Портал правовой информации

допрос после возбуждения уголовного дела

Категория: Уголовный юрист

Описание

Допрос до возбуждения уголовного дела

Правомерен ли допрос до возбуждения уголовного дела?

Допрос – это устные объяснения, высказывания, сообщения, полученные при диалоге с лицами, подозреваемыми в преступлении. Стратегия ведения допроса выбирается следователем самостоятельно, место допроса определяется как участок полиции (палата больницы, тюремная камера), а цель допроса – найти доказательства вины, раскрыть некоторые детали и других участников злого умысла.

Подозреваемое лицо приглашается на допрос при получении специальной Повестки о приглашении на допрос. Причем на допрос могут быть приглашены, как несовершеннолетние, так и совершеннолетние лица. Повестка приходит по адресу подозреваемого сразу после инициирования уголовного дела. Таким образом, допрос до возбуждения уголовного дела неправомерен.

Любые следственные действия должны быть законны, подписаны руководителем следствия и одобрены прокурором. Если допрос производится без соответствующих документов, то этот факт рассматривается как нарушение прав и свобод гражданина РФ.

Даже в допросе, оформленном правильно, должен соблюдаться ряд условий. Во-первых, он не может длиться больше чем 4 часа. Во-вторых, обвиняемому лицу нельзя задавать вопросы, на которые уже содержится ответ в самом вопросительном предложении. В-третьих, обвиняемый имеет право не подписывать протокол (в данном случае ему предлагают письменно разъяснить причины отказа). В-четвертых, обвиняемый может и даже должен приходить на допрос со своим адвокатом.

Где найти грамотного адвоката, который способен защитить своего клиента от нападок лиц при исполнении? – Просто обратитесь к нам. У нас работают адвокаты, которые имеют опыт работы на допросах. Они объяснят, как отвечать на вопросы, что и как говорить. Позаботьтесь о своей репутации до начала судебных заседаний.

Источник:

opravprig.ru

Другие статьи

Комментарий к ст

Комментарий к ст. 189 УПК РФ

1. В ч. 1 коммент. ст. закреплен ряд процессуальных гарантий соблюдения прав и обязанностей допрашиваемых участников уголовного процесса.

2. Допрос, о котором идет речь в коммент. ст., содержит основные правила не только допроса свидетеля, но и общие требования к порядку производства, а равно протоколирования иных видов допроса.

3. Допрос же свидетеля - это следственное действие, в ходе которого следователем (дознавателем и др.) в строгом соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства осуществляется процесс заслушивания устной речи (показаний) свидетеля, результаты которого фиксируются в соответствующем протоколе допроса.

4. Фактическим основанием допроса свидетеля являются данные о том, что лицу может быть что-либо известно об обстоятельствах, имеющих отношение к уголовному делу. Среди таких данных может быть как оперативно-розыскная, так любая иная информация.

5. Юридическое основание допроса свидетеля - вызов (привод) лица на допрос либо предложение (разрешение) таковому дать показания.

6. Допрос возможен только после возбуждения уголовного дела.

7. Допрос, о котором упоминается в коммент. ст., - это не любой допрос, а лишь допрос на стадии предварительного расследования. Допрос же возможен и на судебных стадиях.

8. Допрос как осуществляемое на стадии предварительного расследования следственное действие начинается с первых вопросов, задаваемых допрашиваемому лицу и касающихся его фамилии, имени и отчества. Получение этих сведений является важной частью допроса как следственного действия. Именно указанное значение понятия "допрос" использовано законодателем в ч. ч. 4 и 5 коммент. ст.

9. Когда же анализу подвергается ч. 1 коммент. ст. и словосочетание "перед допросом", в термин "допрос" закон вкладывает несколько иной смысл. В данной части коммент. ст. законодатель понятие "допрос" употребил в более узком значении данного термина - в значении деятельности по получению показаний от допрашиваемого лица, касающихся лишь обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. Поэтому словосочетание "перед допросом" рекомендуется трактовать как указание на момент, предшествующий даче допрашиваемым лицом показаний, которые могут иметь отношение к предмету доказывания по расследуемому уголовному делу. Перед тем как приступить к этой части рассматриваемого следственного действия, следователю (дознавателю и др.) предписано выполнить требования, предусмотренные ч. 5 ст. 164 УПК.

