Портал правовой информации

досрочное погашение судимости упк рф

Категория: Уголовный юрист

Описание

Нижегородский областной суд - Дело № 22-3783

Дело № 22-3783

Судья Варнакова Н.Е. Дело № 22-3783

г. Нижний Новго д. XXX мая 2012 года

Судебная коллегия по уголовным делам Нижегородского областного суда в составе:

председательствующего Карулина В.Г.

судей: Быковой С.И., Белоголовкиной И.А.

при секретаре Новосадовой Т.С.

рассмотрела в судебном заседании от 22 мая 2012 года

кассационную жалобу Синягиной В.А.

на постановление Ленинского районного суда г.Н.Новгорода от 29 февраля 2012 года, которым отказано в удовлетворении ходатайства Синягиной Виктории Альбертовны ДД.ММ.ГГГГ рождения о досрочном погашении судимости по приговорам Канавинского районного суда г.Н.Новгорода от 17 апреля 2001 года, Ленинского районного суда г.Н.Новгорода от 28 февраля 2002 года и Сормовского районного суда г.Н.Новгорода от 21 апреля 2005 года.

Заслушав доклад судьи Быковой С.И., мнение Синягиной В.А., поддержавшей доводы кассационной жалобы, прокурора Винокурову А.В., полагавшей постановление суда оставить без изменения, судебная коллегия

Приговором Канавинского районного суда г.Н.Новгорода от 17 апреля 2001 года (с учетом изменений внесенных постановлением Автозаводского районного суда г. Н.Новгорода от 17 января 2008 года) Синягина В.А. осуждена по ст. 158 ч.1 УК РФ к 1 году лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком на 2 года.

Приговором Ленинского районного суда г.Н.Новгорода от 28 февраля 2002 года (с учетом изменений внесенных постановлением Автозаводского районного суда г. Н.Новгорода от 17 января 2008 года) Синягина В.А. осуждена по ст.158 ч.2 п. «в,г» УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, на основании ст.70 УК РФ окончательно к отбытию назначено 3 года лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

01 июня 2004 года Синягина В.А. освобождена условно-досрочно от отбывания наказания на основании постановления Автозаводского районного суда г. Н. Новгорода на срок 9 месяцев 25 дней.

Приговором Сормовского районного суда г.Н.Новгорода от 21 апреля 2005 года (с учетом изменений внесенных постановлением Президиума Нижегородского областного суда от 01 июня 2006 года) Синягина В.А. осуждена по ст.ст.228.1 ч.2 п. «а» УКРФ к 5 годам 3 месяцам лишения свободы без штрафа, по ст.ст.30 ч.3, 228.1 ч.2 п. «а,б» УКРФ к 5 годам лишения свободы без штрафа, на основании ст.69 ч.3 УК РФ по совокупности преступлений назначено наказание в виде 5 лет 9 месяцев лишения свободы без штрафа, в соответствии со ст. 70 УК РФ окончательно к отбытию назначено наказание в виде 6 лет лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. Освобождена 18 октября 2010 года по отбытии срока наказания.

Синягина В.А. обратилась в Ленинский районный суд г.Н.Новгорода с ходатайством о досрочном погашении судимости по приговорам Канавинского районного суда г.Н.Новгорода от 17 апреля 2001 года, Ленинского районного суда г.Н.Новгорода от 28 февраля 2002 года и Сормовского районного суда г.Н.Новгорода от 21 апреля 2005 года

Постановлением Ленинского районного суда г.Н.Новгорода от 29 февраля 2012 года в удовлетворении данного ходатайства было отказано.

В кассационной жалобе Синягина В.А. просит отменить постановление суда, как незаконное и необоснованное, материал направить на новое судебное рассмотрение. При этом, указывает, что суд необоснованно ссылается в своем решении на совершении ею преступления в период испытательного срока, что постановление суда содержит противоречия. Полагает, что согласно представленным характеризующим материалам у нее имеются все необходимые основания для досрочного погашения судимости, что на момент принятия судом решения она работала, положительно характеризовалась, ничего противозаконного не совершала.

Проверив материалы дела с учетом доводов кассационной жалобы, выслушав мнение участников процесса, судебная коллегия не находит оснований для отмены постановления суда.

Согласно ст.400 УПК РФ вопрос о снятии судимости в соответствии со ст.86 УК РФ разрешается по ходатайству лица, отбывшего наказание, судом или мировым судьей по уголовным делам, отнесенным к его подсудности, по месту жительства данного лица.

В соответствии со ст.86 ч.5 УК РФ если осужденный после отбытия наказания вел себя безупречно, то по его ходатайству суд может снять с него судимость до истечения срока погашения судимости.

Из представленных материалов следует, что Синягина В.А. осуждена за совершение преступления средней тяжести и особо тяжких преступлений, после отбытия наказания Синягиной В.А., прошел незначительный срок, что не может свидетельствовать о полном исправлении осужденной.

Кроме того, заявителем Синягиной В.А. не было представлено достаточных данных, подтверждающих ее безупречное поведение.

Таким образом, суд принял правильное решение об отказе в удовлетворении ее ходатайства.

Кассационная инстанция не находит оснований для опровержения данного вывода суда, считает его законным, обоснованным. Решение суда мотивированно и подтверждается представленными материалами.

Кроме того, судебная коллегия обращает внимание на то, что согласно ч. 5 ст. 86 УК РФ и ст. 400 УПК РФ, досрочное погашения судимости является для суда правом, а не обязанностью.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлиять на правильность принятого судом решения и влекущих его отмену, не допущено.

При таких обстоятельствах, принимая во внимание и дополнительно представленные данные с места работы Синягиной В.А., судебная коллегия не усматривает оснований для удовлетворения ее кассационной жалобы.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

Постановление Ленинского районного суда г.Н.Новгорода от 29 февраля 2012 года, которым отказано в удовлетворении ходатайства Синягиной Виктории Альбертовны о досрочном погашении судимости по приговорам Канавинского районного суда г.Н.Новгорода от 17 апреля 2001 года, Ленинского районного суда г.Н.Новгорода от 28 февраля 2002 года и Сормовского районного суда г.Н.Новгорода от 21 апреля 2005 года, - оставить без изменения, кассационную жалобу Синягиной В.А. – без удовлетворения.

Председательствующий: (подпись) В.Г. Карулин

Судьи: (подписи) С.И. Быкова, И.А. Белоголовкина

Источник:

gcourts.ru

Другие статьи

Новости - Прокуратура республики разъясняет: Понятие судимости в уголовном праве

Прокуратура республики разъясняет: Понятие судимости в уголовном праве.

В уголовном праве Российской Федерации судимость характеризуется как правовой статус лица, созданный фактом осуждения его за совершение преступления к какому-либо наказанию. Судимость влечет для лица установленные законом отдельные неблагоприятные последствия в социальной и уголовно-правовой сферах.

Согласно ст. 86 Уголовно кодекса Российской Федерации лицо, осужденное за совершение преступления, считается судимым со дня вступления обвинительного приговора суда в законную силу до момента погашения или снятия судимости. Судимость в соответствии с УК РФ учитывается при рецидиве преступлений, назначении наказания и влечет за собой иные правовые последствия в случаях и в порядке, которые установлены федеральными законами.

Лицо, освобожденное от наказания, считается несудимым. Судимость погашается:

а) в отношении лиц, условно осужденных, - по истечении испытательного срока;

б) в отношении лиц, осужденных к более мягким видам наказаний, чем лишение свободы, - по истечении одного года после отбытия или исполнения наказания;

в) в отношении лиц, осужденных к лишению свободы за преступления небольшой или средней тяжести, - по истечении трех лет после отбытия наказания;

г) в отношении лиц, осужденных к лишению свободы за тяжкие преступления, - по истечении восьми лет после отбытия наказания;

д) в отношении лиц, осужденных за особо тяжкие преступления, - по истечении десяти лет после отбытия наказания.

Если осужденный в установленном законом порядке был досрочно освобожден от отбывания наказания или неотбытая часть наказания была заменена более мягким видом наказания, то срок погашения судимости исчисляется исходя из фактически отбытого срока наказания с момента освобождения от отбывания основного и дополнительного видов наказаний.

