю в наследстве). Прерогативой завещателя является выбор того, кому он планирует передать имущество после своей смерти. Завещатель может выбрать как лиц, входящих в круг наследников по закону той или иной очереди, так и лиц, в круг таких наследников не входящих. Особое значение такая возможность приобретает в тех случаях, когда наиболее тесные и интимные связи у наследодателя возникают с лицами, которых закон к наследникам не относит (например, при фактических брачных отношениях). Необходимо отметить, что положения п. 1 ст. 1121 ГК РФ, конкретизируя нормы ст. 1119 ГК РФ, имеют не только декларативное значение, но и предоставляют потенциальному завещателю ориентир при составлении завещания. Не отменяя значения указанных положений, полагаем, что более важными с точки зрения регулятивной составляющей являются положения п. 2 ст. 1121 ГК РФ, закрепляющие механизм определения многозвенной цепочки наследников, назначаемых и подназначаемых в завещании. В п. 2 ст. 1121 ГК РФ содержится алгоритм определения завещателем тех лиц, к которым его имущество должно перейти. Переход этот будет осуществляться (если завещатель воспользуется предоставленной ему возможностью) по юридической цепочке, где каждый последующий подназначенный наследник заменяет собой «слабое звено», того наследника, который по тем или иным причинам наследство принять не в состоянии.

Как отмечает Н.Н. Аверченко, «обычно подназначение наследника осуществляется в ситуации, когда завещатель не вполне уверен, что указанный им в завещании наследник переживет его и примет наследство; при этом есть второе лицо, которому завещатель желает оставить имущество, но не решается сделать это в приоритетном порядке» Аверченко Н.Н. Указ. соч. - С. 68.. При этом «запасной» наследник может быть подназначен как основному (приоритетному) наследнику по завещанию, так и наследнику по закону. Необходимо согласиться с Т.И. Зайцевой в том, что «при совершении завещания с подназначением наследника в расчете на какое-то одно основание или несколько оснований, но не на все основания, очевидно, целесообразно оговаривать, что по остальным основаниям наследник не подназначается» Зайцева Т.И. Указ. соч. - С. 42..

В том случае, если завещатель не воспользуется возможностями, предоставленными указанным пунктом, сработают юридические конструкции, восполняющие отсутствие соответствующего волеизъявления наследодателя. К таким юридическим конструкциям относятся, в частности, конструкции, закрепленные в ст. 1146 (наследование по праву представления), ст. 1156 (переход права на принятие наследства (наследственная трансмиссия)), ст. 1161 (приращение наследственных долей). Статья 1122 ГК РФ посвящена вопросам определения долей наследников в завещанном имуществе. С определенной долей условности можно утверждать, что в ней заложен механизм определения долей в имуществе, которое было завещано без указания того, какая доля и какому наследнику принадлежит, а также с нарушением требований о наследовании неделимых вещей. Правило п. 1 ст. 1122 ГК РФ основывается на принципе равенства долей сособственников при невозможности их определения (п. 1 ст. 245 ГК РФ). В том случае, если завещатель указал в завещании, что он оставляет имущество нескольким наследникам, при этом не уточнив размер доли каждого, срабатывает правило п. 1 ст. 1122 ГК РФ.

Например, если А - наследодатель составил завещание, указав в последнем, что он оставляет все свое имущество своему сыну - Б, своей племяннице - В и своей супруге - Г, то согласно положениям комментируемого пункта будет считаться, что имущество завещано указанным лицам в равных долях. Таким образом, каждому из наследников по завещанию будет принадлежать по 1/3 доле в праве на завещанное имущество.

В п. 2 ст. 1122 ГК РФ закреплено правило, которое рассчитано на случаи, когда завещатель по тем или иным причинам недостаточно грамотно составляет завещание, включая в него распоряжения о передаче каждому из наследников части вещи, которая является неделимой. В связи с наличием такого дефекта (нужно признать, незначительного) после открытия наследства часто возникает вопрос, признавать ли такое завещание в соответствующей части недействительным или сохранить юридическую силу завещания, подправив его (на основании закона) таким образом, что волеизъявление завещателя остается нетронутым. В комментируемом пункте, как абсолютно точно отмечает Т.И. Зайцева, «законодателем предпринята попытка адаптировать подобное недостаточно квалифицированно составленное завещание с тем, чтобы, не признавая его недействительным, как-то поправить положение и разрешить ситуацию» Зайцева Т.И. Указ. соч. - С. 43..