10. Если у следователя (дознавателя и др.) возникло сомнение в том, что допрашиваемое лицо владеет языком, на котором ведется производство по уголовному делу, у следователя (дознавателя и др.) появляется обязанность выяснить, на каком языке допрашиваемое лицо желает давать показания, и предоставить ему возможность пользоваться помощью переводчика. Причем у следователя (дознавателя и др.) сомнение должно возникнуть в каждом случае, когда имеется хоть малейшая вероятность того, что допрашиваемое лицо не владеет языком, на котором ведется производство по уголовному делу. Наличие такой вероятности может быть подтверждено как соответствующим заявлением допрашиваемого (его адвоката, законного представителя, представителя и др.), так и содержанием его устной речи (формой изложения допрашиваемым своих показаний, акцентом), а также его национальностью, гражданством и местом постоянного жительства за пределами нашего государства.

11. Из данного суждения вытекает по меньшей мере три правила:

1) если допрашиваемое лицо (его адвокат, законный представитель, представитель и др.) утверждает, что оно недостаточно знает язык, на котором ведется производство по уголовному делу, то следователь (дознаватель и др.) обязан выяснить у него, на каком языке оно желает давать показания;

2) когда допрашиваемое лицо утверждает, что оно владеет языком, на котором ведется производство по уголовному делу, но у следователя (дознавателя и др.) все равно возникают сомнения по поводу того, владеет ли оно языком, на котором ведется производство по уголовному делу, то следователь (дознаватель и др.) также выясняет, на каком языке допрашиваемое лицо желает давать показания;

3) следователь (дознаватель и др.) не обязан выяснять, на каком языке допрашиваемое лицо желает давать показания, когда ни от кого не поступило соответствующего заявления, а анкетные данные и устная речь допрашиваемого лица не дает оснований предположить, что последний не владеет языком, на котором ведется производство по уголовному делу.

12. Любое ограничение прав обвиняемого или подсудимого, обусловленное незнанием ими языка, на котором ведется судопроизводство, и необеспечение этим лицам возможности пользоваться в любой стадии уголовного процесса родным языком является нарушением норм уголовно-процессуального закона, которое может повлечь отмену приговора .

См.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 июня 1978 г. N 5 "О практике применения судами законов, обеспечивающих обвиняемому право на защиту" // Там же. С. 137.

13. Допрашиваемое лицо может владеть или не владеть языком, на котором ведется производство по уголовному делу. Владеет таким языком тот из допрашиваемых, кто не только правильно понимает смысл и дословное содержание как задаваемых ему вопросов, так и каждого слова, из которых вопрос состоит, но и способен на этом же языке правильно выразить свою мысль.

14. Допрашиваемый может быть неграмотным. В этом случае он не сможет самостоятельно ознакомиться с содержанием протокола допроса. Данное обстоятельство тем не менее не наделяет его статусом лица, не владеющего языком, на котором ведется производство по уголовному делу. Содержание протокола допроса ему будет зачитано следователем (дознавателем и др.) или иным участником допроса, переводчик в такой ситуации не нужен.

15. Давать показания лицо начинает, как только после прихода по вызову на допрос (после явки должностного лица, осуществляющего предварительное расследование, в место, где лицо находится и будет допрошено) следователь (дознаватель и др.) у него спросил фамилию, имя и т.п.; с этого момента лицо становится допрашиваемым, и у него появляется право заявить ходатайство о:

- даче показаний на родном языке или языке, которым он владеет (ч. 1 ст. 189 УПК);

- фиксации всего хода допроса (а не его части, продолжающейся после начала допроса по существу) путем фотографирования, аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки (ч. 4 ст. 189 УПК).

16. Если свидетель (специалист) вызван в определенное место и время для производства допроса, и следователь (дознаватель и др.) в этом месте и в это время приступил к реализации предписаний, закрепленных в ч. 1 ст. 189 и ч. 5 ст. 164 УПК (удостоверился в личности явившегося), допрос начат, а лицо, у которого спросили фамилию, имя и т.п., начало давать показания и соответственно стало допрашиваемым со всеми вытекающими из этого обстоятельства следствиями. Если следователь (дознаватель и др.) не объявил перерыва, то допрос продолжается и тогда, когда допрашиваемый сидит в коридоре. Через 4 часа он имеет право на перерыв и т.п. Применительно же к содержанию коммент. ст. у него появляется право заявить ходатайство о применении видеозаписи хода допроса. После такого ходатайства свидетель долго в коридоре сидеть не будет. Даже если ходатайство не будет удовлетворено, у допрашиваемого появится право отразить свое ходатайство в протоколе допроса, описать ход допроса, включая то, что в ходе допроса его продержали в коридоре несколько часов и т.п. Все это будет способствовать соблюдению прав и законных интересов вовлеченных в сферу уголовного процесса граждан. Это не дополнительная, а закрепленная в УПК действующая гарантия правового статуса свидетеля, специалиста и любого иного участника уголовного процесса, который может выступать в качестве допрашиваемого лица.