Если осужденный после отбытия наказания вел себя безупречно, а также возместил вред, причиненный преступлением, то по его ходатайству суд может снять с него судимость до истечения срока погашения судимости.

Погашение или снятие судимости аннулирует все правовые последствия, предусмотренные УПК РФ, связанные с судимостью.

Прокуратура в области

© 2005 - 15, Прокуратура Республики Ингушетия

При использовании материалов сайта обратная ссылка обязательна

Источник:

poriadok.ru

ПОГАШЕНИЕ И СНЯТИЕ СУДИМОСТИ

ПОГАШЕНИЕ И СНЯТИЕ СУДИМОСТИ

Дуюнов В.К. Уголовно-правовое воздействие: теория и практика. М., 2003.

Ераксин В.В., Помчалов Л.Ф. Погашение и снятие судимости. М., 1963.

Звечаровский И.Э. Посткриминальное поведение: понятие, ответственность, стимулирование. Иркутск, 1993.

Зельдов С.И. Освобождение от наказания и его отбывания. М., 1982.

Квашис В.Е. Гуманизм советского уголовного права. М., 1969.

Марогулова С.И. Амнистия и помилование в российском законодательстве. М., 1998.

Михлин А.С. Проблема досрочного освобождения от отбывания наказания. М., 1982.

Сабитов Р.А. Посткриминальное поведение. Томск, 1985.

Тарханов И.А. Поощрение позитивного поведения в уголовном праве. Казань, 2001.

Ткачевский Ю.М. Прогрессивная система исполнения уголовного наказания. М., 1997.

§ 1. Понятие, виды освобождения от наказания

и их классификация

1. Понятие, юридическая природа и виды освобождения от наказания. Назначение наказания и его последующее исполнение - основная форма реализации уголовной ответственности. Законодательство и судебная практика исходят из того, что исполнение назначенного судом наказания позволяет в полном объеме реализовать принципы справедливости и гуманизма (ст. ст. 6, 7 УК РФ), обеспечить достижение предусмотренных законом целей наказания (ч. 2 ст. 43 УК РФ), когда речь идет об осужденных, совершивших наиболее опасные для общества преступные посягательства и характеризующихся упорным стремлением противостоять установленному правопорядку, нежеланием соблюдать уголовно-правовые запреты. Именно в этом случае идея неотвратимости уголовной ответственности, воспринимаемая как назначение справедливого наказания и реальное претерпевание виновным лицом всех предусмотренных законом лишений и ограничений его прав и свобод, получает свое последовательное воплощение.

Однако уголовный закон предоставляет суду возможность не применять наказание, если цели уголовной ответственности могут быть достигнуты без его применения либо быть реализованы с помощью иных мер уголовно-правового характера.

Освобождение от наказания (полное или частичное) выступает в подобных случаях как частный случай реализации принципа гуманизма, требования об индивидуализации уголовной ответственности и разумной экономии мер государственного принуждения. Они воплощаются в целом ряде статей УК и УПК РФ. Поэтому вопрос о понятии и видах освобождения от наказания следует рассматривать в контексте предписаний этих федеральных законов. Освобождение от наказания в широком значении этого термина представляет собой отказ суда (или судьи) (условный или безусловный) от использования назначения или исполнения такой традиционной формы уголовно-правового воздействия за совершение преступления, как уголовное наказание.

Считается, что общим основанием освобождения от наказания является нецелесообразность или невозможность назначения и исполнения наказания ввиду утраты или значительного уменьшения общественной опасности лица, совершившего преступление, ухудшение его состояния здоровья и по иным законным основаниям <1> (к примеру, утрата совершенным преступлением общественной опасности - ст. 80.1 УК РФ).

<1> См.: Уголовное право России. Часть Общая и Особенная: Учебник / Под ред. А.И. Рарога. М., 2004. С. 235.

Если исходить из существа и текста уголовного законодательства, то можно заключить, что закон предусматривает два основных вида дифференциации и индивидуализации уголовной ответственности осужденных: освобождение от наказания и освобождение от отбывания наказания. Отказ от назначения (т.е. освобождение от наказания в узком смысле слова) или реализации уже назначенного судом наказания (освобождение от отбывания назначенного судом наказания) облекается в строго определенную уголовно-процессуальную форму. На первоначальных стадиях он может выражаться: 1) в вынесении судом обвинительного приговора без назначения наказания (п. 3 ч. 5 ст. 302 УПК РФ) либо 2) в вынесении обвинительного приговора с назначением наказания и одновременным освобождением от его отбывания (п. 2 ч. 5 ст. 302 УПК). Таким образом, на данном этапе отправления правосудия по уголовному делу суд может принять решение либо о неназначении наказания, предусмотренного санкцией соответствующей статьи Особенной части УК РФ, либо, назначив определенный его вид и размер (срок), в резолютивный части приговора (ст. 308 УПК РФ) принять решение об отказе от фактической реализации правоограничений, составляющих содержание наказания (освободить осужденного от отбывания назначенного наказания).

Следует отметить, что предписания УПК РФ должны опираться на те основания, которые формулируются в УК РФ. Так, обвинительный приговор без назначения наказания выносится, если к моменту его постановления истек срок давности уголовного преследования (см. ст. 78 УК), либо издан акт об амнистии, либо изменилась обстановка (ст. 80.1 УК). Закон предписывает, что если эти обстоятельства обнаруживаются еще в ходе судебного разбирательства, то суд продолжает рассмотрение уголовного дела в обычном порядке до его разрешения по существу и выносит "обвинительный приговор с освобождением осужденного от наказания" (ч. 8 ст. 302 УПК РФ) <1>.

<1> Следует отметить, что действующий УПК РФ в этой части не отличается последовательностью в избрании терминологии: в одном случае (п. 3 ч. 5 ст. 302 УПК) говорится о приговоре без назначения наказания (как разновидности судебного решения), а в последующем (ч. 8 ст. 302) употребляется иной термин: "приговор с освобождением осужденного от наказания".

Обвинительный приговор без назначения наказания, исходя из смысла уголовного закона (ч. ч. 1 и 2 ст. 92 УК РФ), выносится и тогда, когда несовершеннолетнему вместо наказания постановляется применение принудительных мер воспитательного воздействия, включая помещение в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа органа управления народным образованием.

Освобождение от наказания предусмотрено также в отношении лица, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, лишающее его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими. Вместо наказания этим категориям лиц суд может назначить принудительные меры медицинского характера (ч. 1 ст. 81 УК РФ). Лицо, заболевшее после совершения преступления иной тяжелой болезнью, препятствующей отбыванию назначенного ранее наказания, может быть судом освобождено от его отбывания (ч. 2 ст. 81 УК РФ). Поскольку закон (ч. 4 ст. 81 УК) допускает, что в случае выздоровления эти лица могут подлежать наказанию (если не истекли сроки давности обвинительного приговора), то в данном случае речь идет о лицах, заболевших указанными болезнями после совершения преступления и вынесения обвинительного приговора, но до фазы его реального исполнения.

Освобождение от отбывания наказания фактически предусмотрено и может реально осуществляться в том случае, когда а) обвинительный приговор с назначением наказания вступил в законную силу, а к беременной женщине или женщине, имеющей малолетних детей, была применена отсрочка отбывания наказания, что в дальнейшем (после истечения срока отсрочки) приводит к освобождению ее от наказания (ч. 3 ст. 82 УК РФ), либо б) истекли сроки давности обвинительного приговора (ст. 83 УК РФ) <1>.

<1> Определенные черты сходства с этим видом освобождения имеет и такая мера, как условное осуждение, когда суд, назначив определенное наказание, постановляет его условным (см. ч. 1 ст. 73 УК РФ).

Подобные случаи связаны с тем, что обвинительный приговор (в части назначенного судом наказания) фактически и юридически не исполняется, а лицо освобождается от претерпевания наказания в полном объеме.

Закон допускает также освобождение от дальнейшего отбывания назначенного приговором суда наказания. Его основания, предусмотрены ст. 79 (условно-досрочное освобождение), ст. 80 (замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания), ст. 81 (по болезни), ст. 82 (после истечения срока отсрочки отбывания наказания). Этот вид освобождения возможен по актам амнистии и помилования (ч. 2 ст. 84, ч. 2 ст. 85 УК РФ).