Согласно абз. 1 п. 2 ст. 1122 ГК РФ указание в завещании на части неделимой вещи, предназначенные каждому из наследников в натуре, не влечет за собой недействительность завещания. В этом случае срабатывает механизм выправления этой части завещания и волеизъявление завещателя должно толковаться как установление завещателем общей долевой собственности для наследников на такую вещь. Доли же должны в этом случае определяться пропорционально стоимости завещанной части соответствующей вещи.

Так, если завещатель указал в завещании, что наследнику - А переходит одна комната в жилом доме, принадлежащем завещателю, а наследнику - Б две комнаты в этом же жилом доме, то определение долей должно осуществляться согласно следующему алгоритму. Во-первых, необходимо определить стоимость всего жилого дома. Во-вторых, необходимо определить площадь жилого дома и площадь каждой комнаты в отдельности. В-третьих, необходимо определить стоимость одного квадратного метра данного жилого дома. В-четвертых, необходимо определить стоимость комнаты, завещанной наследнику А, и стоимость комнаты, завещанной наследнику Б. В-пятых, необходимо определить размер доли каждого из наследников. Что касается порядка пользования наследниками неделимой вещью, то он устанавливается в соответствии с волеизъявлением завещателя о передаче частей неделимой вещи наследникам. То есть волеизъявление завещателя о передаче наследникам конкретных частей неделимой вещи в натуре должно быть истолковано, по мнению законодателя, как предоставление этих частей в пользование наследникам.

Таким образом, свобода завещания позволяет учесть завещателю особенности своего мировоззрения, соблюдая при этом общие принципы и положения ГК РФ. Завещание предоставляет лицу возможность использовать законный порядок наследования и изменять его по своему усмотрению в соответствии со своими интересами. Данное обстоятельство свидетельствует о возможности учета особенностей наследования для каждого индивида. В современном российском законодательстве нет необходимости учитывать особенности того или иного региона в правовом регулировании наследования, так как цель создания условий для соблюдения нравственных особенностей индивидов в данной области достигнута.

При этом, согласно п. 3 ст. 1165 ГК РФ при разделе наследства наследники по общему согласию вправе применить любой раздел, даже не соответствующий воле завещателя, и, следовательно, учесть «близкие себе обычаи», а в случае несогласия кого-либо из них, он вправе настаивать на гарантированном законодательством наследовании.

Источник:

studbooks.net

Ограничение свободы завещания в римском праве

ограничение свободы завещания в римском праве

Глава 21. НЕОБХОДИМОЕ НАСЛЕДОВАНИЕ в римском праве

256. Понятие необходимого наследования. Свобода завещательных рас­поряжений может столкнуться с интересами семьи наследодателя; может притти в противоречие с воззрениями господствующего класса на социально целесообразное назначение имуществ после смерти их обладателей. Отсю­да — мысль об ограничении свободы завещаний, практическим выражением которой служит институт необходимого наследования.

Признав уже в древнейшее время принцип свободы завещания, римское право в то же время создало и институт необходимого наследования.

257. Ограничения свободы завещательных распоряжений в древнейшем римском праве. Древнейшее ограничение свободы завещательных распоря­жений заключалось в том, что sui heredes , которые, как уже сказано, и при жизни paterfamilias признавались как бы общими с ним собственниками его имущества, должны были быть или назначены наследниками или лишены наследства прямым распоряжением наследодателя. Наследодатель должен был их aut instituere aut exheredare . Назначение постороннего наследника при умолчании о sui heredes не допускалось. Filius familiae должен был быть ис­ключен nominatim : Titius filius meus exheres esto . Остальные — дочери, вну­ки — могли быть исключены и общей фразой — inter ceteros (Гай. 2.127,128). Если эти требования не были соблюдены, завещание было недействительно, полностью или отчасти. Оно было недействительно полностью, если praeteritio , т.е. умолчание, касалось filius familiae . Оно было недействительно отчас­ти, если praeteritio была допущена в отношении кого-либо из других sui here ­ des : обойденный участвовал в наследовании вместе с наследниками, назначенными в завещании, получая свою законную долю ( pars virilis ), если назначенный наследник также принадлежал к числу sui, и половину наслед­ства, если наследником было назначено постороннее лицо.