17. Исходя из содержания ч. 1 коммент. ст., выяснять, на каком языке допрашиваемое лицо желает давать показания, должен сам следователь (дознаватель и др.). Законодатель не урегулировал вопрос, какова должна быть форма такого выяснения. Поэтому любая из примененных следователем (дознавателем и др.) форм выяснения у допрашиваемого, на каком языке он желает давать показания, будет законной. Обычно же выяснение осуществляется в устной форме. Хотя, несомненно, допрашиваемому лицу может быть предложено отразить свою волю по заданному ему следователем (дознавателем и др.) вопросу в письменно оформленном заявлении (ходатайстве). В любом случае воля допрашиваемого по поводу того, на каком языке он желает давать показания, отражается в протоколе допроса. Письменное заявление (ходатайство), если таковое было подготовлено, к тому же приобщается к материалам уголовного дела.

18. Законодатель требует выяснения, на каком языке допрашиваемое лицо "желает" давать показания. Соответственно для соблюдения данного требования не столь важно, на каком языке, по мнению следователя (дознавателя и др.), допрашиваемое лицо может осознаннее давать показания. Главное - это воля самого допрашиваемого. Ему законодатель предоставил право решать, на каком языке он хочет и соответственно на каком языке ему следует предоставить возможность давать показания.

19. Часть 2 коммент. ст. закрепила в себе запрет задавать наводящие вопросы и свободу следователя (дознавателя и др.) в выборе тактических приемов при осуществляемом им допросе.

20. Никто из участвующих в допросе лиц не вправе задавать наводящие вопросы.

21. Наводящими следует считать вопросы, в содержании которых присутствует вариант ответа либо сам ответ. "Строго говоря, наводящим является всякий вопрос, на который может быть дан ответ "да" или "нет", поскольку вся информация уже "заготовлена" в вопросе допрашивающего лица, и ее остается лишь подтвердить или опровергнуть" .

Аналогичным образом понятие "наводящий вопрос" характеризуют и другие ученые. См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (новая редакция). С. 342; и др.

Смирнов А.В. Уголовный процесс: Учебник. 2004. С. 412.

22. И еще об одном моменте применительно к институту запрета наводящих вопросов. Наводящими могут быть не только вопросы, содержание которых прямо закреплено в протоколе допроса. Содержание наводящего вопроса может быть и не отражено в протоколе допроса, между тем наличие такого вопроса позволяет ходатайствовать о признании протокола следственного действия и изложенных в нем показаний недопустимыми доказательствами. Недопустимым, к примеру, доказательством будет протокол допроса, содержание которого дословно перепечатано с данного на стадии возбуждения уголовного дела объяснения допрашиваемого. Следователь (дознаватель и др.) в такой типичной для некоторых органов дознания и предварительного следствия ситуации лишь уточняет, правильно ли он изложил обстоятельства происшествия в перепечатанном с объяснения протоколе допроса. Это наводящий вопрос. Юридическое значение данного протокола допроса ничтожно. Нарушение общих правил проведения допроса в указанной ситуации, а значит, недопустимость полученного в результате производства данного следственного действия доказательства, устанавливается путем сравнения текста объяснения и протокола допроса. Дословное их совпадение указывает на наличие нарушений в порядке получения показаний у допрашиваемого лица, а значит, и на их недопустимость.

23. Согласно ч. 2 ст. 190 УПК в протокол записываются все вопросы, в том числе и те, которые были отведены следователем (дознавателем и др.). Заданные допрашиваемому лицу вопросы должны фиксироваться в протоколе допроса по возможности дословно - так, как они были произнесены. В этом случае как минимум будет видно, что не был или же, напротив, был задан наводящий вопрос.

24. Часть 3 коммент. ст. предоставляет допрашиваемому лицу право пользоваться документами и записями, которые имеются у него и (или) у его представителя (законного представителя). Допрашиваемое лицо может пользоваться письменными документами (записями) не только в тех случаях, когда его показания относятся к каким-либо данным, которые трудно удержать в памяти, но и в других случаях. Закон не запрещает свидетелю в спокойной домашней обстановке вспомнить обстоятельства происшествия, о котором, как он считает, его будут допрашивать, и подготовиться к допросу.

25. Допрашиваемое лицо при допросе на стадии предварительного расследования не обязано просить разрешения использовать имеющиеся у него документы (записи). Между тем иногда документы (записи), которыми оно пользуется, бесспорно, содержат данные, которые, если бы допрашиваемое лицо было тем, за кого себя выдает, легко удержать в памяти. В этом случае следователь (дознаватель и др.) вправе учесть данное обстоятельство при оценке полученного доказательства (показаний допрашиваемого лица, протокола допроса).

