Портал правовой информации

заключение в суд о лишении родительских прав

Категория: Семейное право

Содержание:

Описание

Ерохина Е

Ерохина Е.В. Лишение родительских прав и восстановление в родительских правах Скачивание файла

Лишение родительских прав и восстановление в родительских правах. Практическое пособие

Ерохина Е.В. Лишение родительских прав и восстановление в родительских правах. Практическое пособие. - Система ГАРАНТ, 2010 г.

Одна из самых актуальных проблем современной России - это спад авторитета семьи с такими ее незыблемыми устоями, как забота о детях, об их воспитании. Все чаще можно говорить о безразличии родителей к судьбе ребенка и уходу за ним. Ежегодно российские суды рассматривают более 20 тыс. дел о лишении родительских прав, что свидетельствует о негативном отношении людей к своим детям, и это не может не вызывать беспокойства. Только комплексные меры, в том числе и установленные государством, направленные, с одной стороны, на защиту прав ребенка, а с другой - на усиление мер ответственности родителей, могут противостоять сложившейся в настоящее время негативной тенденции и произвести профилактический эффект. Именно для этого необходимо разработать единообразную практику при лишении родителей родительских прав и выработать единый теоретический подход к основным положениям института лишения родительских прав.

В настоящем пособии впервые представлен концептуально обоснованный, общий, структурированный материал о состоянии, проблемных теоретических и практических вопросах и перспективах развития института лишения родительских прав.

Глава 1. Понятие, правовая природа и характерные черты лишения родительских прав

1.1. Понятие и правовое регулирование института лишения родительских прав

Институт родительских прав - это институт, характеризующий собой единство интересов родителей и детей, и соединяющий в себе защиту интересов как тех, так и других.

Право родителей на воспитание детей является наиболее важным среди родительских прав. Более того, в современных условиях усиления общемировой тенденции повышения требовательности к уровню образования и воспитания, на родителей налагается все больше родительских обязанностей, а также ужесточается ответственность за их отношение к выполнению обязанностей по отношению к детям. В этом контексте закономерно провозглашение в Российской Федерации среди основных приоритетов демографического развития повышения именно воспитательного потенциала семьи *(1) .

В ст. 63 СК РФ конкретное содержание родительских прав и обязанностей по воспитанию детей не раскрывается. В ней лишь названы основные направления деятельности родителей по воспитанию своих детей. Главным закон признает заботу родителей о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии детей. А каким образом осуществлять эту заботу - решают сами родители.

Специфика положения ребенка в семье и вне нее объясняется его беззащитностью, вызванной полной или частичной физической, психической и социальной незрелостью. Родители являются "естественными опекунами" ребенка, которые, кроме любви, заботы и ухода, должны предоставлять ребенку защиту и обеспечение его интересов. В ситуациях, когда родители нарушают права ребенка или реализуют свои родительские права в противоречии с его интересами, роль защитника несовершеннолетнего ребенка должно взять на себя государство как субъект, заинтересованный в подрастающем поколении.

Принцип общей и одинаковой ответственности обоих родителей за воспитание детей также закреплен в Конвенции ООН "О правах ребенка". В ней провозглашено, что родители несут основную ответственность по воспитанию и обеспечению интересов ребенка, которые и должны являться основной заботой родителей. В настоящее время существует довольно обширная законодательная база в регулировании семейных отношений и, в частности, отношений по поводу применения к родителям санкций в виде лишения родительских прав. Одним из основных источников, регламентирующих права ребенка, как самостоятельной личности, является Конвенция ООН "О правах ребенка". Российская Федерация является участником данной Конвенции с 15 сентября 1990 года. В Конвенции ООН "О правах ребенка" (ст. 9) презюмируется принцип единства семьи и недопустимости вмешательства государства в осуществление права на личную и семейную жизнь, путем закрепления положения об обязанности государства-участника обеспечивать совместное пребывание ребенка со своими родителями.

Тем не менее, именно в ст. 9 Конвенции ООН "О правах ребенка" имеется ссылка на возможность нарушения данного принципа в исключительных случаях, когда компетентные органы, согласно судебному решению, определяют, что такое разлучение необходимо в интересах ребенка. В ст. 19 Конвенции ООН "О правах ребенка", установлено, что государства-участники принимают все необходимые меры с целью защиты ребенка от всех форм физического или психологического насилия со стороны родителей, законных опекунов или любого другого лица, заботящегося о ребенке. Такие меры защиты включают разработку социальных программ с целью предупреждения жестокого обращения с ребенком.

Таким образом, институт лишения родительских прав регламентирован международно-правовым актом, который получил закрепление и развитие в национальном законодательстве Российской Федерации.

Особое значение в закреплении прав ребенка, а также способов и механизма их защиты имеет Конституция Российской Федерации, закрепляющая охрану материнства и детства.

В качестве основного национального источника следует назвать СК РФ, который в ст. 56 закрепил, что ребенок имеет право на защиту своих прав и право на защиту от злоупотреблений со стороны родителей.

"Порядок разбирательства дел о лишении родительских прав регулируется гражданским процессуальным и семейным законодательством. Первое устанавливает общие, а второе - специальные правила судопроизводства" *(2) . Нормы ГПК РФ отражают сущность гражданского процесса и обеспечивают предпосылки всестороннего и полного рассмотрения обстоятельств любого гражданского дела, в том числе и дела о лишении родительских прав. В них закрепляются принципы судопроизводства, виды доказательств и правила их оценки, порядок ведения судебного процесса, вынесения решений и определений, а также процедура их обжалования. Предмет процессуальной деятельности есть "тот пункт, - отмечает В.В. Бутнев, - в котором вступают в непосредственное взаимодействие материальные и процессуальные правоотношения" *(3) . И потому предметом гражданско-процессуальной деятельности данной категории дел будет лишение родительских прав. Гражданское процессуальное право при рассмотрении дел о лишении родительских прав занимает вторичное место. Суд, принимая решение по делу о лишении родительских прав, должен применять нормы материального права, то есть семейного.

Специальными правилами судопроизводства, регламентированными нормами СК РФ:

устанавливается круг лиц, наделенных правом обратиться в суд с иском;

предписывается обязательное участие в деле прокурора, органа опеки и попечительства;

устанавливается круг обязательных вопросов, которые суд должен разрешить, закрепляется возможность выхода за пределы предъявленного искового заявления о лишении родительских прав;

определяются обязанности суда в случае обнаружения в действиях родителей признаки уголовно-наказуемого деяния.

Сложность рассмотрения дел о лишении родительских прав связана с традиционной спецификой семейных тяжб, "ситуационностью" семейно-правовых норм о лишении родительских прав, отсутствием стандартов в принятии решений, невозможностью выработки единообразных решений при практически тождественных условиях, сильной эмоциональной "нагрузкой", специфическими задачами, направленными на защиту интересов ребенка от самых близких для него людей - родителей.

Н.Н. Тарусина считает, что "в настоящее время путем принятия нового СК РФ скорректированы и довольно четко дифференцированы основания исков о лишении и ограничении родительских прав. Введена особая категория истцов и ответчиков - несовершеннолетних родителей. Несовершеннолетнему, достигшему возраста четырнадцати лет, предоставлено право самостоятельно защищать свои субъективные семейные права и интересы в суде, что соответствует общим началам ведущих отраслей российского права (административного, гражданского, трудового, уголовного) об альтернативах возрастной дееспособности" *(4) .

Тем не менее, система материальных норм и процессуальных правил, применяемых при разрешении дел о лишении родительских прав, все еще далека от оптимально возможного регулирования.

Разъяснение и рекомендации по разрешению споров, связанных с воспитанием детей, в том числе и при лишении родительских прав дается в постановлении Пленума Верховного Суда РФ N 10. В нем устанавливается:

истцом по делу является несовершеннолетний ребенок;

круг вопросов, подлежащих обязательному разрешению в рамках данного процесса;

обязанность суда об извещении второго родителя при подготовке к судебному заседанию;

раскрываются понятия отдельных оснований лишения родительских прав;

обращается внимание суда на необходимость установления ряда обстоятельств, которые в дальнейшем будут влиять на принятие решения;

уделяется внимание профилактической деятельности суда в отношении ответчиков по делу, в случае принятия решения об отказе в удовлетворении исковых заявлений.

Анализ судебных решений по делам о лишении родительских прав позволяет сделать вывод, что суды при принятии решений, несомненно, опираются на постановление Пленума Верховного Суда РФ N 10.

В ст. 65 СК РФ закреплено, что родительские права не могут осуществляться в противоречии с интересами детей. Обеспечение интересов детей должно быть предметом основной заботы их родителей. При осуществлении родительских прав родители не вправе причинять вред физическому и психическому здоровью детей, их нравственному развитию. Способы воспитания детей должны исключать пренебрежительное, жестокое, грубое, унижающее достоинство обращение, оскорбление или эксплуатацию детей. Лица, имеющие родительские права, несут ответственность за воспитание и развитие своих детей. Согласно п. 1 ст. 18 Конвенции ООН "О правах ребенка" эта ответственность должна быть общей и обязательной для обоих родителей, где бы они ни находились. Конвенция ООН "О правах ребенка" рассматривает данную ответственность как "основную", подчеркивая тем самым особое значение ответственности родителей в обеспечении прав и интересов своих детей.

В современных условиях построения гражданского общества и правового государства в России юридическая ответственность за правонарушения является наиболее проблемной темой правовой науки и правоприменительной практики. Без эффективно действующего механизма юридической ответственности нормы, регулирующие права и обязанности членов общества, носят декларативный характер.

"Юридическая ответственность является охранительным институтом, в рамках которого осуществляется защита прав, а в отношении виновного лица реализуется неблагоприятные последствия, предусмотренные санкцией. При этом с одной стороны к правонарушителю применяются определенные санкции в виде лишения каких-либо имеющихся у него субъективных прав, либо вынуждающие принять какие-то обременительные обязанности, а с другой стороны обеспечивается защита прав управомоченного лица" *(5) .

Таким образом, "юридическая ответственность как мера государственного принуждения, основанная на юридическом и общественном осуждении правонарушителя, выражается в установлении для него определенных отрицательных последствий в виде ограничений (лишений личного или имущественного характера)" *(6) .

Действующее законодательство предусматривает различные виды ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязанностей по воспитанию детей:

уголовно-правовая ответственность (ст. 156 УК РФ);

административно-правовая ответственность (ст. 5.35 КоАП РФ);

ответственность, предусмотренная семейным законодательством.

Родители могут быть привлечены ко всем вышеуказанным видам ответственности. Например, если в действиях родителей содержатся элементы нескольких составов, например уголовное преступление, предусмотренное ст. 156 УК РФ, что подразумевает и совершение семейного правонарушения - жестокое обращение с ребенком, - то они должны быть привлечены и к уголовно-правовой, и к семейно-правовой ответственности.

"Лишение родительских прав является мерой ответственности, предусмотренной нормами семейного законодательства и, как всякая мера ответственности, служит не только целям защиты прав и интересов детей, но и выполняет карательную функцию в отношении родителей" *(7) .

По мнению А.Е. Казанцевой, "содержание семейно-правовой ответственности заключается в устранении обязанных лиц от личного воспитания детей, воплощающегося в различных формах, зависящих от основания возникновения правоотношений по воспитанию" *(8) . К.Н. Толстой дает следующее определение: "Лишение родительских прав - санкция за неправомерное поведение родителей в отношении детей, направленная на защиту интересов детей и перевоспитание родителей" *(9) . Л.М. Муратова предлагает другое определение: "Лишение родительских прав является мерой семейно-правовой ответственности в форме лишения субъективных семейных прав" *(10) .

В настоящее время в научной литературе существуют две кардинально противоположные точки зрения относительно правовой природы лишения родительских прав. Так М.В. Антокольская, рассматривающая семейное право в качестве подотрасли гражданского права, считает, что "понятие ответственности в семейном праве идентично гражданско-правовому" *(11) . Соответственно, лишение родительских прав является одной из разновидностей гражданско-правовой ответственности. Ученые, которые придерживаются позиции, что семейное право является самостоятельной отраслью права, в частности Л.М. Пчелинцева, А.М. Нечаева, Л.М. Муратова, считают, что "лишение родительских прав - это мера семейно-правовой ответственности" *(12) .

Говоря об ответственности в семейном праве, следует заметить, что ее ядром также является общественное и государственное осуждение правонарушителя, но в то же время ответственность в семейном праве обладает специфическими чертами, что свидетельствует в пользу второй точки зрения. Так, все меры ответственности, закрепленные в нормах семейного права, могут применяться только в отношении членов семьи и приравненных к ним лицам. А значит, не могут быть привлечены к семейно-правовой ответственности лица, не связанные между собой существующими семейными правоотношениями. Третьи лица, в случаях нарушения ими семейных прав участников семейных отношений, несут перед ними не семейно-правовую, а гражданско-правовую, административно-правовую или уголовно-правовую ответственность.

Рассматривая понятие и значение такой семейно-правовой санкции, как лишение родительских прав, необходимо обратить внимание на статистику.

"В 2006 году в г. Оренбурге в ходе реализации межведомственной профилактической операции "Подросток" выявлены и поставлены на учет 1162 неблагополучных родителя. Для принятия мер по фактам неисполнения родителями своих обязанностей в различные структуры и ведомства направлено свыше 2,5 тысяч материалов. В результате проведения операции 324 родителя, которые воспитывали 352 ребенка, лишены родительских прав Выявлены 96 фактов жестокого обращения с несовершеннолетними, семь фактов сексуального или иного насилия над несовершеннолетними. За неисполнение родительских обязанностей к уголовной ответственности привлечены 97 человек; к административной - 1977.

В 2007 году на учете числилось 702 семьи, в них проживали 1049 детей. За первое полугодие 2007 года реабилитацию в приютах прошли 252 подростка. Действует также система социального патронажа (43 семьи) и социального сопровождения (64 семьи).

По фактам ненадлежащего исполнения обязанностей родителями или лицами, их заменяющими в КДН и ЗП районов области направлено 1206 материалов, в суды для решения вопроса о лишении родительских прав направлено 47 материалов. Из неблагополучных семей изъято 120 детей, находящихся в условиях, опасных для жизни и здоровья, которые в целях социальной реабилитации направлены в учреждения здравоохранения и социальной защиты. В ходе акции возбуждено 51 уголовное дело по ст. 156 УК РФ в отношении родителей, не исполняющих обязанности по воспитанию несовершеннолетних детей" *(13) .

Из всего вышесказанного можно сделать вывод, о том, что институт лишения родительских прав применяется в судебной практике довольно часто, даже чаще, чем этого хотелось. Институт лишения родительских прав подробно регламентирован международными актами, национальным законодательством.