Таким образом, УК РФ допускает разнообразные виды и формы освобождения от наказания либо от его отбывания (включая прекращение его реализации). Анализ содержания закона позволяет выявить некоторые общие признаки различных видов освобождения и сформулировать его определение. Во-первых, основания освобождения предусматриваются УК РФ (и в необходимых случаях регламентируются также соответствующими нормами УПК РФ). Во-вторых, освобождение от наказания может осуществляться, за некоторым исключением, только судом. В-третьих, освобождение от наказания предполагает наличие обвинительного приговора <1>. Иными словами, освобождение от наказания применимо только к осужденным. В-четвертых, освобождение от наказания может производиться на различных этапах осуществления уголовного правосудия. В-пятых, освобождение от наказания обусловлено наличием ряда обстоятельств, имеющих объективный и субъективный характер.

<1> Особый случай освобождения от наказания до вынесения приговора регламентируется ч. 1 ст. 81 УК РФ, специфику которого предполагается рассмотреть в § 5 данной главы.

Освобождение от наказания или его отбывания представляет собой предусмотренный уголовным законом отказ суда или судьи <1> (условный или безусловный) от назначения или от реализации назначенного наказания в связи с наступлением определенных юридически значимых объективных обстоятельств (событий) либо в связи с позитивной характеристикой личности осужденного (либо наличием их совокупности).

<1> В исключительных случаях - по актам амнистии или помилования.

2. Классификация видов освобождения от наказания. Наличие разнообразных видов освобождения от наказания предполагает их классификацию. Она может быть осуществлена по различным основаниям (критериям). Каждая из классификаций имеет не только научное значение, но и практический смысл, поэтому данному вопросу уделяется внимание в литературе <1>.

<1> См., например: Дуюнов В.К. Уголовно-правовое воздействие: теория и практика. М., 2003. С. 383 - 386.

Так, освобождение от наказания обычно подразделяют на виды в зависимости от того, устанавливаются или отсутствуют условия такого освобождения (выделяются различные виды условного и безусловного освобождения). Можно рассматривать виды освобождения от наказания с учетом возможности его осуществления на различных этапах отправления правосудия, а также в зависимости от оснований и содержания освобождения по его уголовно-правовым последствиям и т.д.

С учетом наличия либо отсутствия условий освобождения от наказания следует выделить условные и безусловные его виды. Их различие связано с тем, что в некоторых случаях законодатель устанавливает определенные условия, несоблюдение которых может повлечь последующую реализацию наказания.

К условным видам можно отнести условное осуждение (ст. 73 УК РФ), условно-досрочное освобождение (ст. 79 УК РФ). Действующий УК РФ (ч. 4 ст. 81) относит отдельные виды освобождения от наказания в связи с болезнью также к числу условных. Согласно закону такие лица в случае их выздоровления могут подлежать наказанию, если при этом не истекли сроки давности (ст. 83 УК). По существу, аналогичное предписание сформулировано применительно к осужденным беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей, если они нарушают условия отсрочки отбывания наказания (ч. 2 ст. 82 УК).

Безусловными являются следующие виды освобождения от наказания: а) в связи с зачетом срока содержания под стражей (ч. 5 ст. 72 УК); б) в связи с изменением обстановки (ст. 80.1 УК); в) в связи с заменой неотбытой части назначенного судом наказания более мягким его видом (ст. 80 УК); г) военнослужащих в случае заболевания, делающего их негодными к военной службе (ч. 3 ст. 81 УК), д) в связи с истечением срока давности обвинительного приговора суда (ст. 83 УК), по акту амнистии или помилования (ч. 2 ст. 84, ч. 2 ст. 85 УК); е) по правилам, предусмотренным ч. ч. 1 и 2 ст. 92 УК.

В зависимости от стадии уголовного преследования, на которой осуществляется освобождение от наказания, можно выделить: а) освобождение лица от наказания при постановлении судом приговора (ст. 80.1, ч. ч. 1 и 2 ст. 92 УК РФ, п. 3 ч. 5 ст. 302 УПК РФ); б) освобождение от реализации назначенного судом наказания (ст. ст. 73, 81, 82, 83, 84, 85 УК РФ; п. 2 ч. 5 ст. 302 УПК РФ); в) освобождение от дальнейшего отбывания наказания, предусмотренного приговором суда (ст. ст. 79, 80, 81, 82, 84, 85, 93 УК РФ, ст. 397 УПК РФ).

Сами основания освобождения наказания можно подразделить на два вида: а) наступление определенных объективных обстоятельств (событий); б) позитивная характеристика личности осужденного. Как отмечалось, в определенных случаях предполагается их сочетание (совокупность).

К числу юридических фактов, именуемых в праве событиями, уголовный закон относит следующие: изменение обстановки, повлекшее утрату преступлением общественной опасности (ст. 80.1 УК), истечение сроков давности (ст. 83 УК), издание акта об амнистии (ч. 2 ст. 84 УК) или помилование (ч. 2 ст. 85 УК), болезнь (ст. 81 УК), зачет срока содержания под стражей (ч. 5 ст. 72 УК).

Позитивная характеристика личности осужденного чаще всего отражает его позитивное посткриминальное поведение либо те качества личности, которые позволяют суду прийти к выводу о нецелесообразности применения уголовного наказания.

Нередко освобождение от наказания в связи с наступлением определенного события сочетается с требованием наличия определенных позитивных изменений, связанных с личностью субъекта. Так, в ст. 80.1 УК РФ освобождение от наказания допускается, если вследствие изменения обстановки лицо перестало быть общественно опасным.

В главе 12 УК РФ законодатель избрал следующую последовательность изложения видов освобождения от наказания: условно-досрочное освобождение от отбывания наказания (ст. 79), замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания (ст. 80), освобождение от наказания в связи с изменением обстановки (ст. 80.1), освобождение от наказания в связи с болезнью (ст. 81), отсрочка отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей (ст. 82), освобождение от отбывания наказания в связи с истечением сроков давности обвинительного приговора суда (ст. 83). Возможность освобождения от наказания по актам амнистии и помилования предусмотрена ч. 2 ст. 84 и ч. 2 ст. 85 УК РФ.

Учитывая эту особенность уголовно-правового регулирования, представляется возможным придерживаться данной последовательности при характеристике конкретных видов освобождения от наказания и в содержании данного учебника <1>. При этом учитывается, что отдельные виды освобождения от наказания рассматривались ранее (например, условное осуждение) либо будут подвергнуты анализу в последующем (освобождение от наказания несовершеннолетних).

<1> Авторы других учебных изданий нередко исходят из иных критериев изложения материала темы.

§ 2. Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания

1. Понятие условно-досрочного освобождения от отбывания наказания. Законодатель исходит из того, что назначенное судом наказание должно быть справедливым, т.е. соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного (ч. 1 ст. 6 УК РФ), отвечать принципу гуманизма (ст. 7 УК), применяться в целях восстановления социальной справедливости, исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений (ч. 2 ст. 43 УК). Существенной правовой гарантией и реальным средством соблюдения судом этих требований является неукоснительное его следование предписаниям, составляющим в своей совокупности общие начала назначения наказания (ст. 60 УК) и обеспечивающим должную реализацию идеи неотвратимости уголовной ответственности и наказания. Однако "даже самое объективное наказание, назначенное осужденному, не может служить гарантией выбора наиболее оптимального заряда кары, необходимого для исправления виновного" <1>.

<1> См.: Российское уголовное право: Курс лекций. Т. 2: Наказание / Под ред. А.И. Коробеева. Владивосток, 1999. С. 336.

Нельзя также не учитывать, что оценка судом всех обстоятельств дела осуществляется на момент вынесения приговора. Однако в процессе его реализации под воздействием наказания и других обстоятельств личность осужденного способна трансформироваться, нередко обретая новые, позитивные по своему характеру, качества. На определенном этапе отбывания наказания могут быть в полной мере либо частично реализованы его цели. Названные обстоятельства служат социальным и юридическим обоснованием необходимости условно-досрочного освобождения.