26. Документы, о которых идет речь в ч. 3 коммент. ст., - это любые письменные или иной формы акты, содержащие сведения, которые могут иметь значение для уголовного дела. По своей правовой природе это могут быть документы, обладающие признаками как иных документов, о которых идет речь в ст. 84 УПК, так и вещественных доказательств, характеристика которых закреплена в ст. ст. 81, 82, ч. 8 ст. 186 УПК.

27. Документами, которыми допрашиваемое лицо вправе пользоваться в соответствии с правилами ч. 3 ст. 189 УПК, могут быть не только письменные акты, но и фото-, аудио-, видео-, а также другие документы.

28. Часть 4 коммент. ст. посвящена основным правилам применения в процессе допроса таких форм использования технических средств, коими являются фотографирование, аудио- и (или) видеозапись, а также киносъемка.

29. Фотографирование, аудио- и (или) видеозапись, киносъемка могут применяться при наличии в распоряжении следователя (дознавателя и др.) одного из двух перечисленных в ч. 4 ст. 189 УПК поводов:

- "инициативы следователя", то есть собственной инициативы следователя (дознавателя и др.);

- ходатайства допрашиваемого лица.

30. Исходя из содержания ч. 3 ст. 45, п. 8 ч. 1 ст. 53, п. 5 ч. 2 ст. 426 УПК, ходатайствовать о проведении фотографирования, аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки допрашиваемого лица вправе также представитель (законный представитель) потерпевшего, если допрашивается потерпевший, представитель (законный представитель, защитник) обвиняемого (подозреваемого), когда допрашиваемым лицом является обвиняемый (подозреваемый).

31. В п. п. 1 - 3 ч. 2 ст. 131, ч. 3 ст. 167, ч. 1 ст. 191, ч. 4 ст. 195, ч. ч. 4 и 7 ст. 280 УПК прямо упоминается о законном представителе свидетеля. Но, к сожалению, не определен круг его прав и обязанностей. Если исходить из общего подхода к статусу представителя, думается, и этот участник допроса вправе заявить ходатайство о проведении фотографирования, аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки допроса представляемого им свидетеля.

32. Фотографирование, аудио- и (или) видеозапись, киносъемка могут быть проведены как следователем (дознавателем и др.), так и иным лицом. Таковым обычно является специально приглашенный в этих целях специалист. Между тем в УПК нет прямого запрета осуществления указанных видов деятельности и иным, помимо допрашиваемого лица, участником следственного действия, например, экспертом.

33. Часть 4 коммент. ст. требует от следователя (дознавателя и др.) хранить при уголовном деле материалы производства фотографирования, аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки. Под материалами в данном случае понимаются получаемые в результате фотографирования, аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки носители могущей иметь отношение к уголовному делу информации. Обычно это фотографии (негативы, дискеты, флэш-карты, CD с файлами фотографий), аудиокассеты (дискеты и CD со звуковыми файлами), видеокассеты (CD, флэш-карты) и кинопленки.

34. Как только все следственные (процессуальные) действия по полному, всестороннему и объективному исследованию обстоятельств дела закончены и возникает необходимость принятия решения о дальнейшей судьбе уголовного дела, следователь (дознаватель и др.) должен обеспечить опечатывание хранящихся при уголовном деле материалов фотографирования, аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки. Если они не были помещены в конверт (пакет) ранее, это делается на этапе окончания предварительного расследования. Затем производится дальнейшая упаковка и опечатывание конверта (пакета) так, чтобы была обеспечена сохранность рассматриваемых материалов и возможность дальнейшего их использования.

35. В ч. 5 коммент. ст. закреплены основы правового статуса адвоката при допросе свидетеля (потерпевшего).

36. Под адвокатом, с которым на допрос может явиться свидетель (потерпевший), понимается адвокат по должности, с которым заключено соглашение о его участии в качестве адвоката данного конкретного доверителя на досудебных стадиях или же во всем уголовном судопроизводстве.

37. Приглашенному для участия в допросе свидетеля (потерпевшего) адвокату предоставлена возможность пользоваться правами, предусмотренными ч. 2 ст. 53 УПК. Соответственно, участвуя в таком допросе, он обладает правом:

- давать допрашиваемому в присутствии следователя (дознавателя и др.) краткие консультации;

- задавать с разрешения следователя (дознавателя и др.) вопросы допрашиваемым лицам;

- делать письменные замечания по поводу правильности и полноты записей в протоколе данного следственного действия;

- настаивать на том, чтобы его вопрос, даже если он следователем (дознавателем и др.) был отведен, был занесен в протокол допроса.