1.2. Характерные черты лишения родительских прав

Лишение родительских прав как одна из разновидностей мер семейно-правовой ответственности, применяемой к родителям за неисполнение или ненадлежащее исполнение родительских обязанностей, обладает следующими особыми, присущими только данной мере ответственности, характерными чертами:

лишение родительских прав осуществляется только в отношении несовершеннолетнего ребенка. Конвенция "О правах ребенка" дает определение понятию "ребенок", под которым понимается каждое человеческое существо до достижения восемнадцатилетнего возраста, если по закону, применимому к данному ребенку, он не достигает совершеннолетия ранее;

лишению родительских прав присущ исключительно индивидуальный характер. Индивидуальный характер проявляется в том, что, когда у обоих родителей неблаговидное виновное поведение в отношении их ребенка, влекущее лишение родительских прав, в отношении каждого из них в отдельности рассматриваются все обстоятельства дела, послужившие основанием для предъявления иска. Индивидуальный характер лишения родительских прав прослеживается и по отношению к ребенку, чьи права и интересы защищаются *(14) , поскольку лишение родительских прав с целью приоритетной защиты его прав и интересов производится в отношении каждого ребенка в отдельности, а не всех детей в целом.

Не допускается лишение родительских прав в отношении ребенка, который еще не рожден;

характерным признаком семейно-правовой ответственности является и субъект ответственности, которым согласно ст. 69 СК РФ, может выступать только лицо, записанное в качестве родителей в актовой записи о рождении ребенка и, чьи родительские права основаны на факте рождения ребенка. Если запись об отце состоялась в результате установления отцовства, лицо, которое приобрело родительские права и обязанности, может быть их лишено на общих основаниях. Субъектом является родитель, обладающий полной или неполной семейной дееспособностью, то есть субъектом может быть как родитель, достигший совершеннолетия, так и родитель, не достигший его. Не могут быть лишены родительских прав лица, приравненные к родителям или их заменяющие: усыновители, опекуны, приемные родители;

основанием применения семейно-правовой санкции в виде лишения родительских прав является только правонарушения в сфере семейно-правовых отношений (семейно-правовой деликт). Под "семейным правонарушением понимается виновное противоправное действие (бездействие), нарушающее нормы семейного законодательства" *(15) . Объектом является ребенок, его права и законные интересы.

Ответственность возникает только, если поведение субъекта семейного правоотношения является противоправным. Объективную сторону этого правонарушения составляет совершение родителями противоправного действия или бездействия. Перечень таких деяний сформулирован в ст. 69 СК РФ как исчерпывающий. Под противоправностью понимается "юридическое выражение общественной опасности деяния, его вредности для общества" *(16) , а в нашем случае - для участника семейного правоотношения.

Для лишения родительских прав не имеет значения, повлекли указанные действия за собой какие-либо вредные последствия или нет. В одних случаях последствия противоправного поведения родителей очевидны, а в других реальный вред ребенку не причиняется вообще. Если один из родителей уклоняется от выполнения родительских обязанностей, однако, ребенок получает необходимую заботу от другого родителя и, совершенно не зная недобросовестного родителя, не страдает из-за его отсутствия.

Например, при рассмотрении дела о лишении родительских прав гражданина Т., установлено, что ребенок не видел и не помнит отца, тот является гражданином Украины, и место жительства его в настоящее время не известно *(17) .

В другом деле из протоколов судебного заседания следует, что ребенок называет мужа своей матери отцом, о существовании биологического отца знает, но относится к этому безразлично. Хочет, чтобы муж матери ее усыновил *(18) .

В тех случаях, когда последствия противоправного поведения включаются в состав семейного правонарушения, необходимо доказывать и наличие причинно-следственной связи между противоправным поведением родителей и наступившим результатом;

Лишение родительских прав, как уже указано выше - мера ответственности и, как всякая мера ответственности, служит не только целям защиты детей, но и выполняет карательную функцию в отношении родителей. Поэтому данная мера применяется, только если родитель действовал виновно (за исключением хронического алкоголизма или наркомании как основания лишения родительских прав - но об этом далее). Вина в форме прямого или косвенного умысла и представляет субъективную сторону правонарушения. Вина субъекта семейного правонарушения, так же как в других отраслях права, представляет собой "психическое отношение лица к содеянному" *(19) . Таким образом, наличие вины родителей, относится к обязательным условиям лишения родительских прав (за исключением хронического алкоголизма или наркомании как основания лишения родительских прав). "При отсутствии вины применяется ограничение родительских прав по суду в соответствии с п.п. 1, 2 ст. 73 СК РФ либо устройство ребенка как лишившегося родительского попечения в соответствии с п. 1 ст. 123 СК РФ. В тех случаях, когда закон связывает применение мер ответственности с наступлением вредных последствий противоправного поведения, вина должна охватывать и эти последствия. Для лишения родительских прав необходимо, чтобы суд счел данную меру соразмерной степени тяжести правонарушения и виновности родителей. Поэтому вызывает озабоченность то, что к родителям применяется столь суровая кара в порядке гражданского судопроизводства, в котором у них значительно меньше возможностей защитить свои права, чем в уголовном процессе. При лишении родительских прав на них не распространяется презумпция невиновности, напротив, они предполагаются виновными" *(20) ;

лишение родительских прав может быть результатом лишь осознанного поведения родителей (одного из них). Если они не в состоянии разумно руководить своими действиями и поступками по причинам, от них не зависящим (тяжелое психическое заболевание, глубокое слабоумие, инвалидность и тому подобное), то, по общему правилу, их нельзя лишить родительских прав, но возможно ограничить их в родительских правах;

лишение родительских прав представляет собой исключительную меру, влекущую за собою серьезные правовые последствия, как для родителя, так и для его ребенка. Это означает, что лишение родительских прав допускается: во-первых, когда изменить поведение родителей (одного из них) в лучшую сторону уже невозможно; во-вторых, только судом; в-третьих, при наличии вины родителя. Лишение родительских прав применяется только в тех ситуациях, когда суд придет к выводу о том, что другие меры не позволяют должным образом защитить интересы ребенка.

Судам следует учитывать, что лишение родительских прав является крайней мерой. В исключительных случаях, даже при доказанности вины родителя суд, с учетом характера его поведения, личности и других конкретных обстоятельств, вправе отказать в удовлетворении иска о лишении родительских прав и предупредить ответчика о необходимости изменения своего отношения к воспитанию детей, возложив на органы опеки и попечительства контроль за выполнением им родительских обязанностей. Отказывая в иске о лишении родительских прав, суд при наличии указанных выше обстоятельств, вправе в соответствии со ст. 73 СК РФ также разрешить вопрос об отобрании ребенка у родителей и передаче его органам опеки и попечительства, если этого требуют интересы ребенка;

характерной чертой лишения родительских прав является и то, что ей присущ не бесповоротный характер, что означает предусмотренную ст. 72 СК РФ возможность родителей восстановить свои родительские права в судебном порядке;

также применение лишения родительских прав характеризуется и тем, что носит бессрочный характер, то есть не имеет никаких временных ограничений. Таким образом, лишение родительских прав может быть прекращено только тогда, когда родители изъявят желание быть восстановленными в своих правах, и имеются основания для такого восстановления;

перечень оснований лишения родительских прав является исчерпывающим, это также является одним из признаков, присущих лишению родительских прав как семейно-правовой мере ответственности. Данный перечень охватывает все возможные способы нарушения родителями прав и интересов своего ребенка.

В заключение вопроса о понятии и характерных особенностях лишения родительских прав следует подвести итоги. Лишение родительских прав представляет собой санкцию за неправомерное поведение родителей в отношении их детей, направленную на защиту интересов детей и перевоспитание родителей.

Лишение родительских прав - это карательная кардинальная мера, которой присущи следующие черты:

имеет индивидуальный характер;

осуществляется в отношении только несовершеннолетнего ребенка;

носит исключительный характер;

ей присущ не бесповоротный характер;

применяется только за правонарушения; имеет бессрочный характер;

перечень оснований лишения родительских прав является исчерпывающим.

Глава 2. Основания лишения родительских прав по Семейному кодексу РФ

2.1. Уклонение от выполнения обязанностей родителей, в том числе при злостном уклонении от уплаты алиментов

Материальный закон, называя в качестве одного из оснований лишения родительских прав уклонение от выполнения родительских обязанностей, имеет в виду весь комплекс поступков и действий, из которых эта обязанность складывается.

Семейное законодательство не регулирует, да и не может урегулировать весь комплекс отношений, складывающихся между родителями и детьми. Отношения, остающиеся за рамками норм права, регулируются нормами морали и нравственности.

"Родительские правоотношения - урегулированная нормами семейного законодательства совокупность имущественных и лично-неимущественных отношений между родителем и его ребенком" *(21) .

Родительские права и обязанности подразделяются на личные неимущественные и имущественные, но все они обладают общими чертами.

В СК РФ содержится лишь общий перечень родительских обязанностей, каждая из которых является предпосылкой формирования разносторонней и полноценной личности в семье. Прежде всего, закон говорит об обязанности родителей по воспитанию своих детей, из чего вытекает обязанность заботиться о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии своих детей.

Основные направления воспитания вытекают из ст. 21 Конвенции "О правах ребенка". Воспитание должно быть направлено на формирование:

уважения к правам человека, основным свободам и принципам, провозглашенным в Уставе ООН;

уважения к родителям ребенка, его культурной самобытности, языку и ценностям, к национальным ценностям страны проживания и происхождения, а также к цивилизациям, отличным от его собственной;

терпимости, духа мира, равноправия мужчины и женщины, дружбы между народами, этническими, национальными и расовыми группами;

уважения к окружающей среде и др.;

чувства достоинства и собственной значимости и т.д.

"Как воспитывать - это во многом дело самих родителей, их педагогических навыков и способностей. По общему правилу сюда никто не имеет права вторгаться.

В тесной взаимосвязи с обязанностью воспитывать ребенка находится обязанность родителей обеспечить получение ребенком основного общего образования" *(22) .

Как установлено п. 1 ст. 18 Закона РФ "Об образовании", родители являются первыми педагогами, которые обязаны заложить основы физического, нравственного и интеллектуального развития личности ребенка в раннем детском возрасте. Родители обязаны обеспечить получение детьми основного общего образования. Закон РФ "Об образовании" рассматривает образование как целенаправленный процесс воспитания и обучения в интересах человека, общества, государства. Согласно п. 4 ст. 43 Конституции РФ родители или лица, их заменяющие обеспечивают получение детьми основного общего образования, то есть образования в объеме 9 классов общеобразовательной школы.

"В ст. 63 СК РФ подтверждена конституционная норма об обязанности родителей обеспечить получение детьми основного общего образования. При этом родителям необходимо исходить из того, что образование должно обеспечивать формирование у ребенка адекватной современному уровню знаний и уровню образовательной программы картины мира и формирование его как человека и гражданина, интегрированного в современное ему общество и нацеленного на совершенствование этого общества.

Непосредственно же содержание образования должно быть направлено на достижение следующих основных целей:

развитие личности, талантов, умственных и физических способностей ребенка;

воспитание уважения к правам человека и основным свободам;

воспитание уважения к родителям, языку и ценностям страны, в которой ребенок проживает, страны его происхождения и цивилизации, отличной от его собственной;

подготовку к сознательной жизни в духе взаимопонимания, мира, терпимости, равноправия мужчин и женщин и дружбы между народами, этническими и религиозными группами, а также лицами из числа коренного населения;

бережное отношение к окружающей среде" *(23) .

Родители самостоятельно выбирают образовательное учреждение и формы обучения детей, учитывая при этом мнение детей. Исходя из потребностей и возможностей ребенка, образовательные программы осваиваются в следующих формах: в образовательном учреждении - в очной форме, очно-заочной (вечерней), заочной; в форме семейного образования, самообразования, экстерната. Однако для всех форм получения образования в пределах конкретной основной общеобразовательной программы действует единый государственный образовательный стандарт (ст. 10 Закона РФ "Об образовании").

С этой целью родителям предоставляется свобода выбора средств и методов воспитания своего ребенка с соблюдением ограничений, предусмотренных п. 1 ст. 65 СК РФ:

во-первых, родители не вправе причинять вред физическому и психическому развитию ребенка, его нравственному развитию;

во-вторых, способы воспитания должны исключать пренебрежительное, жестокое, грубое, унижающее человеческое достоинство обращение, оскорбление или эксплуатация ребенка.

Часть 1 ст. 80 СК РФ предусматривает обязанность родителей содержать своих несовершеннолетних детей. Ее невыполнение напрямую связано с воспитанием, свидетельствует об отсутствии заботы о жизненно важных потребностях ребенка.

Также закон предусматривает еще одну обязанность родителей. Она заключается в защите прав и интересов своих несовершеннолетних детей. Предметом защиты являются все права детей, предусмотренные статьями 54-58, 60 СК РФ. В круг объектов защиты входят также жилищные, наследственные и другие права ребенка, в числе которых и его права как члена общества (на охрану жизни и здоровья, социальное обеспечение, защиту чести и достоинства и другие). Родители в полной мере защищают права и интересы ребенка.

Выполнение родительских обязанностей направлено на удовлетворение жизненных потребностей в еде, одежде, лечении ребенка, что способствует формированию целостной и гармоничной личности.

Сам термин "уклонение" свидетельствует о том, что невыполнение родительских обязанностей носит не кратковременный, а продолжительный и систематический характер.

А.М. Нечаева указывает, что "под уклонением от выполнения обязанностей родителей следует понимать систематические то есть неоднократные действия (или бездействие на протяжении времени), означающие невыполнение родительского долга: отсутствия заботы о ребенке, в чем бы это не выражалось, если такая ситуация приводит к тому, что не удовлетворяются жизненно важные потребности ребенка" *(24) .

Уклонение от выполнения родительских обязанностей по воспитанию детей предоставляет собой особую опасность для воспитания детей, потому что оно не носит разового характера, а повторяется систематически, ущемляя интересы несовершеннолетнего ребенка. То есть для лишения родительских прав мало убедиться в неисполнении обязанностей по воспитанию, содержанию, защите как факте. Необходимо установить, что родители упорно, систематически, несмотря на все меры предупреждения, продолжают не выполнять свой родительский долг.

Так, например, по двум искам прокурора Гагинского района Нижегородской области о лишении родительских прав, судом не было установлено достаточных оснований для лишения родительских прав П. и П. в отношении двоих детей. Родители действительно периодически злоупотребляли спиртными напитками и в этот период не проявляли должной заботы о своих детях, однако, это их поведение носило эпизодический характер. Поэтому, в соответствии со ст. 73 СК РФ эти родители были ограничены в родительских правах. В связи с тем, что оставление детей с родителями в период рассмотрения дела представляло угрозу для детей, они были переданы на попечение органа опеки и попечительства *(25) .

Именно наличие системы в действиях (бездействии) родителя, то есть неоднократные поступки, свидетельствующие о нежелании заботиться, о жизненно важных потребностях своих детей (в пище, одежде, лечении, воспитании и так далее), подтвержденные фактами, выявленными при рассмотрении дела, служат основанием вынесения решения о лишении родительских прав.