Институт условно-досрочного освобождения регламентируется как уголовным, так и уголовно-исполнительным, уголовно-процессуальным законодательством РФ. Согласно ч. 1 ст. 79 УК РФ лицо, отбывающее содержание в дисциплинарной воинской части или лишение свободы, подлежит условно-досрочному освобождению, если судом будет признано, что для своего исправления оно не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания. При этом лицо может быть полностью или частично освобождено от отбывания дополнительного вида наказания.

Таким образом, отличительным признаком условно-досрочного освобождения является отказ от реализации наказания в том его объеме или сочетании, которые определены приговором суда, ибо дальнейшее его отбывание не вызывается потребностью, представляется нецелесообразным. Такое решение соответствует требованию экономии уголовной репрессии. Этот вид освобождения именуется досрочным.

Родиной условно-досрочного освобождения считается Англия. "На английской почве, - писал профессор А.А. Пионтковский, - условное освобождение выросло из австралийской ссылки. Различные соображения (частью финансового, частью колониально-политического свойства) вызвали необходимость досрочного освобождения ссыльных. " <1>. По его мнению, сам ссылочный период подразделялся на несколько периодов: 1) публичные работы в одной из колоний (к примеру, на австралийском острове Норфолк); 2) работа на месте ссылки за вознаграждение, но с подчинением тюремному надзору и дисциплине; 3) условное освобождение с обязательством не покидать указанного места; 4) помилование с обязательством не возвращаться в Англию до конца ссылки. Каких-либо особых правил освобождения в то время не существовало. Впоследствии условное освобождение (прообраз нынешнего условно-досрочного освобождения) облекалось в определенную правовую форму: оно допускалось к ссыльным, отбывавшим определенный срок публичных или частных обязательных работ (приблизительно половину) и отличавшимся хорошим поведением. Английский закон от 20 августа 1853 г. распространил допустимость применения условного освобождения и на метрополию.

<1> Пионтковский А.А. Избранные труды. Т. 1. Казань, 2004. С. 211.

После отмены ссылки (1857 г.) в Англии вводится новый вид наказания - "уголовное рабство", которое рассматривается как самый тяжелый вид лишения свободы и слагается из нескольких элементов: одиночного заключения и общего заключения с разделением осужденных на классы. Эта система имеет зачатки "прогрессивности": первоначально осужденный подвергается одиночному заключению (до 9 месяцев), а затем переводится в общее заключение, где у него и появляется перспектива досрочного освобождения. Переход из одного класса в другой, продолжительность пребывания в каждом из них зависят от поведения осужденного и его трудолюбия. Они измеряются в свою очередь количеством полученных им марок (отметок) <1>. Каждая из полученных сверх нормы марок могла сокращать продолжительность срока одиночного заключения.

Впервые такая система была организована в каторжной тюрьме на острове Норфолк (вблизи Австралии). Она отличалась тем, что осужденные подразделялись на несколько классов, а лишение свободы отбывалось по трем ступеням и нескольким разрядам. В последний, пятый разряд осужденные переводились лишь при образцовом поведении - за двенадцать месяцев до условно-досрочного освобождения <1>. "Арестанты, - писал И.Я. Фойницкий, - могут воспользоваться досрочным освобождением" <2>.

<1> Более подробно см.: Ткачевский Ю.М. Прогрессивная система исполнения уголовных наказаний. М., 1997. С. 16 - 19.

<2> Фойницкий И.Я. Учение о наказании в связи с тюрьмоведением. М., 2000. С. 373.

В последующем эта система была воспринята и модифицирована во многих странах, а условно-досрочное освобождение от наказания превратилось в обязательный атрибут многих национальных правовых систем. Так, в Англии современная концепция досрочного освобождения действует на основании Закона об уголовной юстиции 1967 г. (с изменениями, введенными Законом о преступлении 1997 г.). В США правовое регулирование условно-досрочного освобождения осуществляется УК штатов (например, ст. 70 УК штата Нью-Йорк). Во Франции, в отличие от многих европейских стран, условно-досрочное освобождение регламентируется не уголовным, а уголовно-процессуальным законом (УПК Франции 1958 г.).

Ознакомление с соответствующими правовыми предписаниями позволяет сделать следующие выводы. Обычно условно-досрочное освобождение допускается в отношении осужденных к лишению свободы. Законодатели многих стран не предусматривают особых ограничений в применении этой меры относительно каких-либо категорий осужденных. Минимальная часть наказания, подлежащего обязательному отбыванию, за некоторым исключением составляет половину срока наказания, назначенного приговором суда. Применение условно-досрочного освобождения обычно предполагает наличие совокупности обстоятельств, важное место среди которых занимает позитивное поведение осужденного в период отбывания наказания. Законодательство ряда зарубежных стран одной из предпосылок применения условно-досрочного освобождения считает согласие на этот акт самого осужденного (США, ФРГ, Швеция). Проблемы условно-досрочного освобождения обычно решаются с участием различного рода комиссий и советов. Некоторые из этих идей были восприняты и законодательством России.

По мнению А.А. Пионтковского, законодательное признание в России институт условно-досрочного освобождения первоначально получил в Уставе о ссыльных (ст. 300). Согласно этому закону все каторжные делились на испытуемых и исправляющихся. После отбытия определенного срока в отряде испытуемых лицо, подавшее надежду на "исправление, доказавшее покорность начальству, воздержанность, опрятность и трудолюбие", причислялось к отряду исправляющихся, где его положение существенно отличалось от других: разрешалось жить вне острога, построить для себя дом на земле, принадлежащей заводу, и вступать в брак <1>. Такая практика чаще всего использовалась (по соображениям колонизационного свойства) на острове Сахалин. А.П. Чехов, побывавший в этих краях и описавший быт и правила проживания осужденных, отмечал, что вне тюрьмы, на вольных квартирах живут ссыльнокаторжные женщины, многие испытуемые, каторжные других категорий, если являются хорошими мастеровыми, а освобождение трудолюбивых и дисциплинированных каторжных обещано за два-три года до окончания полного срока работ. Но за леность, нерадение и нежелание обустраиваться хозяйством осужденные переводятся в каторжные работы <2>.

<1> Пионтковский А.А. Указ. соч. С. 266.

<2> Чехов А.П. Остров Сахалин. М., 1899. С. 298 - 299.

Следует заметить, что условное освобождение фактически применялось в России еще с середины XIX в. в отношении лиц, отбывших две трети наказания в исправительных приютах под условием возвращения их в приют "на случай дурного поведения".

Нельзя не отметить особый вклад профессора Казанского университета А.А. Пионтковского и ряда других русских ученых-правоведов, членов русской группы Международного союза криминалистов, выступавших за наиболее полное законодательное закрепление института условно-досрочного освобождения в России. Однако эта идея имела и оппонентов среди российских ученых-криминалистов.

Наконец в 1908 г. Министерством юстиции в Государственную Думу был внесен законопроект "Об условно-досрочном освобождении", который был одобрен Государственным советом (12 июля 1909 г.) и удостоен Высочайшего утверждения 22 июня 1909 г. Данный Закон действовал в России до 1917 г., однако условно-досрочное освобождение продолжало применяться и в послереволюционный период на основании ст. 7 Декрета о суде N 1 (издан 24 ноября 1917 г.).

В дальнейшем правовая регламентация условно-досрочного освобождения осуществлялась другими нормативными актами (Декрет СНК РСФСР от 21 марта 1921 г., УК РСФСР 1922, 1926 гг., Исправительно-трудовой кодекс РСФСР 1933 г.), однако с 1939 по 1954 г. условно-досрочное освобождение в связи с разгулом по известным причинам уголовной репрессии в стране не применялось и было вновь введено Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 июля 1954 г. "О введении условно-досрочного освобождения из мест заключения". Основания и предпосылки условно-досрочного освобождения подвергались изменениям в Основах уголовного законодательства 1958 г. и УК РСФСР 1960 г., которые вызывались чаще всего соображениями политического, экономического и социального характера (устанавливались различные ограничения в применении условно-досрочного освобождения и величина сроков наказания, подлежащего обязательному отбыванию).