38. Адвокат вправе давать в присутствии следователя (дознавателя и др.) во время производства следственного действия своему доверителю краткие консультации по вопросам, касающимся предмета оказываемой им юридической помощи. В отличие от защитника он не вправе уединиться со свидетелем (потерпевшим) и проконсультировать его в отсутствие следователя (дознавателя и др.). У защитника же обвиняемого (подозреваемого), присутствующего при допросе, более широкий комплекс прав. Если защитник посчитает необходимым дать консультацию подзащитному в отсутствие следователя (дознавателя и др.), он может ходатайствовать о предоставлении ему возможности реализовать свое предусмотренное п. 1 ч. 1 ст. 53 и п. 9 ч. 4 ст. 47 УПК право на свидания с подзащитным.

39. См. также комментарий к ст. ст. 18, 53, 56, 72, 78, 79, 164, 279 УПК .

Более полный комментарий к настоящей статье см.: Рыжаков А.П. Общие требования к порядку производства допроса. Комментарий к ст. 189 УПК; Рыжаков А.П. Допрос: основания и порядок производства: Научно-практическое руководство. Ростов-на-Дону: Феникс, 2006. С. 76 - 125.

Уголовно-процессуальный кодекс

УЧАСТНИКИ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА

ДОКАЗАТЕЛЬСТВА И ДОКАЗЫВАНИЕ

МЕРЫ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРИНУЖДЕНИЯ

ХОДАТАЙСТВА И ЖАЛОБЫ

ВОЗБУЖДЕНИЕ УГОЛОВНОГО ДЕЛА

ПРОИЗВОДСТВО В СУДЕ ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ

ОСОБЫЙ ПОРЯДОК СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА

ОСОБЕННОСТИ ПРОИЗВОДСТВА У МИРОВОГО СУДЬИ

ОСОБЕННОСТИ ПРОИЗВОДСТВА В СУДЕ С УЧАСТИЕМ ПРИСЯЖНЫХ ЗАСЕДАТЕЛЕЙ

ПРОИЗВОДСТВО В СУДЕ ВТОРОЙ ИНСТАНЦИИ

ПЕРЕСМОТР ВСТУПИВШИХ В ЗАКОННУЮ СИЛУ ПРИГОВОРОВ, ОПРЕДЕЛЕНИЙ И ПОСТАНОВЛЕНИЙ СУДА

ОСОБЕННОСТИ ПРОИЗВОДСТВА ПО ОТДЕЛЬНЫМ КАТЕГОРИЯМ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ

ОСОБЕННОСТИ ПРОИЗВОДСТВА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ В ОТНОШЕНИИ ОТДЕЛЬНЫХ КАТЕГОРИЙ ЛИЦ

ПОРЯДОК ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ СУДОВ, ПРОКУРОРОВ, СЛЕДОВАТЕЛЕЙ И ОРГАНОВ ДОЗНАНИЯ С СООТВЕТСТВУЮЩИМИ КОМПЕТЕНТНЫМИ ОРГАНАМИ И ДОЛЖНОСТНЫМИ ЛИЦАМИ ИНОСТРАННЫХ ГОСУДАРСТВ И МЕЖДУНАРОДНЫМИ ОРГАНИЗАЦИЯМИ

ПРИМЕНЕНИЕ БЛАНКОВ ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ ДОКУМЕНТОВ

Источник:

upkrf.com

Допрос после возбуждения уголовного дела

2.3.4. ДОПРОС ПОДОЗРЕВАЕМОГО И ОБВИНЯЕМОГО.

Нередко уже из первичных материалов видно, что существенный вред был причинен вследствие тех или иных незаконных действий или бездействия должностного лица. В этом случае допрос подозреваемого должностного лица производится немедленно после возбуждения уголовного дела. При допросе устанавливаются все конкретные обстоятельства совершения им определенных действий или бездействия, приведших к причинению существенного ущерба, определяются круг его служебных обязанностей, условия работы и др. Подлежат фиксации в протоколе допроса и тщательной проверке все объяснения должностного лица.

По рассматриваемой категории преступлений следует получить исчерпывающие показания обвиняемого по поводу условий работы; обстоятельств вызвавших наступления вредных последствий; лиц, которые, по мнению обвиняемого, должны нести ответственность за эти последствия; мотивов, которыми он руководствовался, совершая определенные действия, и т.п. Должны быть тщательно выяснены, а затем проверены все ссылки должностного лица на свою служебную зависимость от какого-либо лица, потребовавшего выполнения того или иного действия или воздержания от действия, на нарушение должного порядка в организации, где работает обвиняемый, на свою неопытность, незнание различных указаний вышестоящих организаций, на неотвратимость наступивших последствий, на неосторожность других лиц, ненадлежащее, не по вине обвиняемого создавшиеся условия хранения тех или иных товарно-материальных ценностей, подвергшихся вследствие этого порче, и др.