Так, например, в качестве основания для лишения родительских прав ответчика истец указала отказ ответчика от воспитания детей, длительное непроживание с детьми, самоустранение ответчика от участия в образовательном процессе детей. В ходе судебного разбирательства удалось доказать, что ответчик по первоначальному иску с детьми не проживает более двух лет, денежные средства на содержание детей не выплачивает (что подтверждалось справкой о задолженности по взысканным с ответчика алиментам на содержание детей, выданной отделом службы судебных приставов, а также иными доказательствами) по причине отсутствия работы и собственного нежелания содержать детей сам находится на иждивении нетрудоспособных родителей, не интересуется жизнью детей, о чем свидетельствовали представленные суду акты обследования жилищных условий сторон по делу и характеристик с места обучения детей и иные документы. Решением Люблинского районного суда города Москвы Ш. был лишен родительских прав, в иске о лишении родительских прав матери детей, гражданки Ш., было отказано *(26) .

В качестве другого примера можно привести следующую ситуацию, при которой "супруги самоустранились от воспитания своих несовершеннолетних детей, нигде не работают, пьют, материально детей не содержат, учебой в школе не интересуются, поликлинику не посещают. Дети по существу безнадзорные: бродяжничают, занимаются попрошайничеством" *(27) .

Или, например, 18 марта 2002 года было вынесено решение по иску Тайшетского районного отдела образования о лишении родительских прав Т. и В. в отношении шестерых несовершеннолетних детей. Родители воспитанием детей не занимались, злоупотребляли спиртными напитками, не работали, средств к существованию и содержанию детей не имели. Бытовые условия семьи оказались неблагоприятные: в квартире наблюдалась антисанитария, в рамах не было стекол, дети не имели постельных принадлежностей, средств гигиены. Продукты питания отсутствовали. Отец случайные заработки тратил на спиртные напитки, в пьяном виде устраивал скандалы, избивал мать в присутствии детей. Дети не имели одежды, обуви *(28) .

Уклонение родителей от выполнения своих обязанностей может также выражаться в отсутствии заботы об их нравственном и физическом развитии, обучении, подготовке к общественно-публичному труду (п. 11 постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. N 10).

Например, Р. была лишена родительских прав. В исковом заявлении были озвучены следующие факты, получившие подтверждение в судебном заседании: не работает, ведет антисоциальный образ жизни, злоупотребляет спиртными напитками. Ее дети не посещают школу. Директор МОУ школы показала, что ответчица обращалась к ней для устройства ребенка, и ей предоставили список документов, необходимых для оформления. Когда она видела ответчицу в последний раз, выяснилось, что та не оформила медицинское заключение на детей, больше Директор МОУ школы ответчицу не видела. Во время телефонного разговора, ответчица сказала "что она уже определила детей в другую школу". Таким образом, судом было установлено, что среди прочего ответчица не выполнила свои обязанности по предоставлению ребенку образования *(29) .

Отмечаем, что судебная практика исходит из того, что само по себе отдельное проживание ребенка от родителей, например у родственников не является основанием для лишения их родительских прав. Так, решением Гайского городского суда Оренбургской области супруги были лишены родительских прав в отношении своих детей: дочери, 2005 года рождения и сына 2006 года рождения. В мотивировочной части решения указано, что родители ведут антиобщественный образ жизни. Заботу о детях взяли на себя бабушка и тетя детей *(30) . В кассационной инстанции решение Гайского городского суда Оренбургской области, удовлетворяющее иск о лишение родительских прав было отменено. Одним из оснований отмены стало то, что в судебном заседании единственным доказательством уклонения родителей от выполнения родительских обязанностей был подтвержденный и свидетельскими показаниями и письменными доказательствами факт проживания детей с бабушкой и теткой. В кассационном определении правомерно указано на то, что сам по себе факт проживания детей с близкими родственниками не указывает, что родители детей уклоняются от выполнения родительских обязанностей и не содержат детей *(31) .

"Уклонение от содержания имеет место и в тех случаях, когда совместно проживающий родитель не предоставляет ребенку всего необходимого, часто при этом растрачивая причитающиеся ребенку алименты или пособия. В этом случае уклонение оказывается содеянным со злоупотреблением родительскими правами" *(32) .

"Так, в феврале 2000 года в суд обратился Отдел образования администрации Балтийского района города Калининграда с иском о лишении родительских прав Л., который систематически уклоняется от выполнения родительских прав в отношении своих несовершеннолетних дочерей. Все то время, пока девочки находились под опекой отца, они голодали, так как отец нигде не работает, а пенсию по потере кормильца, которую девочки получают в связи со смертью матери, отец пропивал; комната, где они жили, находилась в антисанитарных условиях, во время пьянок отца дети вынуждены были уходить на улицу, где их и находили соседи. В результате такого безразличия со стороны отца девочки были изъяты из семьи и помещены в детский дом *(33) " .

Разновидностью уклонения от выполнения родительских обязанностей является злостное уклонение от уплаты алиментов. Данный вид преступления относится к категории преступлений против семьи и несовершеннолетних. Ответственность за злостное уклонение родителей от уплаты по решению суда средств на содержание несовершеннолетних детей, а равно нетрудоспособных детей, достигших 18-летнего возраста, предусмотрена ч. 1 ст. 157 УК РФ.

Суды признают злостным уклонением от уплаты алиментов случаи, когда лицо в течение длительного времени без уважительных причин не оказывает помощи в содержании детей, и его поведение свидетельствует о нежелании выполнять решение суда.

Злостное уклонение от уплаты алиментов имеет место не только в тех случаях, когда этот факт установлен приговором суда по уголовному делу. Факт невыполнения лицом без уважительных причин своих обязанностей по содержанию малолетнего ребенка, выразившейся в наличии задолженности по уплате алиментов, может быть подтвержден постановлением о расчете задолженности по алиментам, письменными доказательствами в которых лицо признает свою задолженность.

Так, например, по иску прокурора Петуховского района Курганской области в интересах несовершеннолетней М.В. к М.С. о лишении родительских прав ответчик был лишен родительских прав в связи со злостным уклонением от уплаты алиментов. Судом установлено, что по решению Петуховского районного суда М.С. обязан выплачивать алименты на содержание своей дочери М.В. Долг ответчика по алиментам к моменту рассмотрения дела о лишении родительских прав составил 55 237 руб. 22 коп. Как следовало из пояснений прокурора, подтверждено показаниями 3-го лица - М.Б. и не отрицалось самим ответчиком, воспитанием дочери он не занимался с 1991 г., систематического заработка не имел, употребляет спиртные напитки. Приговором мирового судьи судебного участка N 19 Петуховского района Курганской области от 20 февраля 2007 г. М.С. осужден за злостное уклонение от уплаты алиментов. При таких обстоятельствах суд нашёл требования прокурора о лишении М.С. родительских прав подлежащими удовлетворению *(34) .

Люди, не имеющие юридического образования, считают, что для лишения родительских прав достаточно самого факта неуплаты алиментов на ребенка без уважительных причин. Однако юридическая теория и судебная практика придерживается другой позиции при разрешении дела о лишении родительских прав по факту злостного уклонения от уплаты алиментов. Суд оценивает выполнение ответчиком и иных родительских обязанностей, и если они выполняются, то тогда, чаще всего, выносится решение об отказе в удовлетворении искового заявления.

Например, в судебном заседании установлено, что ответчик имеет задолженность по алиментам, но он стремится к общению с ребенком, звонит, приезжает по месту учебы девочки, передает подарки, навещает по месту жительства. Что же касается неуплаты алиментов, то согласно его объяснениям - он долгое время не имел постоянного заработка, на судебном заседании сообщил о своем трудоустройстве и заявил о намерении выплачивать алименты и погасить задолженность. Суд отказал в удовлетворении иска *(35) .

Суд, установив, что единственной обязанностью, которую не выполняет родитель, является неуплата алиментов, чаще всего отказывает в удовлетворении иска. При этом суд делает такому родителю предупреждение о том, чтобы он изменил свое отношение к обязанности по содержанию ребенка, что подтверждается и материалами судебной практики.

Так, например, в ходе судебного заседания установлено, что Б., который хотя имел задолженность по уплате алиментов, но общался с сыном ежедневно по телефону, ходил с ним в парки отдыха и кинотеатры. Образование задолженности объяснял отсутствием постоянного дохода *(36) .

Хотелось бы отметить, что судебная практика, придерживаясь принципа приоритетной защиты интересов нетрудоспособных членов семьи, к которым относятся и несовершеннолетние дети, характеризуется достаточно жестким отношением к установлению уважительности причин неуплаты алиментов.

Рассматривая вышеуказанные примеры из судебной практики, можно было бы сделать вывод, о том, что отсутствие постоянного дохода безоговорочно признается судами уважительными причинами, но это не соответствует действительности.

Так, например, в одном из судебных решений, где ответчик ссылается на свою нетрудоустроенность, суд указал, что нетрудоустроенность ответчика является причиной, зависящей от него самого и не может служить оправданием для непредставления им содержания своему ребенку *(37) .

Еще в качестве примера из судебной практики можно привести материалы дела, из которых следует, что ответчик утверждал, что поскольку задолженность по алиментам возникла за период нахождения его в местах лишения свободы, то имеет место уважительность причин, так как он не по своей воле не смог выплачивать полную сумму алиментов, установленных ранее в твердой денежной сумме, на что суд отказал в признании данных причин уважительными. Ленинский районный суд г. Орска Оренбургской области в мотивировочной части судебного решения указал, что ответчик в местах лишения свободы находился в связи с совершением уголовного преступления, что не является уважительной причиной неисполнения родительских обязанностей. Кассационная инстанция в определении указала, что нахождение в местах лишения свободы является не уважительной причиной, а следствием неправомерного поведения ответчика, и ребенок не должен быть лишен из-за этого права на получение содержания *(38) .

Из анализа существующей юридической литературы и судебной практики можно сделать вывод, что в основном при лишении родительских прав по основанию "уклонение от выполнения родительских обязанностей" суд учитывает исполнение всех обязанностей родителей в совокупности. Если родитель из всего комплекса родительских прав и обязанностей не исполняет только обязанностей по содержанию ребенка, то суды, чаще всего отказывают в иске, делая ответчику предупреждение об изменении своего отношения к обязанности содержать своего ребенка.

Под уклонением от выполнения родительских обязанностей по воспитанию детей следует понимать противоправные, продолжающиеся, систематические действия (или бездействие) родителей по невыполнению ими всего комплекса родительских обязанностей.

2.2. Отказ без уважительных причин взять своего ребенка из родильного дома (отделения) либо из иного лечебного учреждения, воспитательного учреждения, учреждения социальной защиты населения или из других аналогичных учреждений

Отказ без уважительных причин взять своего ребенка из родильного дома (отделения) либо из иного лечебного учреждения, воспитательного учреждения, учреждения социальной защиты населения или из других аналогичных как самостоятельное основание лишения родительских прав ранее не существовало. Необходимость в правовом закреплении данного основания была вызвана стремлением повысить ответственность родителей и укрепить правовые гарантии защиты прав ребенка. Лишение родительских прав по данному основанию - это попытка пресечь одно из самых жестоких проявлений неправомерного поведения родителей, либо одного из них, не желающих взять ребенка домой.

Иногда об отказе свидетельствуют действия и поступки родителя, который просто уклоняется от того, чтобы забрать своего ребенка в семью.

Так, например, в Центральный районный суд города Оренбурга обратился Детский дом N 2 с исковым заявлением о лишении родительских прав И. в отношении его несовершеннолетнего сына - Э. Из материалов дела следует, что в феврале 2001 года по заявлению отца мальчик был определен в Детский дом N 2. Уже больше полугода отец не интересуется жизнью и здоровьем мальчика, материально не помогает, алименты не платит. В мае 2008 года администрация Детского дома N 2 написала письмо И. с просьбой забрать ребенка. На что И. написал отказ от всех прав на своего сына. На основании вышеизложенного, в интересах несовершеннолетнего Э. иск был удовлетворен *(39) .

СК РФ не содержит перечня причин, оправдывающих или, наоборот, не оправдывающих такой поступок родителей (одного из них). Несомненно, к уважительным причинам относятся серьезная болезнь ребенка или родителей, тяжелое материальное положение родителей, пожар, наводнение или другое событие, приведшее в негодность дом семьи, смерть или крайне тяжелое состояние здоровья близкого родственника и невозможность обеспечить одновременно уход и за ним, и за ребенком и т.п., то есть те причины, по которым пребывание ребенка в семье в данный момент является невозможным. "Так, опекун Ч. обратилась в суд с иском о лишении родительских прав Ф. в отношении дочери Е., 1990 года рождения. Судом было установлено, что ответчик не может выполнять свои родительские обязанности в силу наличия психического расстройства в виде "шизофрения параноидная, непрерывное течение", Ф. является инвалидом 2 группы, в течение нескольких последних лет постоянно находится на лечении в стационаре "КГУЗ ККПНД N 5". В связи с чем, решением суда от 28 февраля 2008 г. в удовлетворении иска о лишении родительских прав ответчика было отказано, он был бессрочно ограничен в родительских правах" *(40) .

Сам по себе факт существования у родителей (одного из них) тяжелых бытовых условий подлежит критической оценке в каждой конкретной ситуации. В судебной практике имеются случаи, когда родители помещают ребенка на временное государственное обеспечение в детское учреждение, а в дальнейшем отказываются забирать ребенка оттуда. Свои действия они мотивируют тем, что находятся в трудном материальном положении, наличием между родителями и ребенком конфликтных отношений и т.д.

Например, в 2007 году ответчица написала заявление с просьбой поместить сына в учреждение интернатного типа, так как она не справляется с выполнением родительских обязанностей. В судебном заседании было установлено, что причинами помещения своего сына 1996 года рождения, стали его конфликтные отношения с отчимом и склонность к самовольному уходу из дома. Из заключения психолого-педагогической характеристики следует, что целенаправленное воспитание ребенка отсутствует, стиль воспитания попустительский, ребенок не чувствует себя членом семьи. Сама ответчица за весь период нахождения ребенка в интернатном учреждении ни разу его не посетила, материальную помощь не оказывала, здоровьем и успехами в школе не интересовалась. Доказательств своей незанятости или болезни не предоставила. В судебном заседании подтвердила свое согласие на лишение родительских прав *(41) .

Не являются уважительными следующие причины: потеря работы родителями (особенно, если это продолжается многие месяцы, или годы), или, скажем, продажа родителями единственного жилья. Данные факты отражают виновное поведение родителей и не могут быть признаны уважительными причинами. Ребенок таких родителей изымается из семьи, предпринимаются меры для получения им статуса ребенка, оставшегося попечения родителей, и его устройство осуществляется в общем порядке.

Действия одинокой матери по оставлению в родильном доме (отделении) новорожденного, не выразив при этом своего намерения устроить его в другую семью, либо детское учреждение на полное государственное попечение (когда к тому же ее поступок не продиктован серьезными объективными причинами), следует оценивать как неправомерные, говорящие о наличии оснований для лишения родительских прав.

Так, можно привести в качестве примера рассмотренный в 2004 году Ленинским районным судом г. Воронежа иск Воронежской школы-интерната среднего (полного) общего образования N 1 к Б. и Л. о лишении родительских прав и взыскании алиментов удовлетворен. Б., 1996 года рождения, находится в школе-интернате N 1 на полном государственном обеспечении. Б. написал заявление о направлении дочери в интернат сроком на один год. Л. написала аналогичное заявление ввиду сложного материального положения. За время нахождения в школе-интернате родители ни разу не навестили дочь, не оказывают никакой материальной помощи, злоупотребляют спиртными напитками. Забирать её из школы-интерната не собираются" *(42) .