2. Основание и предпосылки условно-досрочного освобождения. Согласно УК РФ, условно-досрочное освобождение может быть применено, если судом будет признано, что для своего исправления лицо не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания. С точки зрения теории уголовно-правового поощрения позитивного поведения субъекта это требование можно рассматривать как основание условно-досрочного освобождения. Следует признать, что в отличие от ранее действовавшего уголовного законодательства УК РФ не устанавливает достаточно определенных критериев поведения, с достижением которых закон связывает применение условно-досрочного освобождения. Это обстоятельство затрудняет его реализацию правоприменителем в точном соответствии с целями наказания, его социально-правовым назначением. Суды и органы, исполняющие наказание, не имеют нормативного образа осужденного, достойного быть условно-досрочно освобожденным.

В литературе эта проблема решается неоднозначно. Высказывается мнение, что условно-досрочное освобождение применимо к лицам, твердо вставшим на путь исправления <1>. Другие авторы, следуя давней правовой традиции, полагают, что материальным основанием условно-досрочного освобождения является уже достигнутое исправление осужденного <2>. Верховный Суд РФ как орган, разъясняющий уголовный закон, занял по этому вопросу позицию умолчания, хотя имеются веские причины для толкования, т.е. разъяснения содержания и текста закона.

<1> См., например: Ткачевский Ю.М. Прогрессивная система исполнения уголовных наказаний. С. 114; Дуюнов В.К. Указ. соч. С. 405.

<2> См.: Уголовное право. Общая часть: Учебник для вузов / Под ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамовой. М., 1957. С. 452.

Так, отмечается неопределенность, недостаточная ясность законодательной формулировки, а также очевидное несоответствие уголовному закону ч. 1 ст. 175 Уголовно-исполнительного кодекса (УИК) РФ; в последнем указывается, что ходатайство об условно-досрочном освобождении должно содержать сведения, "свидетельствующие об исправлении (выделено нами. - Авт.) осужденного" в то время, как в УК РФ предполагается некий этап "дальнейшего исправления" после применения условно-досрочного освобождения. Это препятствует правильному, лишенному субъективизма, применению этой уголовно-правовой меры поощрения осужденных. Отсутствие должной определенности в законодательной регламентации основания применения условно-досрочного освобождения вряд ли может породить и у самих осужденных ясное понимание критериев социально желательного поведения, тех показателей, которые они должны достигнуть, чтобы быть освобожденными от наказания досрочно. Эти поведенческие ориентиры должны быть четко обозначены в уголовном и уголовно-исполнительном законе. Эта проблема частично решена в ч. 1 ст. 175 УИК РФ, в котором отмечается, что в ходатайстве об условно-досрочном освобождении должны содержаться сведения, свидетельствующие о том, что для дальнейшего исправления осужденный не нуждается в полном отбывании наказания, "поскольку в период отбывания наказания он частично или полностью возместил причиненный ущерб или иным образом загладил вред, причиненный в результате преступления, раскаялся в совершенном деянии. ".

Факт полного (хотя и под условием) освобождения лица от дальнейшего отбывания наказания должен быть свидетельством того, что цели наказания, установленные в ч. 2 ст. 43 УК РФ, реализованы в достаточной для этого мере. Сама норма об условно-досрочном освобождении должна быть ориентирована на стимулирование социально активного, позитивного поведения лица в процессе отбывания наказания. Следует признать, что такое поведение и добросовестное отношение осужденного к труду выделяет его среди других категорий осужденных. Это доказывает, что процесс исправления лица завершился ранее, поэтому не требуется полного отбывания назначенного приговором наказания. В дальнейшем условно-досрочно освобожденный должен подтвердить позитивный результат соблюдением тех предписаний, которые предусмотрены уголовным законом.

Важно иметь в виду, что по смыслу действующего УК РФ (ч. 1 ст. 79) условно-досрочное освобождение допускается при незавершенном процессе исправления лица ("для своего исправления оно не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания") <1>. Вывод суда о наличии такого состояния должен быть основан на всестороннем учете данных о поведении осужденного в период отбывания наказания и его личности: возмещение (полное или частичное) причиненного вреда, соблюдение осужденным режима отбывания наказания, его ответственное отношение к труду, обучению, характер взаимоотношений с другими осужденными, с родственниками. Необходим положительный прогноз относительно поведения лица в новой для него обстановке и взаимоотношений с окружением после освобождения от дальнейшего отбывания наказания (способность к самоконтролю, наличие достаточных бытовых условий, реальность трудоустройства и т.д.). Требуется выяснение отношения осужденного к совершенному им деянию.

<1> Ранее действовавшее уголовное законодательство (в частности, УК РСФСР 1960 г.) допускало применение условно-досрочного освобождения только при достигнутом исправлении.

Применительно к лицам, отбывающим пожизненное лишение свободы, законодатель установил более конкретные требования: отсутствие у осужденного злостных нарушений установленного порядка отбывания наказания в течение предшествующих трех лет (в ред. Федерального закона от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ).

Необходимость дальнейшего исправления осужденного вызывает потребность во внешнем контроле за его поведением после освобождения. Согласно ч. 2 ст. 79 УК РФ, применяя условно-досрочное освобождение, суд может возложить на осужденного определенные обязанности. К их числу закон (ч. 5 ст. 73 УК) относит: не менять постоянного места жительства, работы, учебы без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего исправление осужденного, не посещать определенные места, пройти курс лечения от алкоголизма, наркомании, токсикомании или венерического заболевания, осуществлять материальную поддержку семьи. Не каждая из указанных обязанностей может быть фактически возложена на условно-досрочно освобожденного, ибо некоторые из этих мер могут быть реализованы в процессе отбывания наказания. Суд может возложить на осужденного исполнение и других обязанностей, способствующих его исправлению.

Досрочное освобождение является реальным, но считается условным потому, что осужденный, как уже отмечалось, в течение неотбытой части наказания обязан следовать требованиям, которые вытекают из содержания самого закона и решения суда о таком освобождении. Несоблюдение этих предписаний может вызвать решение суда об отмене условно-досрочного освобождения. В отношении досрочно освобожденного не устанавливается особый испытательный срок (как это делается при условном осуждении): он приравнивается к неотбытой части наказания. Поскольку в отношении условно-досрочно освобожденного от пожизненного заключения понятие "неотбытая часть наказания" неприменимо, то в литературе предлагается считать испытательным сроком в этом случае величину срока погашения судимости <1>. Согласно п. "д" ч. 3 ст. 86 УК РФ она установлена в восемь лет после отбытия наказания.

<1> См., например: Курс уголовного права. Общая часть: В 5 т. Т. 2: Учение о наказании. М., 2002. С. 230.

Согласно п. "а" ч. 7 ст. 79 УК РФ суд может постановить об отмене условно-досрочного освобождения, если осужденный совершил нарушение общественного порядка, за которое на него было наложено административное взыскание, или злостно уклонился от исполнения обязанностей, возложенных на него судом при применении условно-досрочного освобождения.

Отмена условно-досрочного освобождения допускается также, если в течение оставшейся неотбытой части наказания осужденный совершил преступление по неосторожности (п. "б" ч. 7 ст. 79 УК РФ). Этот вопрос решается судом с учетом различных обстоятельств, характеризующих личность осужденного. Если суд принимает решение об отмене условно-досрочного освобождения, то он назначает ему наказание по правилам, предусмотренным ст. 70 УК РФ (т.е. по совокупности приговоров).

Совершение осужденным нового умышленного преступления в течение оставшейся неотбытой части наказания влечет за собой обязательную отмену условно-досрочного освобождения, и суд назначает ему наказание по тем же правилам (см. п. "в" ч. 7 ст. 79 УК).

Контроль за поведением условно-досрочно освобожденного осуществляется уполномоченным на то специализированным государственным органом (уголовно-исполнительной инспекцией), а в отношении военнослужащих - командованием воинских частей и учреждений (ч. 6 ст. 79 УК). Практика показывает, что требование закона о должной организации контроля, к сожалению, не всегда выполняется в полном объеме и должным образом. Значительно чаще досрочно освобожденные остаются вне контроля, предоставлены сами себе, что снижает эффективность условно-досрочного освобождения, создает почву для рецидива среди этой категории лиц.