Нередко должностные лица идут на признание халатности, чтобы скрыть злоупотребление властью или служебным положением, признаются в злоупотреблении властью или служебным положением, чтобы скрыть факты своего участия в хищениях или выгородить других должностных лиц с целью избежать изобличения со стороны последних.

Готовясь к допросу обвиняемого, следует учитывать, что он, чаще всего находясь на свободе и нередко продолжая исполнять свои служебные обязанности, знает о ходе и перспективах расследования и старается использовать свою осведомленность для сокрытия фактов, еще не известных следствию, для подговора зависимых от него лиц и т.п.

На допросе выясняются следующие основные вопросы:

а) относительно осведомленности должностного лица о своих правах и обязанностях: сколько времени работает в занимаемой должности; какое имеет образование; какими нормативными актами руководствуется в своей работе; знаком ли с содержанием определенных правовых актов; считает ли свои знания и опыт достаточным для выполнения возложенных на него функций;

б) относительно действий (или бездействия), которые по имеющимся в деле данным можно квалифицировать как злоупотребление властью или служебным положением: считает ли свои письменные или устные распоряжения, указания правомерными, и если да, с каким правовым актом они согласуются; если допустил бездействие, то что допрашиваемый не сделал вопреки своему должностному статусу; в чьих интересах допущено злоупотребление и по каким причинам;

в) относительно имеющихся в деле доказательств: какие доказательства признает состоятельными и какие недостоверными; в чем усматривает недостоверность определенных доказательств и чем может их опровергнуть.

Тактика допроса обвиняемого и подозреваемого.

Обвиняемый и подозреваемый занимают особое положение в уголовном процессе. По закону они не обязаны давать показания. Следователь должен убедить обвиняемого (подозреваемого) в том, что правдивые показания не ухудшают его положение; что чистосердечное раскаяние и активное содействие в раскрытии преступления в соответствии с законом смягчают его ответственность; что истинные обстоятельства дела все равно будут установлены; что его запирательство, ложь бессмысленны и будут ему только во вред. Результативность допроса обвиняемого (подозреваемого) зависит от профессиональных качеств, знаний, опыта следователя. Необходимо с самого начала допроса установить психологический контакт с обвиняемым (подозреваемым) и применить наиболее эффективные тактические приемы.

Показания обвиняемого (подозреваемого) являются обычным доказательством по делу, они могут быть признаны как надлежащее доказательство только тогда, когда они соответствуют реальной действительности и подтверждены другими материалами дела. Однако из показаний обвиняемого можно получить фактические данные, которые из других источников иногда получить невозможно. Обвиняемому лучше, чем кому-либо другому, известны обстоятельства совершения преступления.

Согласно требованиям уголовно-процессуального закона следователь обязан допросить обвиняемого немедленно после предъявленного обвинения, а подозреваемого после задержания или при избрании меры пресечения. Показания обвиняемого (подозреваемого) являются не только источником доказательств, но и средством защиты, он не несет уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. Их допрос проводится с участием защитника. Защитник допускается к участию в допросе по уголовным делам: а) с момента предъявления обвинения; б) с момента предъявления протокола о задержании; в) с момента применения меры пресечения (подписка, арест). Защитник имеет право знакомиться с протоколом допроса, задавать вопросы, участвовать во всех следственных действиях, в которых участвует обвиняемый (подозреваемый), иметь наедине свидание.

В процессе допроса обвиняемого и подозреваемого применяются общие положения тактики допроса, которые рассмотрены в предыдущей главе, а также специфические тактические приемы. Применение следователем тех или иных тактических приемов во время допроса обвиняемого и подозреваемого прямо зависит от занимаемой ими позиции и сложившихся следственных ситуаций. На первоначальном этапе расследования они нередко занимают негативную позицию, отрицают свою вину. При этих обстоятельствах на их допросе возникают конфликтные ситуации. Обвиняемые могут дать показания умышленно ложные, утверждающие алиби, частично правдивые и частично ложные или отказаться от дачи показаний, мотивы могут и не заявлять.

В случаях, когда подозреваемый подтверждает полностью правильность возникшего в отношении его подозрения, а обвиняемый признает себя полностью виновным в предъявленном обвинении, т.е. они дают правдивые показания о всех обстоятельствах расследуемого события, тогда на допросе возникают бесконфликтные ситуации.