На практике редко, но все же возникают сложности, когда женщины попадают в родильные отделения без соответствующего направления, без документов, удостоверяющих личность, а после рождения ребенка покидают стационар, не поставив никого в известность. Федеральным законом от 17 июля 2009 г. N 169-ФЗ Федеральный закон от 15 ноября 1997 г. N 143-ФЗ "Об актах гражданского состояния" дополнен ст. 19.1, вступающей в силу с 1 января 2010 года. Данная статья регламентирует порядок государственной регистрации рождения ребенка, оставленного матерью, не предъявившей документа, удостоверяющего ее личность, в медицинской организации, в которой происходили роды или в которую обратилась мать после родов. В п. 3 ст. 19.1 указано, что сведения о фамилии, об имени и отчестве ребенка, оставленного матерью, не предъявившей документа, удостоверяющего ее личность, в медицинской организации, в которой происходили роды или в которую обратилась мать после родов, вносятся в запись акта о рождении этого ребенка по указанию органа или организации, определенных п. 1 данной статьи. Сведения о родителях ребенка, оставленного матерью, не предъявившей документа, удостоверяющего ее личность, в медицинской организации, в которой происходили роды или в которую обратилась мать после родов, в запись акта о рождении этого ребенка не вносятся. Очевидно, это означает, что органам опеки и попечительства не надо будет разыскивать таких родителей и инициировать дела о лишении родительских прав, поскольку между ними и ребенком не будет юридически закрепленной родственной связи.

Всякий раз, прежде чем анализировать причины отказа, необходимо выяснять, имеют ли родители (один из них) предусмотренное законом право на устройство своего ребенка на полное государственное попечение. Так, например, "Михайловским районным судом было рассмотрено дело по иску районного отдела образования к Н. о лишении родительских прав в отношении сына. Судом было установлено, что ответчица оставила ребёнка в роддоме. На момент рассмотрения дела судом мальчик находился в детском доме, мать отказывалась его забрать. При этом она указала суду, что по обычаям её народа родить ребёнка вне брака запрещено, она боится, что о рождении ребёнка узнают её родственники. Однако суд обоснованно счел указанные причины неуважительными и лишил ответчицу родительских прав" *(43) .

Согласно п. 4 ст. 28 Закона РФ от 02 июля 1992 г. N 3185-I "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" родители имеют право устроить на полное государственное обеспечение несовершеннолетнего ребенка с недостатками физического или психического развития в учреждениях системы социальной защиты населения, в том числе несовершеннолетнего в возрасте до пятнадцати лет в психиатрическом стационаре. Факт нахождения такого ребенка на полном государственном обеспечении не может расцениваться как основание для лишения родительских прав.

Так, в кассационном порядке решение Индустриального районного суда от 28 декабря 2001 года было отменено из-за неправильного определения юридически значимых обстоятельств. Администрация МУЗ Городского дома ребенка N 1 предъявила иск к Х. о лишении родительских прав в отношении дочери Екатерины и взыскании алиментов.

В обоснование иска указали, что у супругов Х. 01 февраля 1997 г. родилась дочь Екатерина, с рождения девочка находится в доме ребенка, т.к. родители отказались от ее воспитания. За все время нахождения ребенка в доме ребенка родители не интересовались ее судьбой. Ответчики Х. с иском в части лишения родительских прав были согласны, в части взыскания алиментов иск не признали. Удовлетворяя заявленный иск, суд указал, что родители не забирают ребенка из детского учреждения без уважительных причин.

При этом суд не выяснил и не дал оценки, вследствие каких причин ответчики отказались забрать ребенка из родильного дома, и могут ли такие причины рассматриваться как уважительные. Из материалов дела следует, что ответчики поясняли в судебном заседании, что девочка родилась очень больной, их убедили, что она умрет и от нее следует отказаться, девочка в настоящее время страдает умственной и физической неполноценностью. Это подтверждается также справкой городского дома ребенка N 1, представленной в судебную коллегию Данное обстоятельство является юридически значимым для разрешения данного спора. Суду также следовало иметь в виду, что родители имеют право устроить детей с недостатками психического развития на полное государственное обеспечение (Закон РФ от 02 июля 1992 г. N 3185-I "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании") *(44) .

Сюда же относится право одинокой матери, предусмотренное п. 3 ст. 14 Федерального закона от 24 июня 1999 г. N 120-ФЗ "Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних", на помещение ребенка в детское учреждение на полное государственное попечение на срок не более года. При этом одинокая мать не вправе в дальнейшем отказаться забрать своего ребенка. Ее отказ забрать ребенка должен рассматриваться как основание для лишения ее родительских прав.

Например, в 2007 году по заявлению одинокой матери, находящейся в трудном материальном положении (отсутствие работы), поданному в органы опеки и попечительства, ее сын, 2005 года рождения, был помещен в дом интернатного типа. В 2008 году на судебном заседании по иску о лишении ее родительских прав было установлено, что за все время пребывания ребенка в государственном учреждении мать ни разу не навестила сына, не присылала ему никаких подарков, судьбой сына, его образованием, здоровьем, успехами не интересовалась. От встреч с работниками органов опеки и попечительства уклонялась. Из актов обследования жилищно-бытовых условий по месту прописки мальчика следует, что условия для воспитания и содержания ребенка не созданы. Из объяснений ответчицы, показаний свидетелей она проживает за счет случайных заработков и на средства часто меняющихся сожителей. На учете как безработная на момент рассмотрения дела в суде и ранее не состояла. Доказательств своей незанятости или тяжелого заболевания ответчица не смогла предоставить *(45) .

"В соответствии с пунктом 3 статьи 129 СК РФ, не будет отказом от ребенка заявление родителя о согласии на усыновление ребенка без указания конкретного лица - будущего усыновителя. Такое согласие представляет собой одно из правомочий родителей, заключающееся не только в прекращении родительских правоотношений, но и передаче заботы о ребенке другому лицу. Причем право выбора такого лица предоставляется органам опеки и попечительства. Поэтому неправомерно бытующее представление о согласии на усыновление как отказе от ребенка" *(46) .

Отказ без уважительных причин забрать своего ребенка из родильного дома (отделения) либо из иного лечебного учреждения, воспитательного учреждения, учреждения социальной защиты населения или из других аналогичных учреждений по своей сути представляет собой своего рода отречение от ребенка.

2.3. Злоупотребление родительскими правами

Под "злоупотреблением в буквальном смысле слова следует понимать "употребление во зло", т.е. причиняющее вред действие (бездействие), осуществляемое с использованием некоторого средства. Наличие такого средства - обязательный признак, отличающий злоупотребление от иных вредоносных действий" *(47) .

СК РФ не содержит определение понятия "злоупотребление субъективными правами", как впрочем, и определение понятия "злоупотребление родительскими правами", хотя последнее определение употребляется в ряде статей СК РФ. Например, ст. 56 СК РФ закрепляет право ребенка, в случае злоупотребления родительскими правами, самостоятельно обращаться за защитой своих прав и интересов в орган опеки и попечительства, а по достижении возраста четырнадцати лет - в суд. В ст. 69 СК РФ в качестве одного из оснований лишения родителей родительских прав названо злоупотребление ими.

Понятие "злоупотребление родительскими правами" сформулировано в постановлении Пленума Верховного Суда РФ N 10, как "использование этих прав в ущерб интересам детей, например создание препятствий в обучении, склонение к попрошайничеству, воровству, проституции, употреблению спиртных напитков или наркотиков и т.п." В этом определении дан открытый перечень негативных последствий злоупотребления родительскими правами.

Характеризуя злоупотребление родительскими правами, необходимо отметить, что деяния, его составляющие, носят не разовый, а систематический характер, что свидетельствует о наибольшей опасности для интересов ребенка, поскольку постоянно, каждую минуту подтачивают его нравственное и психическое здоровье. Основная опасность деяний, составляющих в своей совокупности злоупотребление родительскими правами, состоит в использовании беспомощного состояния ребенка, оказании на него психического (а иногда и физического) давления, напрямую связанного с грубым нарушением его прав.

Обращаем внимание, что по смыслу семейного законодательства и постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10 действия родителей при злоупотреблении родительскими правами должны быть виновными. Однако соответствующие разъяснения Пленума Верховного Суда РФ вряд ли можно признать исчерпывающими. Для того чтобы квалифицировать конкретное поведение как злоупотребление родительскими правами, правоприменителю придется руководствоваться общим представлением о злоупотреблении правом как о таком осуществлении субъективного права в противоречии с его назначением, которое причиняет вред. Безусловно, квалификация должна осуществляться с учетом предписаний СК РФ о том, что родительские права не могут осуществляться в противоречии с интересами детей, а при осуществлении своих прав родители не должны причинять вред физическому и психическому здоровью детей, их нравственному развитию.

Вышесказанное позволяет сделать вывод о том, что злоупотребление родительскими правами представляет собой виновное, систематическое использование предоставленных законом родительских прав по воспитанию и содержанию детей, которое противоречит их назначению и интересам ребенка, влекущее за собой причинение вреда детям.

В юридической литературе приводятся различные формы выражения злоупотребления родительскими правами: создание препятствий в обучении, склонению к употреблению алкогольных напитков, наркотиков; использование несовершеннолетнего при совершении преступления, принуждение своих детей к занятию проституцией, попрошайничеству.

В качестве примера можно привести решение Свободненского городского суда о лишении М. родительских прав в отношении своих несовершеннолетних детей. М. за воспитанием детей не следит, о детях не заботится, злоупотребляет спиртными напитками, распивает их в присутствии детей. По месту жительства собирает компании асоциальных личностей, которые нецензурно бранятся, устраивают скандалы, свидетелем чего являются её дети. Ответчица ведет паразитический образ жизни, длительное время не работает. Мария и Сергей являются инвалидами детства, получают пенсию по инвалидности. Ответчица тратит пенсию сына не по назначению, пропивает большую её часть. Сергей не ухожен, ходит в грязной одежде, не имеет сезонной одежды и обуви, голодает. Ответчица оставляет сына без надзора. В настоящее время над девочкой установлено попечительство, попечителем назначена С. М. заявленные требования о лишении её родительских прав не признала, пояснила суду, что всё это наговоры на неё, и С. не имеет права быть попечителем её дочери, так как не состоит в зарегистрированном браке с её братом В. Несовершеннолетняя Мария суду показала, что мать её забрала домой из интерната в 2005 году и привезла в г. Свободный, воспитанием не занималась, не кормила. Когда мать получала деньги, то тратила их на спиртное. Они жили без хлеба, вещи ей и брату мать не покупала, одевала в их вещи других людей. В настоящее время несовершеннолетняя проживает со своими дядей и тетей, и обучается в интернате N 11 г. Шимановска *(48) .

Злоупотреблением родительскими правами будет и незаконное расходование имущества ребенка, в том числе его пенсии, пособий или алиментов. Так, в судебном заседании установлено, что Б. - мать несовершеннолетней девочки, нигде не работает, дочь не содержит, заботу не осуществляет. На судебном процессе было установлено, что пособие по потери кормильца и ежемесячные пособия на ребенка мать тратит на покупку спиртных напитков. Воспитатели областного детского санатория показали, что в день получения пенсии они отпустили девочку домой по ее просьбе, для того, что бы "спрятать деньги, пока мама их не пропила. ". Ответчица, ссылаясь на тяжелые жизненные обстоятельства, подтвердила, что и она и ее дочь фактически проживают за счет пособия на ребенка *(49) .

В настоящее время появилась новая форма злоупотребления родительским правами - продажа ребенка в чужую семью. "Так, основанием искового заявления, поступившего Златоустовский городской суд, явился факт злоупотребления Б. родительскими правами в отношении новорожденной дочери, 15 апреля 2008 года рождения. В обоснование иска прокурор указал, что в период нахождения Б. на последнем месяце беременности ответчики узнали о тяжелом заболевании старшей дочери. С целью получения денежных средств на лечение отец и мать решили продать будущего новорожденного ребенка ранее не знакомой женщине, проживающей в Москве. До рождения ребенка ответчики вели переговоры об условиях продажи ребенка и передачи его покупателю. После выписки из роддома 23 апреля 2008 года ответчики осуществили продажу новорожденной дочери в городе Златоусте, получив первоначальный платеж в размере 50 000 рублей. После произведенного расчета и передачи ребенка, супруги намеревались отправиться домой, но были задержаны сотрудниками ЛОВД на станции Златоуст. Таким образом, Б. осуществила продажу своей дочери, сделав ее предметом купли-продажи" *(50) .

Считаем, хотя это и небесспорно, что к случаям злоупотребления родительскими правами можно отнести такие случаи, когда один из родителей препятствует другому осуществлять свои родительские права, особенно в случаях, когда этот порядок уже определен судом. Так же одной из форм злоупотребления родительскими правами должны пониматься ситуации, когда второй родитель препятствует ребенку в посещении зарубежных стран, куда требуется согласие второго родителя (большинство стран Шенгенского соглашения). Кроме того, несмотря на то, что выезд из России возможен без согласия второго родителя, второй родитель может написать заявление о своем несогласии выезда ребенка за рубеж, что может нарушать интересы ребенка, например, когда ребенок едет в составе сборной команды, или туристической группы. Но следует понимать, что при решении вопроса о лишении родительских прав безосновательный запрет на такой выезд ребенка (например, на почве неприязненных отношений родителей) как доказательство злоупотребления родительскими правами, должен рассматриваться в совокупности с иными доказательствами, подтверждающими ненадлежащее выполнение вторым родителем родительских прав (например, не участвует в воспитании ребенка или имеется задолженность по алиментам и т.д.).

Можно привести еще один пример из практики, отражающий специфичную форму злоупотребления родительскими правами. В судебном заседании по иску о лишении родительских прав Г. в отношении его несовершеннолетней дочери было установлено следующее: мать девочки умерла, сама она проживала с бабушкой, отец - Г., злоупотребляет спиртными напитками, обязанности по содержанию и воспитанию девочки не выполняет. Документы на ребенка: свидетельство о рождении, медицинский полис и т.д. находились у отца. Свидетели, бабушка и сама девочка показали, что когда Г. узнал, что девочке будут делать срочную операцию, отказался их отдавать, запросив за них с бабушки денежную сумму в размере 350 000 рублей. В данном случае указанное действие ответчика, несмотря на разовость, выразившееся в вымогательстве денег и попытки нажиться на беде собственной дочери также должно рассматриваться как доказательство злоупотребления родительскими правами *(51) .

Из анализа судебной практики можно сделать вывод о том, что наличие вины в действиях родителей очень трудно доказать, так как требуется доказать и причинно-следственную связь между формами и способами реализации родительских прав и последствиями отклонений в развитии и поведении ребенка.