Условно-досрочное освобождение может быть применено только после отбытия осужденным определенной части назначенного судом наказания.

В литературе это предписание уголовного закона нередко именуют формальным основанием условно-досрочного освобождения. Допустимость применения данного термина в этом случае вызывает сомнения, поскольку требование отбытия определенной части наказания не является формальным по сути, а служит необходимой предпосылкой (условием) применения условно-досрочного освобождения. Без наступления этого события вопрос о применении рассматриваемой меры уголовно-правового поощрения вообще ставиться не может. Осужденный должен отбыть определенный законом срок назначенного судом наказания. Объективно, на наш взгляд, считается, что требование обязательного отбытия осужденным определенной части назначенного судом наказания выступает не только олицетворением идеи неотвратимости уголовной ответственности и наказания, но также средством достижения цели специального и общего предупреждения.

Величина этих сроков в истории уголовного права России и законодательства других государств не была постоянной и изменялась в зависимости от реалий проводимой властью политической, экономической и социальной политики. Сама юридическая природа и социальное назначение условно-досрочного освобождения предполагают, что сроки наказания, подлежащего обязательному отбыванию, не могут быть незначительными. В большинстве государств они установлены на уровне не менее половины назначенного судом наказания. Обращение к более кратким срокам может свидетельствовать о попытке предания условно-досрочному освобождению иных (чаще всего несвойственных ему) социальных или экономических функций (к примеру, скорректировать по тем или иным соображениям в сторону уменьшения контингент лиц, находящихся в местах лишения свободы, сократить ("оптимизировать") затраты на их содержание и т.п.). Дифференциация сроков, подлежащих обязательному отбытию осужденным, связывается обычно с характером и степенью общественной опасности совершенного преступления и характеристикой личности осужденного.

Согласно действующему уголовному законодательству России (ч. 3 ст. 79 УК РФ) условно-досрочное освобождение может быть применено после фактического отбытия осужденным:

а) не менее одной трети срока наказания, назначенного за преступление небольшой или средней тяжести;

б) не менее половины срока наказания, назначенного за тяжкое преступление;

в) не менее двух третей срока наказания, назначенного за особо тяжкое преступление, а также двух третей срока наказания, назначенного лицу, ранее условно-досрочно освобождавшемуся, если условно-досрочное освобождение было отменено по основаниям, предусмотренным п. п. "а", "б" и "в" ч. 7 ст. 79 УК РФ.

УК РФ (ч. 4 ст. 79) устанавливает, что фактически отбытый осужденным срок лишения свободы не может быть менее шести месяцев. Установление такого предписания представляется оправданным. В особенности это актуально в отношении лиц, отбывающих краткосрочное лишение свободы, ибо и здесь требуется достаточное время для оценки соответствия поведения осужденного (и его характеристики) требованию о том, что для своего исправления лицо "не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания". Это положение не распространяется на лиц, отбывающих содержание в дисциплинарной воинской части: их условно-досрочное освобождение допускается и ранее истечения шестимесячного срока.

Исходя из прямых предписаний УК РФ, закон не устанавливает (как это было в прежнее время) прямых ограничений в применении условно-досрочного освобождения. Следовательно, эта мера уголовно-правового поощрения может быть в принципе реализована в отношении всех лиц, отбывающих указанные в законе виды наказаний. Исключение делается лишь в отношении некоторой категории осужденных к пожизненному лишению свободы: лицо, совершившее в период отбывания этого наказания новое тяжкое или особо тяжкое преступление, условно-досрочному освобождению не подлежит (ч. 5 ст. 79 УК). По общему правилу (ч. 5 ст. 79 УК) лицо, отбывающее пожизненное лишение свободы, может быть освобождено условно-досрочно, если оно фактически отбыло не менее двадцати пяти лет лишения свободы.

Такой подход российского законодателя представляется оправданным, ибо учитывает современные гуманитарные тенденции и международные стандарты обращения с правонарушителями, а также роль института условно-досрочного освобождения в стимулировании социально активного, позитивного по своему характеру поведения осужденного в период отбывания наказания.

В отличие от ранее действовавшего законодательства правом на обращение в суд с ходатайством об условно-досрочном освобождении наделен сам осужденный, а также его адвокат, законный представитель (ч. 1 ст. 175 УИК РФ в ред. Федерального закона от 8 декабря 2003 г. N 161-ФЗ). Эта новелла согласуется с принятым в ряде европейских государств правилом, что условно-досрочное освобождение предполагает согласие осужденного на применение такой меры (см., например, § 57 УК ФРГ).

Следует также обратить особое внимание на предписание уголовного закона (ч. 1 ст. 79 УК РФ в ред. ФЗ от 8 декабря 2003 г. N 161-ФЗ) о том, что при наличии установленных судом основания и предпосылки лицо "подлежит" условно-досрочному освобождению. Следует признать, что эти требования по своему характеру и содержанию обретают значение субъективного права осужденного на условно-досрочное освобождение.

Ходатайство об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания осужденный подает через администрацию учреждения или иного органа, исполняющего наказание. Последние уполномочены направлять это ходатайство в суд вместе с характеристикой на осужденного. В характеристике содержится заключение органа о целесообразности условно-досрочного освобождения (ч. 2 ст. 175 УИК). Согласно закону (ч. 1 ст. 175 УИК), в ходатайстве осужденного должны содержаться сведения, свидетельствующие о том, что для дальнейшего исправления осужденный не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания, поскольку в период отбывания наказания он частично или полностью возместил причиненный ущерб или иным образом загладил вред, причиненный в результате преступления, раскаялся в совершенном деянии, а также могут содержаться иные сведения, свидетельствующие о возможности применения условно-досрочного освобождения.

Условно-досрочно освобожденные, в случае отмены в их отношении условно-досрочного освобождения, могут обращаться с ходатайством об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания вновь, но не ранее, чем по истечении одного года со дня вынесения определения <1> об отмене условно-досрочного освобождения (ч. 12 ст. 175 УИК).

<1> Согласно действующей редакции ч. 7 ст. 399 УПК РФ вопросы, связанные с исполнением приговора, решаются судьей путем вынесения соответствующего постановления.

Условно-досрочное освобождение осуществляется судом, и только суд может возложить на осужденного те обязанности, которые определяют его правовой статус на период течения неотбытой части срока наказания.

§ 3. Замена неотбытой части наказания

более мягким видом наказания

1. Понятие и юридическая природа замены наказания. Постановляя обвинительный приговор, суд, опираясь на положения УК РФ, назначает лицу тот вид (меру) уголовного наказания, которое соответствует характеру и степени общественной опасности совершенного преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного (ст. ст. 6, 43, 60, 61, 62, 64 и другие статьи УК). Однако реализация уголовной ответственности обычно не исчерпывается фактом вынесения обвинительного приговора и назначением наказания. За этим следует не менее ответственный и сложный процесс его исполнения. Как отмечалось ранее, в ходе исполнения назначенного приговором суда вида наказания могут возникнуть новые обстоятельства, которые требуют его корректировки в части наказания. Так, уголовный закон предоставляет суду возможность осуществлять замену назначенного наказания другим его видом.

В русском языке термин "замена" употребляется для характеристики различных по своей природе явлений (процессов). И в уголовном праве России этот термин также употреблялся в разных значениях для характеристики неодинаковых по своей природе правовых феноменов и институтов. Так, в законодательстве досоветского периода замена наказания рассматривалась как правовая возможность для определения другого вида наказания, чем тот, который подлежал назначению согласно санкции. Известный русский криминалист И.Я. Фойницкий полагал, что замена наказания существует при "невозможности применить в данном случае нормальное наказание и вытекающей отсюда необходимости выбрать вместо (выделено нами. - Авт.) него какую-нибудь другую карательную меру" <1>. И в действующем законодательстве России также предусматривается правило о возможности такой замены одного наказания другим: осужденному военнослужащему вместо лишения свободы (на срок не свыше двух лет) может быть назначено содержание в дисциплинарной воинской части на тот же срок (ч. 1 ст. 55 УК РФ). В этом случае речь идет о назначении судом одного наказания вместо другого при постановлении приговора. В связи с этим в истории уголовного права выделялось так называемое замещающее наказание.