Тактические приемы в данном случае должны быть направлены на то, чтобы получить достаточно полные и точные показания. Однако следует иметь в виду, что их допрос должен проводиться столь же тщательно и детально, как и при отрицании ими вины. Важно не само признание, а сведения о фактах, обстоятельствах, соответствующих действительности. Признание не должно дезориентировать следователя и снижать его активность в поиске доказательств.

Если в ходе допросов свидетелей выяснится, что подозреваемый дал ложные показания, то с помощью полученных объективных данных его необходимо изобличить в этом. Разоблачение лжи может повлечь за собой изменение позиции подозреваемого и правдивое освещение фактов. Когда заранее становится известно, что подозреваемый не намерен вести себя добросовестно на следствии, есть смысл сначала допросить свидетелей, собрать фактический материал, чтобы затем, вооружившись доказательствами, более успешно провести допрос подозреваемого.

Во время допроса обвиняемого должны быть получены показания по каждому пункту предъявленного обвинения. Ему могут быть заданы любые вопросы, относящиеся к делу или его личности. В целях проверки показаний целесообразно периодически задавать ему контрольные вопросы.

Обвиняемый и его защитник имеют право заявлять ходатайство, представлять доказательства. Не следует раскрывать перед защитником данные предварительного следствия, составляющие ко времени допроса служебную тайну, нужно отводить вопросы защитника об этом.

Однако объем информации, получаемой от обвиняемого при допросе по тому или иному конкретному делу, во многом определяется тем, признался он или не признался в содеянном.

Признавшийся обычно дает показания о событии, способе злоупотребления, ущербе, который им причинен, обстоятельствах, способствовавших преступлению, т.е. о том, какое конкретно совершено злоупотребление, когда и при каких обстоятельствах. Мотивы и цели часто в этих случаях приводятся реабилитирующие, например, что неправомерные действия якобы вызывались служебной необходимостью или хозяйственной целесообразностью, интересами дела и т.п.

Проверить, действительно ли эти обстоятельства имели место, следователь может при осмотре документов, допросе свидетелей. Поэтому не всегда целесообразно на первом же допросе опровергать факт существования служебной, хозяйственной необходимости, чтобы не оказать отрицательного влияния на позицию обвиняемого.

Скрывая мотивы и цели, обвиняемые часто ссылаются на допущенную с их стороны халатность, которая, как известно, является неумышленным преступлением, что устраняет вопрос о необходимости выявления мотивов и целей совершенного преступления. В этих случаях следует выяснить, знал ли допрашиваемый права и обязанности, которыми был наделен как должностное лицо (возможно, что имеются на этот счет документы, свидетельствующие об ознакомлении его с характером выполняемых функций), отдавал ли себе отчет, что нарушает служебный долг и свои правомочия, предвидел ли, хотя бы в общих чертах, что нарушение повлечет причинение вреда, и, несмотря на это, допустил нарушение. При положительном ответе на указанные вопросы умысел можно считать установленным как в отношении действий, так и в отношении последствий. Когда же известен умысел, легче становится выяснить мотивы и цели злоупотребления. Нередко о них свидетельствует характер допущенных нарушений по службе и особенно конечный результат преступления.

Иногда признавшиеся обвиняемые дают показания только в той части, которая следствию уже известна. Поэтому нельзя ограничиваться сведениями, сообщаемыми обвиняемым; необходимо идти дальше по пути исследования обстоятельств дела, выдвигая новые вопросы, позволяющие установить истину.

От не признавшегося обвиняемого не приходится ожидать всестороннего освещения фактов, однако это не означает, что в подобной ситуации нет возможности успешно исследовать дело. Главное - тщательно подготовиться к допросу, собрать все имеющиеся в деле доказательства (документы, заключения экспертов, показания лиц, изобличающих обвиняемого, и др.), систематизировать их по нарастающей значимости и в нужный момент предъявить на допросе с целью побудить обвиняемого к даче правдивых показаний. В случае необходимости могут быть проведены очные ставки.

По одному делу о злоупотреблениях, возбужденному в связи с недостачей товарно-материальных ценностей, с успехом был применен следующий порядок допроса: сначала допрашиваемому должностному лицу предлагалось перечислить свои служебные обязанности. Вслед за фиксацией подробных ответов задавался вопрос, все ли эти обязанности им выполнялись. Обычно следовал уверенный положительный ответ. После этого допрашиваемому поочередно предъявлялись документы, оформленные с грубым нарушением требований нормативных актов, закрепляющих полномочия должностного лица. Изобличенный этими документами, допрашиваемый был вынужден признать систематические нарушения.