Цель использования родительских прав - нормальная реализация прав ребенка и воспитание ребенка. В некоторых случаях достаточно трудно определить, является поведение родителей правомерным или имеет место злоупотребление родительскими правами. Например, если родители побуждают ребенка к чрезмерным занятиям спортом, музыкой или каким-либо иным видом деятельности до такой степени, что это становится опасным для его здоровья и пагубно отражается на развитии ребенка. Что делать, если данное воспитание, осуществляемое с сугубо благими намерениями, причиняет ребенку вред? Особенно в наше время, когда родители интересуются и самостоятельно используют различные методики воспитания. В качестве примера можно привести ситуацию из книги Т.Я. Сафроновой, когда "с целью воспитания ребенка в духе здорового образа жизни его держали в условиях самобытности: для закаливания его отправляли в холодильник, он лежал на шкурах, к нему не допускался медицинский персонал, так как врачи и медсестра пользовались косметикой" *(52) . Также можно привести пример, на который ссылается В. Тихонина, когда родители-баптисты не вызывали врачей к заболевшему ребенку, поскольку это было запрещено уставом секты, и из религиозных соображений едва не довели детей до голодной смерти *(53) .

Действительно, родителям принадлежит право воспитывать ребенка так, как они посчитают нужным, однако, это право действительно только в той мере, в которой оно не нарушает права и интересы другой личности - ребенка. Границы свободы в реализации родительских правах должны определяться рамками закона и судебным усмотрением.

2.4. Жестокое обращение с детьми

Жестокое обращение с детьми СК РФ выделяется в качестве четвертого основания лишения родительских прав. В ч. 1 ст. 19 Конвенции ООН "О правах ребенка" указано, что государства-участники должны принять все необходимы меры, в том числе и законодательные, для защиты прав ребенка от всех форм физического и психологического насилия, оскорбления, злоупотребления, грубого обращения или эксплуатации". При этом не раскрываются такие основные понятия, как "насилие", "злоупотребление", "оскорбление", "эксплуатация". Данные понятия должны конкретизироваться в национальном законодательстве каждой страны с учетом ее традиций и культуры.

Термин "жестокое обращение с детьми" как юридическое понятие впервые был закреплен в Кодексе о браке и семье РСФСР в 1968 году. Однако, несмотря на то, что в данном нормативном акте жестокое обращение с детьми рассматривалось как одно из оснований лишения родительских прав, само содержание данного понятия не раскрывалось.

Ни один из нормативных актов не содержит определения понятия "жестокое обращение с несовершеннолетними", что порождает разнобой в оценке деяний родителей со стороны правоохранительных органов и судов. В результате чего многие дела прекращаются до суда, а при оценке судом тех или иных обстоятельств допускаются ошибки при квалификации преступлений или правонарушений. Разъяснение вышеуказанного понятия было дано в п. 14 постановления Пленума Верховного суда СССР от 07 декабря 1979 г. N 9 "О практике применения судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей" и без существенных изменений было воспроизведено в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. N 10. Из вышеуказанных разъяснений следует, что жестокое обращение с детьми может выражаться в качестве физического насилия, психологического насилия, сексуального насилия, недопустимых способов воспитания.

"К физическому насилию относится преднамеренное нанесение ребенку физических повреждений или травм родителями, не связанных с несчастным случаем" *(54) . Физическое насилие выражается в причинении ребенку физических страданий, боли любым способом. Не могут являться основаниями для лишения родительских прав обычные меры воспитательного характера при негативном поведении ребенка (например, лишения ребенка возможности просмотра телевизора, отказ в приобретении игрушки и т.д.) *(55) . При доказывании жестокого обращения родителей (одного из них) с ребенком необходимо определить цель и методы такого обращения родителей (одного из них) с ребенком, мотивы, повлекшие за собой данные действия. Однако в некоторых семьях в качестве воспитательных мер используются различные формы телесного наказания и если они приводят к нарушению здоровья, развития, психического благополучия ребенка, то их следует рассматривать как физическое насилие над ребенком. Например, "действия матери, которые как она объяснила как "наказание ребенка за непослушание" в виде телесных повреждений, подтвержденных справками из травматологического пункта, нанесение ею ударов ногами по туловищу и ногам ребенка, подтвержденные свидетельскими показаниями, явились основаниями для лишения такой матери родительских прав" *(56) .

Психологическое насилие является основой всех форм насилия или пренебрежения в отношении детей и включает в себя психологическое пренебрежение и психологическое жестокое обращение. Психическое насилие над ребенком проявляется в виде подавления его воли, угроз, внушения чувства страха, словесного грубого обращения, нелюбви, безосновательном изолировании ребенка. "Психическое насилие - это периодическое, длительное или постоянное психическое воздействие на ребенка, тормозящее развитие личности и приводящее к формированию патологических черт характера" *(57) .

К психической форме насилия относятся:

открытое неприятие и постоянная критика ребенка;

угрозы в адрес ребенка в открытой форме;

замечания, высказанные в оскорбительной форме, унижающие достоинство ребенка;

преднамеренное ограничение общения ребенка со сверстниками или другими значимыми взрослыми;

ложь и невыполнения взрослыми своих обещаний;

однократное грубое психическое воздействие, вызывающее у ребенка психическую травму.

Например, "мать унижала достоинство дочери нецензурными выражениями, против ее воли обрезала волосы, обезобразив внешний вид, систематически указывала на неуклюжесть в движениях дочери, в связи с чем девочка испытывала комплекс неполноценности в отношении своего внешнего вида, физических данных и пр.". *(58)

Также на одном из судебных заседаний мать ребенка просила лишить отца родительских прав, так как последний не уделяет должного внимание ребенку, а если и посещает его, то терроризирует его, постоянно оскорбляя и унижая. К судебному процессу привлекли психолога, кандидата психологических наук, руководителя НИИ семьи ОГПУ. Он в своем заключении, основанном на диагностических тестах, беседе наблюдении, указал, что у ребенка негативное отношение к отцу, отца ребенок боится, упоминание об отце вызывает страх, беспокойство, психологическое напряжение *(59) .

"Сексуальное насилие - это вовлечение ребенка с его согласия или без такового в сексуальные действия с взрослыми с целью получения последними удовлетворения или выгоды. Согласие ребенка на сексуальный контакт не дает оснований считать его ненасильственным, поскольку ребенок не обладает свободой воли и не может предвидеть все негативные для себя последствия". *(60) Сексуальное насилие - это покушение на половую неприкосновенность детей, что представляет особую опасность для не сформировавшейся ни духовно, ни физически личности. Поэтому это не только одно из оснований лишения родительских прав, но и уголовно наказуемое деяние против половой неприкосновенности ребенка. Речь идет о реальной опасности для ребенка, которую предусматривает УК РФ - это изнасилование (ст. 131), насильственные действия сексуального характера (ст. 132) и понуждение к таким действиям (ст. 133), развратные действия (ст. 135) и другие.

Согласно постановлению Пленума Верховного Суда РФ N 10 жестокое обращение с детьми может проявляться и в применении недопустимых способов воспитания (в грубом, пренебрежительном, унижающем человеческое достоинство обращении с детьми, оскорблении или эксплуатации детей). Например, основанием для лишения родительских прав стал факт того, что родители держали на цепи двух своих детей: 15-летнюю девочку на цепи, прикованной к ноге, а другим концом привязанной к колу, вбитому в пол, а мальчика 13 лет - сажали на цепь, пристегнутую к трубе в коридоре *(61) .

Исходя из практического опыта, можно заметить, что под жестоким обращением с детьми можно понимать и пренебрежение основными нуждами и интересами ребенка. Оно может проявляться в недостаточном удовлетворении потребностей ребенка в еде, физической и психологической безопасности, любви, отсутствия должного обеспечения опекой и надзором или необходимой медицинской помощью *(62) . Например, родители мальчика 2007 года рождения, лишены родительских прав. Родители в состоянии алкогольного опьянения бродяжничали по родственникам вместе с сыном, злоупотребляют спиртными напитками, По заключению врачей у ребенка гипотрофия первой степени, вызванная отсутствием ухода за ним *(63) .

Анализ судебной практики показывает, что жестокость обращения с детьми выражается по-разному:

непредоставление пищи, проживание в антисанитарных условиях, в результате - истощение, заболевания тяжелой степени;

запирание ребенка на длительное время одного в помещении;

запрет на пользование обогревательными приборами в холодное время, связывание рук и ног, запирание в погребе, в сарае в легкой одежде.

Например, в начале марта 2008 года ответчица в состоянии алкогольного опьянения выгнала сына на улицу, и он ночевал в холодной бане. Ответчица нигде не работает, сын школу не посещает, школьными успехами мать не интересуется. Приговором мирового суда от 26 мая 2008 года ответчица была привлечена к ответственности по ст. 156 УК РФ. Матвеевский суд, проанализировав все предоставленные ему доказательства, иск о лишении родительских прав удовлетворил *(64) .

Или, например, в сентябре 2007 года дети в связи с угрозой жизни и здоровья были отобраны органом опеки и попечительства из семьи и помещены в детское отделение Тындинской ЦРБ, так как находились дома одни трое суток без родителей и какого-либо присмотра со стороны взрослых. *(65) .

Жестокое обращение с детьми чаще всего совершается в виде активных действий, однако, возможно жестокое обращение и в форме бездействия, которое выражается в оставлении ребенка без пищи и воды. Примером жестокого обращения с ребенком в виде бездействия может служить судебное разбирательство, в ходе которого было обнаружено, что ребенок 2008 года рождения страдает анемией, гипотрофией, ОРВИ, гнойным менингитом, пневмонией, стафилококком золотистым, отеком головного мозга и сопутствующими диагнозу токсико-инфекционным миокардитом, дистрофией, цитомегаловирусным инфекционным стоматитом. Из справки МУЗ "Грачевская ЦРБ" следует, что возможные причины данных заболеваний - отсутствие ухода за ребенком. Из показаний врачей следует, что матери не раз предлагалось госпитализировать ребенка, но та отказывалась, рекомендации врачей игнорировала и ребенка не лечила. Результат - ребенок попал в больницу в тяжелом состоянии *(66) .

Часто, при рассмотрении дел о лишении родительских прав на основании жестокого обращения с ребенком, в действиях родителей обнаруживаются признаки уголовного преступления. Так, УК РФ предусматривает общую норму: неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего (ст. 156 УК РФ). Объективная сторона указанного преступления образуется из деяний, связанных с принуждением по воспитанию несовершеннолетних детей родителями (или третьими уполномоченными лицами), которые грубо нарушают разумно допустимые границы способом и мерами воспитания. "Понятие "неисполнение или ненадлежащие исполнение обязанности по воспитанию детей", используемое в диспозиции уголовно-правовой нормы, выражает общий смысл, антиобщественную сущность деяния. Фактическим же определяющим признаком состава преступления выступает жестокое обращение по отношению к ребенку со стороны родителей или иных лиц, на которых возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетних" *(67) .

Например, ответчица по делу о лишении родительских прав злоупотребляет спиртными напитками, не раз привлекалась к административной ответственности по ст. 5.35 КоАП РФ, не имеет постоянной работы. В судебном заседании было установлено, что за время нахождения девочки в Центре социальной помощи семье и детям, ответчица дочь ни разу не посетила, не звонила, продуктов питания и подарков не приносила. Из психолого-педагогической характеристики следует, что у ребенка повышенная нервозность, она не воспринимает ни советы, ни критику со стороны педагогов. Мать не вмешивается в личные дела дочери и не контролирует ее. Девочка имеет ряд заболеваний, связанных с отсутствием полноценной заботы и питания. Состоит на учете с диагнозом "Инфицирование МБТ" и страдает дерматологическим заболеванием ихтиоз и астигматизмом обоих глаз, болела педикулезом. Ответчица советы врачей игнорирует, лекарства не покупает, мотивируя финансовыми трудностями. Когда дочь заболела педикулезом, в связи с отсутствием в доме элементарных средств гигиены остригла ее наголо. Приговором мирового суда судебного участка N 7 Ленинского района она признана виновной и осуждена по ст. 156 УК РФ. 01 июля 2008 года суд, исследовав все материала дела и объективно их оценив, лишил ответчицу родительских прав *(68) .

"Если жестоко относятся к детям не сами родители, а члены их семьи, чему мать и отец ребенка не противодействуют, то возможно ограничение их родительских прав в соответствии со ст. 73 СК РФ" *(69) .

Факты жестокого обращения с несовершеннолетними детьми достаточно широко распространены, но привлечь родителей к уголовной, да и семейно-правовой ответственности чрезвычайно сложно.

2.5. Хронический алкоголизм и наркомания родителей

"Хронический алкоголизм и наркомания относятся к числу тяжелых заболеваний, сопряженных с полным поражением волевой сферы человека, и представляют особую опасность для ребенка. Родитель, страдающий хроническим алкоголизмом, не может разумно руководить своими действиями, поступками из-за тяжелого психического заболевания, отягощенного непреодолимым влечением к алкоголю" *(70) . Поэтому обычно в семье, где родители - хронические алкоголики или наркоманы, дети находятся без должного присмотра, чаще всего голодают, не имеют самого необходимого из числа одежды, обуви, игрушек. Дети, проживающие в подобных семьях, вольно или невольно впитывают в себя нездоровую семейную атмосферу, в связи с чем гибнут нравственно и духовно, поскольку у них вырабатываются искаженные представления о духовных и нравственных ценностях. Опасность хронического алкоголизма родителей заключается и в том, что его состояние служит, как правило, первопричиной возникновения оснований лишения родительских прав.

Хронический алкоголизм и наркомания заболевания как основание лишения родительских прав имеют свою специфику. Если ранее мы писали о том, что вина является неотъемлемым признаком семейно-правовой ответственности, то при лишении родительских прав по вышеуказанному основанию возникает проблема с установлением вины родителей. С одной стороны, хронический алкоголизм и наркомания являются заболеванием, которые могут быть вызваны как виновными, так и невиновными действиями субъекта. Но с другой стороны, алкоголизм и наркомания возникают в результате сознательного доведения себя до такого состояния, и здесь в принципе можно говорить о вине. Установить вину в отношении действий родителей - хронических наркоманов или алкоголиков на практике сложно.

Для лишения родительских прав по этим основаниям нет необходимости в предварительном признании родителя - хронического алкоголика ограниченно дееспособным *(71) .

СК РФ не содержит ссылки на специальное юридическое понятие "хронический алкоголизм". Для его признания родителя хроническим алкоголиком требуется соответствующее медицинское заключение, основанное на специальном обследовании. К медицинским документам, подтверждающим хронический алкоголизм и наркоманию лица, относятся справка о постановке родителя на учет в ПНД, справка о постановке родителя на учет в наркологическом диспансере и т.д.

Например, при рассмотрении дела о лишении родительских прав доказательством, что ответчик страдает наркоманией стал акт судебно-наркологического освидетельствования от 2008 года, показания врача-нарколога *(72) .

Так, Зейским районным судом было рассмотрено дело по иску отдела образования администрации г. Зея к Р. о лишении родительских прав в отношении дочери Марии. Суд установил, что ответчица страдает хроническим алкоголизмом, что подтверждается справкой наркологического диспансера. Р. состояла на учете с диагнозом "хронический алкоголизм средней стадии". Указанное обстоятельство является достаточным для лишения её родительских прав *(73) .