<1> Фойницкий И.Я. Указ. соч. С. 102.

Однако значительно чаще понятие "замена наказания" трактуется в современном уголовном законодательстве как изменение его вида в стадии исполнения назначенного судом наказания. В этом значении институт замены наказания выступает как проявление индивидуализации наказания в процессе исполнения приговора. Иными словами, при замене наказания (в последнем ее значении) прекращается реализация назначенного приговором суда вида наказания и постановляется к исполнению другой его вид. Это влечет за собой существенное изменение социально-правового статуса осужденного.

Следовательно, посредством термина "замена наказания" могут обозначаться различные по своей юридической природе институты уголовного права <1>, однако в рассматриваемом случае замена наказания означает изменение вида наказания на стадии реализации предписаний приговора.

<1> Некоторые ученые, опираясь лишь на терминологическое сходство, предлагают рассматривать их в качестве единого института уголовного права. Такой подход вызывает возражение. См., например: Жуков А.В. Замена наказания в уголовном праве России. Тольятти, 2003. С. 14.

Уголовный закон предусматривает возможность замены наказания другим, более строгим его видом, а также смягчение участи осужденного путем применения другого, более мягкого вида наказания. В первом случае положение лица изменяется в худшую для него сторону в связи с уклонением осужденного от отбывания наказания (см., например, ч. 4 ст. 50 УК РФ). Напротив, любой вариант замены наказания более мягким его видом означает смягчение ответственности осужденного.

Замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания может осуществляться по различным основаниям, причем не всегда это может быть связано только с позитивным поведением осужденного в период отбывания наказания. Так, согласно ч. 3 ст. 81 УК военнослужащим, отбывающим арест или содержание в дисциплинарной воинской части, неотбытая часть этих видов наказания может быть заменена более мягким видом наказания в случае заболевания, делающего их негодными к воинской службе. Учитывая, что закон допускает в таких случаях и полное освобождение лица от наказания, следует признать, что такая замена наказания должна применяться и к военнослужащим, которые недостойны по тем или иным причинам такого освобождения. Аналогичным образом решается вопрос и в случае истечения срока отсрочки отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей. Согласно ч. 3 ст. 82 УК РФ, по достижении ребенком четырнадцатилетнего возраста суд освобождает осужденную от отбывания оставшейся части наказания либо заменяет ее более мягким видом наказания. Очевидно, что первый вариант является для осужденной более предпочтительным, чем смягчение наказания. Замена наказания более мягким его видом допускается также актами амнистии или помилования (ч. 2 ст. 84, ч. 2 ст. 85 УК РФ).

Таким образом, в результате применения более мягких видов наказания характер принудительно-воспитательного воздействия на осужденного фактически изменяется в лучшую для него сторону. Однако не всегда эта мера ориентирована на стимулирование позитивного поведения осужденных, добросовестное отбывание назначенного наказания. В основе такой индивидуализации наказания могут лежать не только позитивные по своему характеру акты поведения осужденных, а некоторые события (заболевание, достижение ребенком определенного возраста, истечение срока давности обвинительного приговора суда и др.) либо те или иные свойства личности осужденного.

2. Основание и условия замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания, предусмотренные ст. 80 УК РФ. Согласно закону, лицу, отбывающему ограничение свободы, содержание в дисциплинарной воинской части или лишение свободы, суд с учетом его поведения в период отбывания наказания может заменить оставшуюся неотбытой часть наказания более мягким видом наказания.

Этот вид поощрения правомерного поведения осужденных длительное время рассматривался как законом, так и теорией уголовного права в качестве разновидности условно-досрочного освобождения. Такая оценка правовой природы этой меры имеет глубокие исторические корни. Еще во времена становления и развития английской прогрессивной (звездной или марочной) системы исполнения лишения свободы правовые последствия применения к лицу условно-досрочного освобождения (его новый статус) были настолько жесткими и обременительными, что будучи юридически освобожденным, лицо фактически претерпевало новые тяготы и правоограничения, хотя и менее жесткие, но равные по сути наказанию. Не случайно создатели такой системы рассматривали эти правоограничения как третью ступень отбывания лишения свободы.

Аналогично рассматривался этот вопрос и в России. Так, в Декрете СНК РСФСР от 21 марта 1921 г. "О лишении свободы и о порядке условно-досрочного освобождения заключенных" отмечалось, что условно-досрочное освобождение выражается либо в полном освобождении от наказания, либо в сохранении принудительных работ без содержания под стражей на весь оставшийся срок или часть его <1>. Это положение без существенных изменений было воспроизведено и в ряде последующих российских уголовных законов.

<1> См.: Сборник узаконений РСФСР. 1921. N 22. Ст. 138.

Замена наказания в качестве самостоятельной меры уголовно-правового поощрения осужденных была регламентирована лишь Основами уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г. и УК РСФСР 1960 г.

В процессе принятия УК РФ 1996 г., а также после его вступления в силу высказывались различные рекомендации по правовому регулированию замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания. Его позитивным <1> результатом явилось то, что она продолжает рассматриваться как особая (отличная от условно-досрочного освобождения) мера уголовно-правового поощрения позитивного поведения осужденных и регламентирована в отдельной (ст. 80) статье УК РФ.

<1> Некоторые специалисты предлагают исключить ее из законодательства как не ставшую достаточно эффективной.

В отличие от условно-досрочного освобождения при замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания суд не отказывается от дальнейшей реализации наказания. Смягчение ответственности осужденного осуществляется за счет определения (и последующего исполнения) другого, более мягкого вида наказания.

Действующий уголовный закон исходит из того, что суд может заменить неотбытую часть лишения свободы более мягким видом наказания с учетом поведения осужденного (ч. 1 ст. 80 УК). Следует отметить, что конкретные критерии (показатели) такого поведения в УК не регламентируются. Это обстоятельство существенно осложняет деятельность судов по применению рассматриваемой меры, хотя итоги опросов сотрудников уголовно-исполнительной системы и судей убеждают в ее целесообразности. Эта мера расширяет возможности дифференциации и индивидуализации наказания, олицетворяет собой принципы гуманизма, экономии уголовно-правового воздействия, справедливости. Она призвана обеспечить достижение всех целей наказания, предусмотренных УК РФ.

В литературе вопрос об основании и критериях применения замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания решается неоднозначно. В свою очередь Пленум Верховного Суда РФ, к сожалению, не дает четких указаний по данному вопросу.

Логика подсказывает, что замена наказания другим, более мягким его видом должна основываться на идее о незавершенности процесса исправления осужденного <1>. Применение более мягкого вида наказания к осужденным, проявившим стремление к исправлению, призвано завершить этот процесс. Таким образом, позитивная посткриминальная деятельность должна получать свое воплощение как в поведении осужденного (соблюдение режима отбывания наказания, отношение его к труду и обучению), так и в других показателях.

<1> См.: Ткачевский Ю.М. Замена наказания в процессе исполнения. М., 1982. С. 22 - 23; Тарханов И.А. Замена наказания по советскому уголовному праву. Казань, 1982. С. 48.

Очевидно, что основание применения замены наказания должно быть некоторым образом сопоставимо с основанием применения условно-досрочного освобождения. Вместе с тем они должны отличаться, потому что в результате замены наказания осужденный не исключается полностью из сферы воздействия наказания: к нему применяется другой, более мягкий его вид. Как уже отмечалось, после условно-досрочного освобождения осужденный не подвергается непосредственному воздействию наказания, хотя он принуждается к выполнению определенных обязанностей. Его более льготное (по сравнению с тем, что имеет место при замене наказания) положение должно быть результатом более высокой степени исправления. В связи с этим в литературе высказывается мнение, что замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания должна применяться к лицам, вставшим (твердо вставшим) на путь исправления, но еще не исправившимся <1>.

<1> См.: Ткачевский Ю.М. Прогрессивная система исполнения уголовных наказаний. С. 114; Уголовное право России: Учебник для вузов. Т. 1: Общая часть. М., 2000. С. 495.