Для полноты представления о полномочиях должностного лица и характере допущенных нарушений к делу могут быть приложены выписки из юридических актов, закрепляющих права и обязанности должностного лица, обвиняемого в злоупотреблении. Если полномочия должностного лица, закрепленные в законе или иных нормативных актах — уставах, положениях, инструкциях, приказах и т. п., — значительны по объему, можно ограничиться выпиской только тех прав и обязанностей, которые были нарушены. Например, по делу о временном заимствовании государственных или общественных средств для личных нужд следует выписать из кассовой книги те пункты, которыми запрещается выдавать из кассы предприятия, организации деньги иначе, как на законном основании; по делу о разбазаривании председателем колхоза общественного имущества целесообразно выписать из Устава колхоза статьи, ограничивающие право председателя без ведома правления или общего собрания колхозников распоряжаться имуществом колхоза.

При конфликтной ситуации на допросе, когда обвиняемый категорически отрицает свою вину либо дает умышленно ложные показания, заявляет, что у него алиби, все сведения, которые он сообщает, должны быть особенно подробно записаны в протоколе. В целях получения от него правдивых показаний могут быть применены приемы эмоционального воздействия, а также такие, как создание впечатления о повышенной осведомленности следователя в отношении происшедшего события; побуждение к раскаиванию; разъяснение последствий чистосердечного признания вины; использование положительных качеств личности; предъявление доказательств, изобличающих его в совершении преступления, и др. Порядок предъявления доказательств следователь избирает, исходя из обстановки и поведения обвиняемого. Могут быть предъявлены сначала наиболее веские доказательства, сразу несколько либо последовательно с нарастающей силой.

В соответствии с законом в настоящее время признаются доказательствами материалы, полученные с применением оперативно-технических средств, они также могут быть предъявлены на допросе обвиняемому.

Когда обвиняемый отказывается от дачи показаний, необходимо объяснить ему, что отказ от дачи показаний не является препятствием к продолжению расследования уголовного дела, что он тем самым лишает себя возможности защищаться от предъявленного обвинения. Если он настаивает на отказе от дачи показаний и называет мотивы, то их нужно указать в протоколе.

В тактике допроса обвиняемого и подозреваемого много общего.

При их допросе, как правило, возникают одни и те же конфликтные и бесконфликтные ситуации. Для изобличения их во лжи обычно применяются одни и те же приемы. Основное различие в тактике допроса обусловлено их различным процессуальным положением и тем, что в отношении подозреваемого имеется крайне мало доказательств и они недостаточно надежны, а иногда имеющиеся данные о подозрении не соответствуют действительности либо относятся к другим лицам.

В соответствии с законом подозреваемому объявляется, в совершении какого преступления он подозревается. В отличие от постановления о предъявлении обвинения, формулировка подозрения может носить общий характер. Следователь не обязан подробно сообщать подозреваемому о характере совершенного преступления и предъявлять в полном объеме доказательства. Подозреваемый также допрашивается с участием защитника. Его допрос проводится немедленно после задержания или заключения под стражу либо не позднее 24 часов с момента задержания. Допрос подозреваемого также является не только средством доказывания, но и средством защиты. Дача показаний является его правом, а не обязанностью, он не несет уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний и за отказ от дачи показаний Подозреваемый может быть также допрошен об обстоятельствах, установление которых необходимо для выяснения его личности.

Большинство тактических приемов в равной степени применимы для допроса как обвиняемого, так и подозреваемого. Вместе с тем тактика допроса подозреваемого имеет и ряд особенностей. Во время допроса подозреваемого следует всегда помнить, что подозрение его в совершении преступления может оказаться ошибочным, что иногда сам факт задержания может сломить его волю и он может оговорить себя.

Если подозреваемый отвергает возникшее в отношении него подозрение, дает ложные показания, заявляет алиби, то в процессе допроса возникают указанные выше конфликтные ситуации, при которых необходимо применять тактические приемы и предъявлять доказательства, уличающие его во лжи. Однако подозреваемому следует предъявлять только такие доказательства, которые достаточны для подтверждения подозрения в совершенном им преступлении. Иные доказательства лучше на данном этапе пока не предъявлять.

Когда подозреваемый частично признает подозрение, отдельные факты, эпизоды, но отрицает другие, несмотря на наличие доказательств, то следует убедить его в бесполезности запирательства и предъявить материалы дела, подтверждающие его виновность и в других фактах.

Если подозреваемый отказывается дать показания, то следует убедить, что это невыгодно для него, его вина может оказаться менее значительной или он вообще может быть невиновным.

При наличии бесконфликтной ситуации подозреваемый, как правило, подтверждает подозрение и дает правдивые показания. Но тем не менее его показания нужно подробно записать и собрать доказательства, подтверждающие или опровергающие подозрение либо его причастность к преступлению.

Источник:

lawbook.online