При рассмотрении дела о лишении родительских прав, на основании заключения судебно-психиатрической комиссии экспертов, ответчица признана страдающей хроническим алкоголизмом *(74) .

Другой пример - в 2003 году Коминтерновским районным судом г. Воронежа супруги Ивановы лишены родительских прав в отношении несовершеннолетнего сына, 1994 года рождения. Ответчики были надлежаще извещены, но оба не явились в судебное заседание. Ответчики воспитанием сына не занимались, материально ребенка не содержат, о нем заботятся бабушка и дедушка. Ответчик с 1996 года самоустранился от воспитания сына, не работает, употребляет спиртные напитки. Ответчица злоупотребляет наркотическими средствами, страдает опийной наркоманией, склонна к бродяжничеству *(75) .

Согласно Основам законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 года N 5487-I принуждать к медицинскому освидетельствованию можно только в исключительных случаях, и дела о лишении родительских прав к ним не относятся. То есть доказать то, что родители либо один из них являются хроническими алкоголиками или наркоманами очень трудно. Поскольку речь идет о защите интересов детей, то суд при рассмотрении таких дел должен приложить максимум усилий для установления того факта, является ли ответчик хроническим алкоголиком или наркоманом. Так, в одном из кассационных определений Оренбургского областного суда правомерно, на наш взгляд указывается, что суд первой инстанции при рассмотрении дела не выяснил юридически значимые обстоятельства для жизни ребенка, а именно справки ММУЗ "Станции скорой медицинской помощи", о том, что в 2006 году был вызов из квартиры, где проживали ответчик и его малолетний сын, для вывода из комы наркомана после принятия наркотиков. Суд первой инстанции указал, что данная справка не является подтверждением, что именно ответчик находился в коме после передозировки наркотиком. Между тем, как верно отметила кассационная инстанция, скорая помощь выезжала по адресу, где проживают ответчик со своим сыном, данных о том, что в квартире проживают иные лица, в материалах дела не имеется *(76) .

Большинство ученых придерживаются позиции, что для лишения родительских прав по данному основанию достаточно одного факта постановки на учет лица как хронического алкоголика или наркомана. В принципе данная позиция основана на нормах СК РФ.

В судебной же практике сложилась тенденция, согласно которой не достаточно установления факта хронического алкоголизма или наркомании, но и необходимо установить совершение родителями в отношении детей противоправных действий. То есть в судебном заседании, кроме факта нахождения ответчика на учете, как хронического алкоголика или наркомана, необходимо всесторонне оценить те негативные обстоятельства в отношении ребенка, которые возникли вследствие данного недуга родителей (одного из них). В проанализированных нами судебных делах, в мотивировочной части судебного решения в основном четко отражено, что именно вследствие вышеуказанных заболеваний родителей (одного из них) ребенок лишен возможности получения надлежащего ухода, воспитания, не имеет средств к существованию и т.д.

Редко, но встречаются ситуации, когда родители хотя и состоят на учете, все же стараются бороться с заболеваниями и осуществляют уход за ребенком, обеспечивают воспитательный процесс ребенка, предпринимает меры по излечению от вышеуказанного заболевания и т.д.

Так, например, в ходе судебного заседания было установлено: "несовершеннолетний проживает со своим отцом, ответчиком по делу. Представителем органов опеки и попечительства в ходе проведенного акта обследования жилищных условий было установлено, что несовершеннолетний, по обоюдному согласию родителей после их расторжения брака проживает совместно с отцом в трехкомнатной квартире, принадлежащей ему на праве собственности, имеет отдельную комнату, спальное место, ученические материалы, обеспечен одеждой. Ребенок занимается в секции шахмат, имеет незаурядные математические способности. Ребенок ухожен, имеет хорошую успеваемость в школе, что подтверждается характеристиками и справками с места учебы ребенка и секции. Ответчик имеет постоянный источник дохода, получая средства от сдачи своей второй квартиры в аренду и выполняя работу на дому. Однако отец ребенка страдает хроническим алкоголизмом, состоит на учете в Наркологическом диспансере. Также было установлено, что во время летних каникул ребенка ответчик по собственной инициативе проходит стационарное лечение в клиническом медицинском учреждении. Ребенок на время помещения родителя в стационар по обоюдной договоренности родителей проживает с матерью либо посещает детские лагеря отдыха.

Допрошенные в ходе судебного разбирательства свидетели - соседи и классный руководитель ребенка, - подтвердили, что у отца и ребенка сложились дружеские взаимоотношения; при систематическом посещении ответчиком родительских собраний ребенка в школе У. не только никогда не был замечен в состоянии алкогольного опьянения, но и не имел характерного запаха алкоголя. Ответчик систематически встречает и провожает ребенка в школу, делает с ним уроки, посещает с ним цирк, музеи, театры и т.д. Данные обстоятельства также подтвердила истец. Ответчик показал, что действительно болен хроническим алкоголизмом, страдает от данного недуга, считает причиной данного заболевания разрыв семейных отношений с истцом. Кроме того, в ходе судебного разбирательства было установлено, что ответчик приобретает спиртное только в отсутствие ребенка, в присутствии сына никогда не употребляет никаких спиртных напитков, употребляет спиртное только тогда, когда ребенок вечером ложится спать. Данное обстоятельство было подтверждено истцом. Представитель органов опеки и попечительства иск не поддержал. Прокурор просил в иске отказать. Суд вынес решение об отказе истцу в исковых требованиях" *(77) .

Юридическое понимание термина "злоупотребление алкоголем и наркотическими средствами" дается в ст. 30 ГК РФ и давалось постановлении Пленума ВС РФ от 04 мая 1990 г. N 4 "О практике рассмотрения судами РФ дел об ограничении дееспособности граждан, злоупотребляющих спиртными напитками или наркотическими средствами" *(78) . Под злоупотреблением понимается систематическое употребление спиртных напитков или наркотических средств, что, в свою очередь, предполагает осознанное и волевое действие субъекта. Таким образом, употребление родителями спиртных напитков и наркотиков является виновным деянием родителей. В принципе можно сказать, что на сегодняшний день злоупотребление спиртными напитками является вспомогательным доказательством при принятии решения о лишении родительских прав, которое оценивается в совокупности с другими обстоятельствами, имеющими юридическое значение для разрешения дела. Под последними понимаются последствия, вытекающие из факта злоупотребления спиртными напитками и наркотиками, нарушающие права и интересы ребенка.

Так, при рассмотрении иска о лишении родительских прав было установлено, что ответчица злоупотребляет спиртными напитками, все денежные средства тратит на покупку спиртного, у ребенка отсутствует самое необходимое *(79) .

С другой стороны злоупотребление спиртными напитками не всегда влияет на выполнение родителями иных родительских обязанностей. Так, в ходе судебного заседания ответчик признал, что выпивает, но, как он указал, в меру. Прокурор настаивал на том, что ответчик злоупотребляет спиртными напитками. При рассмотрении дела было установлено, что сын ответчика посещает школу, учится удовлетворительно, отец отвозит ребенка 2 раза в год на лечение в больницу. Мальчик относится к отцу хорошо. Суд правомерно отказал в удовлетворении искового заявления, поскольку факт причинения вреда ребенку, вследствие злоупотребления спиртными напитками и уклонение родителя от выполнения родительских обязанностей не подкреплен доказательствами *(80) .

"От алкоголизма следует отличать так называемое бытовое пьянство. Тогда поведение родителя, его отношение к детям оценивается сквозь призму других оснований лишения родительских прав" *(81) .

Отметим, что наркотики и алкоголь являются не единственными одурманивающими средствами. К ним также относятся токсические вещества. О токсикомании родителей в СК РФ ничего не говорится, так как природа этого заболевания еще не ясна. Таким образом, токсикомания не является самостоятельным основанием лишения родительских прав.

Лишение родительских прав по причине хронического алкоголизма и наркомании происходит не автоматически, а после определенной судебной процедуры по нормам ГПК РФ. Исход данной процедуры заранее не предрешен, ведь иначе судебный процесс не имел бы смысла. Считаем, что суды должны учитывать, что наркомания, хронический алкоголизм - источники повышенной опасности для воспитания ребенка, однако при разрешении вопроса о лишении родительских прав таких лиц, следует все же учитывать личность ответчика, характер его поведения, взаимоотношения в семье, материально-бытовые условия. При этом суды могут вынести представления органам опеки и попечительства о взятии такой семьи на контроль.

Правильная квалификация такого семейно-правового деликта, как злоупотребление родительскими правами во многом зависит от того, насколько точно правоприменителю удалось проанализировать сложившуюся ситуацию и выявить признаки конкретного злоупотребления родительскими правами.

2.6. Совершение родителями (одним из них) умышленного преступления против жизни или здоровья своих детей либо против жизни или здоровья супруга

Совершение родителями умышленного преступления против жизни или здоровья ребенка или своего супруга впервые включено в семейное законодательство в качестве основания для лишения родительских прав.

"По информации Генпрокуратуры, за последние годы более тысячи детей погибли от рук собственных родителей (или матери, или отца). Причем в подавляющем большинстве случаев убийства совершались не случайно, в состоянии аффекта, а умышленно и хладнокровно. Дети просто мешали этим, с позволения сказать, "родителям", вести беззаботную жизнь. Их жестоко вычеркивали из жизни, как ненужную обузу" *(82) .

Действия, совершенные родителями в отношении своих несовершеннолетних детей должны быть осознанными и целенаправленными. К таким деяниям относятся: покушение на убийство ребенка, стремление довести его до самоубийства, тяжкие телесные повреждения, побои, истязание, заражение венерической болезнью или ВИЧ-инфекцией, оставление малолетнего в опасной, угрожающей его жизни обстановке и тому подобное. В этом плане следует понимать не только преступления, предусмотренные главой 16 УК РФ "Преступления против жизни и здоровья", но и такие, которые хотя и расположены в других главах УК РФ, но также могут причинить вред жизни или здоровью ребенка, например, захват ребенка в заложники, подмена ребенка.

Любое из пере численных преступлений, совершенное родителем, относится к числу тяжких, общественно опасных преступлений.

В любом случае ссылка на умышленное преступление одного из родителей против здоровья, жизни ребенка как на основание лишения родительских прав предполагает наличие приговора суда. Необходимо, чтобы приговором суда был установлен только сам факт совершения родителем умышленного преступления. Был ли при этом родитель присужден к отбыванию уголовного наказания или исполнение отсрочено, заменено условным или он освобожден от него в порядке амнистии или помилования - значения не имеет.

Факт совершения преступления устанавливается приговором суда по уголовному делу, однако, лишение родительских прав не может быть произведено в уголовном процессе. Это связано с тем, что российское уголовное законодательство не содержит такого вида уголовного наказания, как лишение родительских прав. Дело о лишении родительских прав рассматривается отдельно в порядке гражданского судопроизводства. "Существует мнение, которого придерживаются, как правило, работники прокуратуры, что вопрос о лишении родительских прав должен решаться при рассмотрении судом уголовного дела. Если суд рассматривает в уголовном процессе иски о возмещении причиненного преступником материального ущерба, то почему в таком же порядке не решать вопрос о лишении подсудимого родительских прав? Следовательно, необходимо внести в УК РФ норму, предусматривающую для родителей, совершивших преступление против своих детей, дополнительную меру наказания - лишение родительских прав" *(83) .

Противники этого предложения считают, что "это будет затруднять уголовный процесс, так как будет требовать большой дополнительной подготовки, вызова в судебное заседание свидетелей, представителей органов местного управления" *(84) .

На наш взгляд, нет таких трудностей, которые невозможно преодолеть, чтобы защитить ребенка, и введение данного дополнительного наказания в УК РФ позволит оградить несовершеннолетних от насилия родителей, что станет существенным вкладом в уголовно-правовую охрану их прав и законных интересов от криминального насилия в семье.

Положительно решен вопрос о лишении родительских прав Б. в отношении ее двух сыновей. Согласно материалам дела Б. злоупотребляла спиртными напитками, нигде не работала, подтверждены случаи, когда она заставляла детей под угрозой нанесения побоев есть испорченную пищу, у детей имеется ряд заболеваний, вызванных отсутствием полноценного питания, режима; больницу дети не посещают. В 2008 году в состоянии алкогольного опьянения Б. нанесла многократные удары ремнем по всему телу своим несовершеннолетним детям. Согласно актам СМО N 0 от 2008 года им были причинены телесные повреждения в виде ушибов, ссадин грудной клетки, которые не повлекли вреда здоровью. Приговором мирового судьи судебного участка N 5 Ленинского района от 2008 года, она признана виновной в совершении преступлений, предусмотренных ст. 156, ч. 1 ст. 116, ч. 1 ст. 130, УК РФ. При таких обстоятельствах суд счел установленными основания для лишения родительских прав *(85) .

Положительно был решен вопрос и о лишении родительских прав Я., которая по приговору Норильского городского суда от 09 октября 2007 г. признана виновной в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 111 и ст. 156 УК РФ и ей назначено наказание в виде 4 лет 5 месяцев лишения свободы. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы N 1817 от 10 сентября 2007 года по признаку опасности для жизни Я. причинила тяжкий вред здоровью сыну. Решением суда от 29 сентября 2008 года иск прокурора г. Норильска о лишении родительских прав Я. был удовлетворен, ребенок передан на попечение опекуна *(86) .

Однако причинить вред ребенку могут не только посягательства родителей (одного из них) на его жизнь и здоровье, но и умышленное преступление против жизни или здоровья супруга. Совершение родителем умышленного преступления против жизни или здоровья своего супруга, прежде всего, предполагает случаи, когда такое преступление совершается против другого родителя ребенка. Поскольку жестокое отношение к другому супругу травмирует ребенка, деформирует его отношение к отношениям внутри семьи, влияет на его психологическое, духовное, эмоциональное развитие так, как если бы жестокость была направлена на него, а не редко и сильнее. При этом не важно, совершались ли данные преступления на глазах ребенка или нет. Вот почему родитель, посягая на здоровье или жизнь другого родителя, может быть лишен родительских прав.

Так, например, отец ребенка в 2007 году признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ в отношении своей супруги. Определением судебной коллегии по уголовным делам Оренбургской области от 2007 года его кассационная жалоба осталась без удовлетворения. Тоцкий районный суд удовлетворил иск о лишении родительских прав, указав, что сам факт совершения умышленного преступления против жизни и здоровья свой супруги, установленный вступившим в силу приговором суда является самостоятельным и достаточным основанием лишения родительских прав *(87) .

Исключением могут быть случаи, когда, например, один из родителей спасает ребенка от побоев другого родителя, и, бросившись на спасение несовершеннолетнего, причиняет вред жизни и здоровью напавшему родителю.

Совершение родителями (одним из них) умышленного преступления против жизни или здоровья других лиц не является основанием для лишения родительских прав.