В УИК РФ (ст. ст. 56, 108, 111, 112) содержится требование, что при определении степени исправления учитывается участие осужденного в воспитательных мероприятиях, самодеятельных организациях, получение им образования. Однако соответствующей градации этих степеней и реальной дифференциации осужденных по этому показателю в законе не осуществляется <1>. Правоприменителю вряд ли можно получить необходимое представление об исправлении как достигнутом уровне формирования личности также из текста ст. 9 УИК РФ. Следовательно, рекомендация о применении замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания к осужденным, вставшим на путь исправления, требует правовой конкретизации. Как уже отмечалось, закон по этому поводу "молчит".

<1> Дифференциация степеней исправления была известна прежнему исправительно-трудовому законодательству.

Следует полагать, что требование (ст. 80) УК РФ об учете поведения осужденного как решающего фактора для применения замены наказания означает, что в основе вывода суда о применении этой меры правового поощрения лежит такой тип поведения осужденного, который свидетельствует о существенном снижении степени его общественной опасности. Имеющиеся и установленные судом позитивные изменения могут проявляться, к примеру, в отсутствии взысканий за нарушение установленного порядка непосредственно перед решением вопроса о замене. Этот объективный показатель сам по себе не имеет универсального значения, хотя позволяет в определенной мере судить о способности осужденного преодолевать социальные конфликты, отдавая предпочтение правомерному способу решения встречающихся в условиях отбывания лишения свободы проблем. С понятием "положительного поведения" связывается также добросовестное отношение осужденного к труду (там, где он надлежащим образом организован) и реализация потребности к повышению общеобразовательного уровня и профессиональной подготовки.

Судя по смыслу закона, такое поведение предполагает стремление осужденного и наличие у него навыков правильно жить в условиях свободы. В этой ситуации потребность в изоляции осужденного отпадает, однако проблема реализации целей наказания продолжает оставаться актуальной: процесс исправления не завершен, существует потребность в полном восстановлении социальной справедливости, достижении в требуемом объеме целей исправления и предупреждения преступлений. Замена неотбытой части наказания означает, таким образом, что достижение названных целей будет обеспечено в условиях отбывания другого, но более мягкого вида наказания.

Первоначально с введением в действие УК РФ требовалось наличие следующих условий (предпосылок) замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания:

1) осуждение лица по приговору суда к наказанию в виде лишения свободы;

2) совершение лицом преступления небольшой или средней тяжести;

3) фактическое отбытие осужденным не менее одной трети назначенного судом срока наказания.

Однако в дальнейшем Федеральными законами от 9 марта 2001 г. и от 8 декабря 2003 г. в ст. 80 УК РФ были внесены существенные изменения. Действующая редакция уголовного закона (ч. 2 ст. 80 УК) устанавливает, что неотбытая часть наказания может быть заменена более мягким видом наказания после фактического отбытия осужденным к лишению свободы за совершение:

- преступления небольшой или средней тяжести - не менее одной трети срока наказания;

- тяжкого преступления - не менее половины срока наказания;

- особо тяжкого преступления - не менее двух третей срока наказания.

Таким образом, категория преступлений и дифференциация сроков, подлежащих фактическому отбыванию при замене наказания в виде лишения свободы, стала близка к предписаниям, установленным для условно-досрочного освобождения (ч. 3 ст. 79 УК). Конечно, такой подход не препятствует адекватной реализации названных самостоятельных мер уголовно-правового поощрения, ибо каждая из них должна иметь своего собственного адресата, т.е. осужденных, отличающихся по назначенному наказанию, степени исправления и уровню достижения иных целей наказания. Между тем законодателю следовало бы предусмотреть основания применения замены наказания в более конкретной (и поэтому приемлемой для однозначного понимания правоприменителем и осужденными) правовой форме: вряд ли следует ограничиваться общей формулой (т.е. "с учетом поведения").

Обращает на себя внимание, что законодатель, изменив редакцию ч. 1 ст. 80 УК РФ и расширив круг наказаний, которые могут быть подвержены замене, не указал величину сроков, по истечении которых допустима замена наказаний в виде ограничения свободы и содержания в дисциплинарной воинской части. Как уже отмечалось, в ч. 2 ст. 80 УК РФ такое предписание формулируется именно (и только) в отношении осужденных к лишению свободы. Такие редакционные погрешности подлежат устранению путем исключения термина "к лишению свободы".

Систематическое толкование действующих положений уголовного закона (ст. ст. 79 и 80 УК РФ) позволяет прийти к выводу, что замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания неприменима к лицам, отбывающим пожизненное лишение свободы: УК РФ (ч. 5 ст. 79) для данной категории лиц допускает возможность условно-досрочного освобождения от наказания после отбытия ими не менее двадцати пяти лет лишения свободы, но ст. 80 УК подобного положения не содержит.

При замене наказания, предусмотренной ст. 80 УК РФ, осужденный освобождается от отбывания назначенных приговором наказаний <1>, а вместо них определяется к исполнению новый, более мягкий вид наказания. Действующее уголовное законодательство (ч. 3 ст. 80 УК) не содержит каких-либо ограничений относительно выбора судом заменяющего наказания: суд может избрать любой более мягкий вид наказания в соответствии с видами наказаний, установленных ст. 44 УК РФ, но в пределах, предусмотренных уголовным законом для каждого вида наказания.

<1> Очевидно, по этой причине данный вид замены наказания регламентируется в гл. 12 УК РФ, именуемой "Освобождение от наказания". Такой подход, как следование правовой традиции, нельзя признать вполне корректным, ибо, как отмечалось ранее, замена наказания имеет собственную юридическую природу, отличную от институтов полного освобождения от наказания. Наименование гл. 12 УК РФ следует изменить, включив в его содержание указание на замену наказания ("Освобождение от наказания и замена его другим, более мягким видом").

Однако следует отметить, что не каждый из предусмотренных законом видов наказаний может быть реально применен в порядке замены. Так, в законе (ст. 44 УК РФ) наказанию в виде лишения свободы на определенный срок предшествуют следующие основные более мягкие виды наказаний: содержание в дисциплинарной воинской части; арест, ограничение свободы, ограничение по военной службе, исправительные работы, обязательные работы, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью и штраф. Кроме того, закон не содержит прямого запрета на применение в порядке замены дополнительных видов наказаний (ч. 3 ст. 45 УК РФ), хотя подобная замена недопустима по принципиальным соображениям.

Ознакомление с перечнем более мягких, чем лишение свободы, основных наказаний убеждает, что не каждое из них может быть определено в порядке замены. Известно, что различные виды наказаний поражают соответствующие сферы прав и интересов личности. Поэтому заменяющее наказание не может распространять свои ограничения на те права и интересы, которые не были объектом воздействия наказания, назначенного приговором суда. Так, не могут рассматриваться как заменяющие наказания в виде содержания в дисциплинарной воинской части и ограничение по военной службе, ибо они применяются только к военнослужащим (ч. 1 ст. 51, ст. 55 УК РФ). Не представляется возможным заменять лишение свободы наказанием в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. Замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания направлена на смягчение участи осужденного за счет уменьшения (сокращения) фактически реализуемой совокупности (объема) правоограничений. Следовательно, ухудшение социального и правового статуса осужденного в результате такой замены наказания недопустимо. Известно, что применение наказания в виде лишения прав связано с выводом суда о невозможности сохранения за осужденным определенной категории прав. Поэтому если суд не пришел к такому выводу при постановлении приговора, то при замене наказания суд не вправе входить вновь в обсуждение вопроса об обоснованности его предписаний. Тем более что в процессе исполнения лишения свободы появление каких-либо новых обстоятельств подобного рода вряд ли может ожидаться.

Таким образом, наказаниями, заменяющими, к примеру, лишение свободы, реально могут быть арест, ограничение свободы, исправительные работы, обязательные работы и штраф. Однако в литературе высказываются обоснованные, по нашему мнению, соображения о нецелесообразности замены лишения свободы арестом и штрафом <1>.

<1> См., например: Конкина О.В. Замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания: Дис. . канд. юрид. наук. Рязань, 2000. С. 160.

При замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания лицо может быть полностью или частично освобождено от отбывания дополнительного вида наказания. Таковым фактически может быть только лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

studopedia.org - Студопедия.Орг - 2014-2017 год. (0.173 с) .

Источник:

studopedia.org