258. Ограничения по преторскому праву. Преторский эдикт расширил это ограничение; по преторскому праву прямая exheredatio требовалась для всех liberi , в том числе и эманципированных, причем для всех liberi мужского по­ла должна была делаться nominatim , для женщин допускалось exheredatio inter ceteros . При несоблюдении этих правил tiberi получали bonorum possessio в размере своих законных долей. Однако те, которые были эксгередированы при praeteritio других, оставались эксгередированными.

По законодательству Юстиниана exheredatio , так же, как и institutio heredis , могла быть совершена в любых выражениях, но все нисходящие должны были эксгередироваться nominatim .

259. Обязательная доля. Соблюдение изложенных правил не давало, од­нако, гарантий интересов наследников по закону в смысле получения какой-либо доли в наследстве. Поэтому, в конце республики, когда устои семьи зна­чительно ослабли, сделаны были первые шаги в этом направлении. Центумвиральный суд, рассматривавший споры о наследствах, может быть под влиянием греческой практики, стал считать завещания, в которых бли­жайшие родственники устранялись от наследовании, хотя бы и путем фор­мально правильной exheredatio , составленными в не совсем здравом уме и, следовательно, не имеющими силы. Такое завещание признавалось наруша­ющим естественные родственные обязанности и называлось inofficiosum . Вследствие этого иски о наследстве ( petitio hereditatis ) со стороны обойден­ных наследников, удовлетворялись, как если бы не было вовсе наследников, назначенных в завещании.

Ввиду того, что petitio hereditatis могла быть предъявлена только цивильны­ми наследниками, для эманципированных детей устанавливался в период им­перии другой порядок: им разрешалось жаловаться магистрату extra ordinem на устранение их от наследования. Со временем, когда центумвиральный суд от­пал, a extraordinaria cognitio стала нормальной формой гражданского процесса, такая жалоба — querela inofficiosi testamenti стала единственным средством за­щиты интересов ближайших наследников. Постепенно оно приобрело такие основные черты: querela inofficiosi testamenti могла предъявляться нисходящи­ми и восходящими завещателя, а также его братьями или сестрами, если им была предпочтена persona turpis (п. 127). Для того, чтобы завещание не могло быть опорочено, каждому из необходимых наследников должно было быть ос­тавлено не менее 1/4 того, что ему причиталось бы при наследовании по зако­ну. Эта доля, portio debita могла быть оставлена не только путем назначения наследником в ней, но и путем установления легата.

Если portio debita не была назначена, то обойденный наследник мог тре­бовать выдачи ему не этой portio , а того, что причиталось бы обойденному при наследовании по закону. Юстиниан в новелле 18 повысил размер portio debita до 1/2 доли, которая по закону причиталась бы каждому данному на­следнику, если эта доля была меньше 1/4 всего наследства, и до 1/3, если эта доля была больше. Кроме того, было установлено, что только полное устра­нение необходимого наследника от наследования влекло за собою право предъявить querela inofficiosi testamenti ; если же оставленное наследнику имущество было меньше его portio debita , то наследник имел только право требовать дополнения его доли до размеров portio debita , но не уничтожения завещания.

§ 86. Необходимое наследование в праве Юстиниана

260. Ввиду сложности правил о необходимом наследовании, Юстиниан сделал попытку их упростить. Согласно новелле 118 необходимыми наслед­никами стали признаваться восходящие и нисходящие; portio debita могла предоставляться этим необходимым наследникам в любой форме, хотя бы, например, и в форме дарения при жизни наследодателя. Однако в какой-ли­бо части portio debita они должны были назначаться наследниками. Это был honor institutionis , который мог, однако, принести необходимому наследнику и существенную имущественную выгоду в случаях, когда действовало ius adcrescendi (п. 265). Exheredatio и лишение portio debita могли иметь место лишь по основаниям, точно перечисленным в законе как для восходящих, так и для нисходящих.

Источник:

sinref.ru