Еще при обсуждении проекта СК РФ учеными предлагалось расширить данное основание лишения родительских прав. Так, И.А. Павлова предлагала "признать в качестве основания для лишения родительских прав преступное посягательство родителя на других детей (братьев, сестер), а также иных близких родственников, проживающих в одной семье с детьми" *(88) . Хотелось бы отметить, что родители ребенка могут находиться в разводе и, значит, являться бывшими супругами. Что будет, когда один из супругов совершит умышленное преступление против жизни матери или отца ребенка, с которым либо никогда не состоял в браке либо уже развелся? На наш взгляд, введение данного основания лишения родительских прав необходимо и отвечает интересам ребенка.

Глава 3. Порядок лишения родительских прав по законодательству РФ

3.1. Судебный порядок лишения родительских прав

Подаче искового заявления в суд о лишении родительских прав обычно предшествует длительная профилактическая работа государственных органов. Как мы уже указывали, лишение родительских прав - это крайняя мера, и ее применение возможно только в том случае, если надежды на то, что родители исправят свое поведении, образ жизни и отношение к воспитанию ребенка нет.

Анализ судебной практики свидетельствует о том, что в большинстве гражданских дел в материалах есть сведения о постановке ответчиков, перед предъявлением искового заявления, на профилактический учет в отделе по делам несовершеннолетних ОВД. К ним неоднократно применялись меры административного воздействия, они привлекались к административной ответственности в виде предупреждений или штрафов за неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетних детей; к уголовной ответственности за злостное уклонение от уплаты алиментов. В ряде случаев - к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 156 УК РФ. В судебных заседаниях представители органов опеки и попечительства неоднократно акцентируют внимание, на то, что с такими родителями проводятся профилактические беседы об изменении своего отношения к воспитанию ребенка, даются советы, но родители их игнорируют либо просто не приходят на такие беседы.

Как уже было указано выше, порядок лишения родительских прав регулируется номами ГПК РФ и СК РФ.

В соответствии со ст. 70 СК РФ лишение родительских прав производится только судом. Другие органы не вправе рассматривать данный вопрос. Дела рассматриваются в исковом порядке, поскольку возникает спор о сохранении либо лишении родительских прав.

Дела данной категории рассматриваются судом в порядке гражданского судопроизводства. Необходимо знать, что истцом по делу о лишении родительских прав следует считать самого ребенка. Лицо, по заявлению которого возбуждено дело, является представителем ребенка (заявителем).

"Исковое заявление о лишении родительских прав может предъявить:

один из родителей (лица, их заменяющие, то есть опекун, попечитель, приемные родители), при этом не имеет значения, где находится этот родитель: живет ли он вместе со своими детьми или по другому адресу;

прокурор. Осуществляя полномочия по защите прав и интересов несовершеннолетних, прокурорский надзор сосредоточен на социальной защите детей из многодетных и малообеспеченных семей, защите жилищных прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Последовательно осуществляются меры, направленные на исполнение требований законодательства в сфере образования, профилактику безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних;

органы или учреждения, на которые возложены обязанности по охране прав несовершеннолетних детей, - органы опеки и попечительства, комиссии по делам несовершеннолетних, воспитательные учреждения для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (например, ГОУ "Детский дом"), дома ребенка, школы-интернаты, детские дома, дома инвалидов, социально-реабилитационные центры для несовершеннолетних, центры помощи детям, оставшимся без попечения родителей, территориальные центры социальной помощи семье и детям, социальные приюты для детей и подростков, интернаты для детей с физическими недостатками и другие" *(89) .

Иные заинтересованные лица (например, близкие родственники, соседи) или органы не вправе обращаться с исковым заявлением о лишении родительских прав непосредственно в суд, но могут ходатайствовать об этом перед компетентными органами или прокурором.

Рассмотрение судом иска о лишении родительских прав, предъявленного органом, не указанным в ст. 70 СК РФ, может повлечь отмену судебного решения. В случае предъявления иска неуправомоченным лицом или органом дело судом выносится определение об оставлении дела без рассмотрения или, если дело уже рассматривается, то определение о прекращении дела. Так, в порядке ч. 1 ст. 134 ГПК РФ, было вынесено определение об оставлении дела без рассмотрения, поскольку исковое заявление от имени несовершеннолетнего ребенка подала его бабушка *(90) , а в другом случае дедушка *(91) .

Поскольку данные лица, согласно ст. 70 СК РФ, не включены в круг лиц, имеющих право подавать подобные заявления, фактический воспитатель вправе предъявить иск о лишении родительских прав. Ю.Ф. Беспалов указывает, что судебная практика свидетельствует о том, что "суды принимают к рассмотрению заявления фактических воспитателей" *(92) . На наш взгляд данная судебная практика неправомерна, поскольку, во-первых, семейным законодательством не определен правовой статус фактического воспитателя, отсутствует легальное определение данного понятия (имеется только ссылка на их право получать алименты от фактических воспитанников, если воспитание длилось более пяти лет). Во-вторых, фактические воспитатели не указаны в ст. 70 СК РФ в качестве лиц, имеющих право подавать исковое заявление о лишении родительских прав. Здесь нельзя говорить о том, что данная практика прогрессивна, соответствует реалиям жизни и предугадывает потребности правового регулирования. Фактический воспитатель согласно нормам российского законодательства даже не является законным представителем ребенка, более того, нахождение ребенка у фактических воспитателей способствует тому, что ребенок выпадает из поля зрения государственных органов, защищающих права ребенка. Если фактический воспитатель действительно хочет заботиться о ребенке и быть его представителем, он должен обратиться в органы опеки и попечительства с целью установить над таким ребенком попечительство. К тому же непонятно, даже если суд принимает такое исковое заявление, то кому будет передан ребенок. По нормам семейного законодательства в данной ситуации, он не может быть передан фактическим воспитателям, а только органам опеки и попечительства, которые в свою очередь также не могут передать его фактическим воспитателям без оформления их в качестве опекунов, попечителей, приемных родителей. Так не удобнее ли сразу, до обращения в суд, оформить полномочия фактических воспитателей как законных представителей (опекунов, попечителей, приемных родителей), дабы не порождать запутанность и разнообразие правоприменительной практики?

Например, в судебном процессе в качестве представителя несовершеннолетнего ребенка в деле о лишении родительских прав выступила Администрация Гайского района Оренбургской области Гайский городской суд Оренбургской области принял определение о прекращении дела о лишении родительских прав в отношении Б., поскольку администрация Гайского района не входит в круг лиц и органов, имеющих право возбуждать в суде дела о лишении родительских прав *(93) .

При рассмотрении дела в районном суде г. Оренбурга довод кассационной жалобы о том, что Закон Оренбургской области от 26 ноября 2007 г. N 1731/357-IV-ОЗ "О наделении городских округов и муниципальных районов государственными полномочиями Оренбургской области по организации и осуществлению деятельности по опеке и попечительству над несовершеннолетними", которым на муниципальные районы и городские округа Оренбургской области возложены полномочия по организации и осуществлению деятельности по опеке и попечительству над несовершеннолетним, не был принят во внимание, поскольку законных оснований для наделения муниципальных районов и городских округов Оренбургской области такими полномочиями не имелось *(94) .

Определение кассационной инстанции основано на законе. Во-первых, согласно ст. 220 ГПК РФ, п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ, ч. 1 ст. 30 СК РФ, Федеральным законом от 29 декабря 2006 г. N 258-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием разграничения полномочий" предусмотрена передача с 1 января 2008 года полномочий по организации и осуществлению деятельности по опеке и попечительству органам государственной власти субъектов Российской Федерации.

Во-вторых, подп. 8 п. 1 ст. 8 Федерального закона от 24 апреля 2008 г. N 48-ФЗ "Об опеке и попечительстве", регулирующего отношения, возникающие в связи с установлением, осуществлением и прекращением опеки и попечительства над недееспособными или не полностью дееспособными гражданами, установлено, что к полномочиям органов опеки и попечительства относятся представление законных интересов несовершеннолетних граждан и недееспособных граждан, находящихся под опекой или попечительством, в отношениях с любыми лицами (в том числе в судах), если действия опекунов или попечителей по представлению законных интересов подопечных противоречат законодательству Российской Федерации и (или) законодательству субъектов Российской Федерации или интересам подопечных, либо если опекуны или попечители не осуществляют защиту законных интересов подопечных.

В-третьих, ст. 34 ГК РФ и ст. 3 Федерального закона от 24 апреля 2008 г. N 48-ФЗ "Об опеке и попечительстве" закрепляют, что органами опеки и попечительства являются органы исполнительной власти субъекта Российской Федерации.

В-четвертых, в соответствии со статьями 14.1, 15.1, 16.1 Федерального закона от 06 октября 2003 г. N 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" органы местного самоуправления поселений, муниципальных районов и городских округов с 1 января 2008 года наделяются правом на участие в осуществлении деятельности по опеке и попечительству.

В-пятых, ст. 3 ГК РФ закрепляет, что в соответствии с Конституцией Российской Федерации гражданское законодательство находится в ведении Российской Федерации.

В-шестых, согласно ст. 3 Закона Оренбургской области от 06 марта 1998 г. N 256/76-ОЗ "Об организации работы органов опеки и попечительства Оренбургской области" в редакции Закона Оренбургской области от 10 октября 2007 г. N 1620/343-IV-ОЗ "О внесении изменений в Закон Оренбургской области "Об организации работы органов опеки и попечительства Оренбургской области" органами опеки и попечительства являются органы исполнительной власти Оренбургской области в сфере образования, здравоохранения, социальной защиты населения.

При таких обстоятельствах право субъекта РФ на наделение органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями по организации и осуществлению деятельности по опеки и попечительству не предусматривается.

Например, было отменено решение Тюльганского районного суда Оренбургской области, поскольку истцом от 26 января 2009 г. по делу N 2-12/09 о лишении родительских прав был ОВД по МО Тюльганского района г. Оренбурга, а данный орган, исходя из анализа ст. 220 ГПК РФ, п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ и ч. 1 ст. 70 СК РФ, не входит в круг лиц и органов, имеющих право возбуждать дела о лишении родительских прав *(95) .

Комиссия по делам несовершеннолетних - это государственный орган, основная задача которого - профилактика правонарушений несовершеннолетних и защита их прав, координация деятельности государственных и общественных органов, занимающихся воспитательной и профилактической работой среди детей и подростков.

Например, в Оренбурге действуют три комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав. В составе этих комиссий - представители образования, здравоохранения, органов социальной защиты населения и внутренних дел, службы занятости, общественности. Рейды межведомственных бригад, в состав которых входят работники органов социальной защиты населения, управления образования, комиссий по делам несовершеннолетних и органов внутренних дел, проходят во время ежегодной акции "Помоги ребенку". По результатам данных проверок комиссия по делам несовершеннолетних вправе подать заявление о лишении родительских прав.

Надо сказать, что в перечень истцов не включен сам ребенок, чьи права грубо нарушаются родителями. Означает ли это, что несовершеннолетний не может самостоятельно выступить в защиту своих интересов С.Н. Бондов, считает, что "в соответствии с п. 2 ст. 56 СК РФ при нарушении прав и законных интересов ребенка, в том числе при невыполнении или при ненадлежащем выполнении родителями (одного из них) обязанностей по воспитанию, образованию ребенка либо при злоупотреблении родительскими правами ребенок вправе самостоятельно обращаться в суд по достижении четырнадцати лет" *(96) . Но, по мнению А.М. Нечаевой, "данная норма не дает право несовершеннолетнему, достигшему четырнадцати лет, выступать в роли истца по делу о лишении родительских прав, ограничении родительских прав. В смысл данной нормы она вкладывает право несовершеннолетнего, достигшего четырнадцати лет, обжаловать в суд действия и решения, нарушающие его права, в соответствии с Законом РФ от 27 апреля 1993 г. "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан" *(97) . Ю.Ф. Беспалов указывает, что "если по каким-то причинам опека не была оформлена до обращения в суд либо в оформлении по каким-либо причинам было отказано, то это не может служить препятствием для обращения" *(98) .

На наш взгляд, обращение в органы опеки и попечительства более целесообразно, так как там более квалифицированно примут меры по защите ребенка: работники органов опеки и попечительства, имея юридические знания и опыт, грамотно составят исковое заявление, составят заключение о целесообразности принятия той или иной меры. Однако несовершеннолетний имеет предусмотренное ч. 2 ст. 56 СК РФ право на обращение в суд и, соответственно, он может его реализовать.

Судебная практика подтверждает данный вывод. Так, например, в марте 2000 года судом Московского района г. Калининграда было рассмотрено исковое заявление, поданное пятнадцатилетним Б. о лишении родительских прав его отца, который уклоняется от выполнения обязанностей родителя, злостно уклоняется от уплаты алиментов *(99) .

Анализируя судебную практику, можно сделать вывод о том, что в основном исковые заявления о лишении родительских прав подают физические лица: другой родитель или опекун, попечитель.

Из государственных органов, правомочных подавать исковое заявление о лишении родительских прав, наиболее активны органы прокуратуры. И это не удивительно, ведь приказом Генеральной прокуратуры РФ от 02 декабря 2003 г. N 51 "Об обеспечении участия прокуроров в гражданском судопроизводстве" закреплено положение об активном использовании права, предоставленного ч. 1 ст. 45 ГПК РФ на обращение в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований. Заявление в защиту прав, свобод и законных интересов гражданина прокурор может подавать только в случае, если гражданин по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не может сам обратиться в суд.

Ни в ст. 70 СК РФ, ни в иных нормативно-правовых документах нет исчерпывающего перечня учреждений, имеющих право предъявлять иск о лишении родительских прав. Дополнить перечень истцов правозащитными организациями предлагает Е.А. Фомина *(100) .

Составление четкого перечня таких учреждений, на наш взгляд, целесообразно. В настоящее время существует большое количество организаций, занимающихся защитой прав, в том числе и детей, однако, не нужно забывать, что лишение родительских прав - это исключительная и крайняя мера семейно-правовой ответственности, и полномочиями на ее инициацию должны обладать только определенные государственные учреждения. Тогда данная суровая, но в определенных случаях необходимая мера семейно-правой ответственности будет исполняться в рамках выполнения профессиональных обязанностей, за неисполнение которых виновные должны быть привлечены к дисциплинарной ответственности. Другой подход к данному вопросу породит возможность включения в данные учреждения любые психологические службы, медицинские центры, школьные и дошкольные учреждения, что, с одной стороны, превысит предел их правоспособности, а с другой, - включение правозащитных организаций породит неразбериху в вопросе к кому обращаться, если лицо узнало о жестоком обращении с ребенком. К тому же у правозащитных организаций отсутствуют ресурсы для подачи обоснованного искового заявления о лишении родительских прав (проверка сообщений, подготовка материалов дела и т.д.). Все вышеизложенное негативно скажется на уровне эффективности защиты прав детей от противоправного поведения их родителей. Российское законодательство дает возможность правозащитным организациям, медицинским учреждениям, психологическим службам, общественным структурам и негосударственным организациям реагировать на нарушение прав ребенка могут путем обращения в органы опеки и попечительства либо в средства массовой информации, например, для привлечения общественности к определенным проблемам, связанным с нарушением прав ребенка.

В качестве ответчика по иску о лишении родительских прав могут быть либо оба родителя, либо один из них. Иск о лишении родительских прав может быть предъявлен и к несовершеннолетнему родителю. При этом необходимо, чтобы биологические родители имели данный статус по закону, то есть были указаны в качестве родителей в свидетельстве о рождении ребенка. Если официально лицо не зарегистрировано в качестве родителя, например, в графе "мать" (ребенок найден на улице, и мать не установлена - подкидыш, либо мать оставила ребенка в роддоме, а документов, удостоверяющих ее личность, не предоставила) стоит прочерк, то лишить его родительских прав невозможно.

Хотя по своему правовому статусу усыновители приравнены к родителям, к данным субъектам нельзя предъявить иск о лишении их родительских прав. Если усыновители осуществляют свои права и исполняют обязанности не разрешенным способом, с превышением своих полномочий, то усыновление отменяется.

По общему правилу исковое заявление о лишении родительских прав предъявляется по месту жительства ответчика, либо если оно неизвестно, то по последнему известному месту жительства либо по месту нахождения имущества.

Достаточно распространены ситуации, когда определить место жительства ответчика затруднительно. Существует два пути разрешения данной проблемы:

если ранее не подавался иск о взыскании алиментов, то можно воспользоваться возможностью одновременно подать иск о лишении родительских прав и взыскании алиментов, который рассматривается по месту жительства истца;

можно объявить ответчика в розыск в связи с уклонением от уплаты алиментов, тогда при условии, что результатов розыск не дал, возможно рассмотрение дела в порядке заочного производства в рамках главы 22 ГПК РФ.

В соответствии со статьей 131 ГПК РФ, при предъявлении иска о лишении родительских прав должны быть соблюдены все требования относительно формы и содержания искового заявления. Исковое заявление должно соответствовать требованиям ст.ст. 126, 127 ГПК, и в нем должно быть указано основание лишения родительских прав.

При этом следует учитывать своеобразие дел о лишении родительских прав.

Исследование судебной практики показало, что процесс о лишении родительских прав как минимум потребует следующих документов:

свидетельство о рождении ребенка;

свидетельство о расторжении брака (если брак с ответчиком заключался);

постановление суда о взыскании алиментов (если алименты взыскивались через суд) либо алиментное соглашение;

справка из ФССП о размере задолженности по алиментам (если алименты взыскивались через суд или соглашение об оплате алиментов предъявлялось в ФССП) и если имеется переписка с судебным приставом;

квитанции о получении алиментов (если выплачивалась хоть малая часть от них);

справка из ФССП о розыске должника (если ответчик разыскивается за неуплату алиментов);

характеристика с места работы истца;

характеристика с места учебы ребенка, из детских дошкольных учреждений, и мест дополнительных занятий ребенка;

справка о заработной плате истца;

справка о регистрации (форма 9) и характеристика жилого помещения (форма 7) либо правоустанавливающие документы на имеющиеся в собственности истца жилые помещения (форма 2);

если иск подается опекуном или другими лицами, заменяющими родителей, - то заявление об оформлении опеки, заключение о возможности лица быть опекуном, постановление о назначении опеки, договор о приемной семье и т.д.;

если иск подается органами опеки и попечительства, - то документы, подтверждающие правомочие лица на подачу (доверенность).

Возбудив гражданское дело, судья в соответствии со ст.ст. 147-150 ГПК РФ проводит подготовку к судебному разбирательству.

Суды, в основном, требуют следующие документы:

характеристику с места работы ответчика;

характеристику с места жительства ответчика - рапорт-характеристика ОВД;

справки о том, привлекались ли лица, участвующие в деле, к административной или уголовной ответственности, состоят ли на учете у психиатра или нарколога и состоят ли они на учете администрации.

Если имеется необходимость, суд может потребовать и иные документы, например, выписку из истории болезни ребенка, акты СМО, справки из лечебных и иных учреждений, в которых находился или находится в настоящий момент ребенок, психолого-педагогическую характеристику несовершеннолетнего, протоколы осмотра места происшествия, копии постановления о возбуждении уголовного дела и объяснительные ответчика в связи с этим, копии приговоров суда и т.д., т.е. любые документы, из которых суд может составить объективное представление по существу иска.

"Если лицо, по заявлению которого возбуждено дело, не может представить необходимые документы, судья в ходе подготовки дела к разбирательству должен истребовать их. Это правило желательно закрепить в ГПК РФ. Ведь ребенок не обладает полной дееспособностью и нуждается в особой защите государства" *(101) .

Органы опеки и попечительства являются обязательным участником судебного процесса по делам о лишении родительских прав. У органов опеки и попечительства должен быть истребован акт обследования жилищно-бытовых условий жизни ребенка и их родителей, а также заключение по существу иска. Под "обследованием жилищно-бытовых условий жизни ребенка понимается изучение всех ее сторон, будь то материальное обеспечение, быт и жилье" *(102) а также, что на наш взгляд немаловажно, взаимоотношения ответчика с ребенком. Заключение органа опеки и попечительства, исходя из п. 1 ст. 34 ГК РФ и п. 2 ст. 121 СК РФ, должно быть подписано руководителем органа местного самоуправления либо уполномоченным на это должностным лицом подразделения органа местного самоуправления, на которое возложено осуществление функций по охране прав детей.

Отсутствие данных документов в деле ведет к отмене принятого судебного решения в суде I инстанции. Так, было отменено решение о лишении родительских прав Гайского городского суда Оренбургской области *(103) . Основанием отмены стало отсутствие акта обследования жилищно-бытовых условий проживания и воспитания ребенка, что нарушает нормы ст. 78 СК РФ. Вывод суда I инстанции о том, что ответчик не предоставил сведений о своем месте жительства и регистрации по месту пребывания, не соответствует материалам дела, т.к. в судебном заседании было указано не только место регистрации жительства ответчиков, но и место их фактического пребывания. Поскольку жилищно-бытовые условия не обследованы, заключение органов опеки и попечительства в той части, что ответчиками не созданы условия для воспитания и проживания детей неосновательно *(104) .

При таких обстоятельствах суду следовало обследовать жилищно-бытовые условия по фактическому месту жительства ответчиков, проверить, созданы ли условия для воспитания и проживания детей. Только оценив в совокупности представленные доказательства, в том числе и заключение, сделанное органами опеки попечительства, можно разрешить дело по существу.

Деятельность органов опеки и попечительства нередко не соответствует требованиям эффективной работы и объективности из-за недобросовестности отдельных сотрудников и безразличного отношения к судьбе ребенка. Такие сотрудники не выезжают к месту жительства, не разговаривают с родителями ребенка, учителями, родственниками, знакомыми и дают формальное заключение по существу дела, что, в свою очередь, может способствовать вынесению несправедливого решения, не соответствующего интересам ребенка.

Так, например, Оренбургской областной суд в ответ на кассационную жалобу на решение Адамовского районного суда от 07 июня 2008 г. указал, что из актов обследования жилищно-бытовых условий, составленных органами опеки и попечительства, не видно, как часто и когда указанные в исковом заявлении обстоятельства (злоупотребление спиртными напитками, отсутствие работы), на которые ссылается прокурор в обоснование своего иска, имеют место. Все акты были составлены в присутствии ответчика, однако, в них не указано его состояние на момент их составления. Органами опеки и попечительства не опрошены соседи. Поскольку в судебном процессе не были представлены доказательства, суд не смог установить, что ответчик уклоняется от выполнения обязанностей родителей, то есть упорно и систематически не выполняет родительские обязанности. Исходя из этого, суд первой инстанции совершенно правомерно, основываясь на материалах дела и правильном применении норм материального права, отказал в удовлетворении искового заявления. Учитывая вышеуказанные обстоятельства, исследованные в суде кассационной инстанции, и на основании норм ГПК РФ и СК РФ было вынесено кассационное определение об оставлении решения суда первой инстанции без изменений *(105) .

Другой пример - Судебной коллегией по гражданским делам Московского областного суда было отменено решение районного суда, которым удовлетворен иск Ф. к С. о лишении ее родительских прав. Хотя судом к участию в деле и был привлечен орган опеки и попечительства, однако, обследование условий жизни сторон не проводилось, акт обследования не составлялся, заключение суду не представлялось, по существу такое заключение в судебном заседании представитель органа опеки и попечительства также не давал, что подтверждается протоколом судебного заседания" *(106) .

В третьем случае было отменено и направлено на новое рассмотрение решение Промышленного районного суда г. Оренбурга, причем одним из оснований отмены стал тот факт, что в акте обследования жилищно-бытовых условий проживания и воспитания ребенка от 2008 года был указан только состав семьи - 4 человека. В данном акте лишь отмечался факт, что жилищно-бытовые условия для содержания и воспитания ребенка не созданы, однако основания для такого вывода не указаны. В данном акте отсутствовало описание квартиры, не указано, было ли создано место для проживания ребенка *(107) .

При анализе судебной практики встретилось еще одно интересное дело, когда органы опеки и попечительства оформили достаточно негативный акт о жилищно-бытовых условиях проживания и воспитания ребенка (имелась оговорка, что на момент обследования в квартире никого нет, и он составлен со слов соседей и родственников несовершеннолетнего) по адресу в г. Оренбурге и составили заключение о целесообразности лишения ответчицу родительских прав. А на судебном процессе выяснилось, что ответчица и ее несовершеннолетний сын с января 2008 года проживали в Москве. У них имелась временная регистрация в квартире, мальчик посещал школу. Из акта обследования жилищно-бытовых условий несовершеннолетнего, составленного специалистами по опеке и попечительству Ивановского Муниципалитета города Москвы следует, что ответчица и ее несовершеннолетний сын временно зарегистрированы в 2-х комнатной квартире. В квартире зарегистрированы 4 человека; мать с сыном занимают зал, имеется кровать, место для подготовки уроков. В квартире на момент посещения специалистов органов опеки и попечительства прибрано. Отношения между матерью и сыном хорошие, теплые. Ребенок посещает школу *(108) .

Однако говорить о том, что все сотрудники органов опеки и попечительства халатно относятся к своим обязанностям, неверно. Не стоит забывать, что одно дело, когда органам опеки и попечительства предстоит дать заключение о целесообразности лишения родительских прав в отношении тех родителей, семьи которых состоят на учете в этих органах как неблагополучные. Другое дело, когда истцом по делу выступают не органы опеки и попечительства. И ни ответчик по делу, ни его семья на учете не стоит. За короткий срок специалисту по охране детства предстоит изучить ситуацию в семье, провести обследование жилищно-бытовых условий и дать заключение о целесообразности лишения родительских прав, что за несколько дней до начала судебного заседания порою не представляется возможным хотя бы из-за недостатка времени. Следствием этого является дача органами опеки и попечительства в таких случаях формальных заключений.

Признав дело подготовленным, суд выносит решение о назначении судебного разбирательства.

Дела о лишении родительских прав связаны с судьбой ребенка и, значит, напрямую затрагивают интересы государства и охраняемые законом права родителей. Поэтому, основываясь на статье 41 ГПК РФ и пункте 2 статьи 70 СК РФ, к участию в деле должны быть привлечены органы опеки и попечительства, а также прокурор.

Прокурор принимает участие в рассмотрение судом иска о лишении родительских прав, как по собственной инициативе, так и по просьбе суда. Причем вступить в дело он может на любой стадии процесса, если этого требует охрана государственных или общественных интересов или прав и охраняемых законом интересов граждан.

Обязательным участником судебного процесса о лишении родительских прав являются также органы опеки и попечительства. Из анализа судебной практики можно сделать вывод о том, что представители органов опеки и попечительства очень редко присутствуют в судебных заседаниях по делам о лишении родительских прав. В основном, они пишут заявление с просьбой о рассмотрении дела в их отсутствии, а иногда и просто не приходят на судебное заседание, несмотря на то, что они были уведомлены о дате и времени судебного заседания. Но тут, как нам кажется, еще проблема не столько в безразличном отношении к судьбе ребенка, сколько в элементарной загруженности органов опеки и попечительства, когда работники органов опеки и попечительства просто физически не могут появиться на судебном заседании, так как заняты в другом процессе, либо у них прием заявлений, либо проверка сообщений о ребенке, оставшемся без попечения родителей и так далее.

Редко, но все же встречаются случаи, когда в судебном процессе не всегда соблюдаются требования, касающиеся процессуального порядка рассмотрения дел данной категории, в частности, например, встречаются случаи, когда судебное заседание проводится без участия прокурора и (или) органов опеки и попечительства, которые не просили рассмотреть дело без их участия. Так, например, "при исследовании материалов гражданского дела Благодарненским районным судом рассмотрено дело по иску комиссии по делам несовершеннолетних и их защите к Б. о лишении родительских прав в отсутствие прокурора и представителя органа опеки и попечительства" *(109) .

Согласно нормам ГПК РФ только лица и органы, имеющие право на подачу искового заявления могут заявить отказ от иска, другие лица этим правом не обладают. Можно привести следующий пример: было отменено определение Промышленного суда г. Оренбурга о прекращении дела о лишении родительских прав. Исковое заявление было подано прокурором Промышленного района г. Оренбурга в интересах несовершеннолетнего ребенка. Однако на судебном процессе директор детского дома "Лучик" написала отказ от иска. Во-первых, несмотря на то, что директор является законным представителем несовершеннолетнего ребенка, право на отказ от иска принадлежит в данном случае прокурору в порядке ст. 45 ГПК РФ. Во-вторых, были нарушены нормы ст. 39 ГПК РФ, ответчица по исковому заявлению на момент рассмотрения дела состояла на учете в ГУЗ ООКНД - алкоголизм 2 степени. Мать ребенка ведет аморальный образ жизни, за ребенком не ухаживает, сама отвела ребенка в детский дом *(110) . Соответственно, мы можем говорить, что в данном случае отказ от иска нарушает интересы несовершеннолетнего ребенка.

"Судебное познание при рассмотрении дел о лишении родительских прав предполагает расследование обстоятельств дела. Презумпция вины законом не закреплена. Презумпция же невиновности здесь как бы применяется "по умолчанию" *(111) .

При рассмотрении дел о лишении родительских прав суд в целях обеспечения надлежащих условий для дальнейшего воспитания детей и охраны прав родителей обязан:

в каждом случае выяснять место нахождения ответчика и другого родителя (если он имеется, и к нему не предъявляется тождественный иск);

обсуждать вопрос о привлечении к участию второго родителя в деле, если ему не предъявляется тождественный иск;

решить вопрос о взыскании алиментов в пользу ребенка независимо от предъявления такого иска;

решить вопрос о том, кому передается ребенок на воспитание.

Если суд не выяснит данные вопросы, решение суда I инстанции подлежит отмене. Так, например, было отменено решение Бузулукского городского суда Оренбургской области о лишении родительских прав по следующему основанию: в нарушении положений, закрепленных в ч. 1 ст. 113 ГПК РФ судебная повестка, предназначенная ответчице, была доставлена по адресу, где проживает и прописано другое лицо. Документов о том, что у ответчицы имеется право собственности на данную квартиру, в материалах дела нет. Но при этом судебная повестка не была доставлена по адресу прописки, указанному в паспорте ответчицы *(112) .

В другом случае у детей, согласно свидетельству о рождении имелись отцы, однако при рассмотрении дела Суд Тоцкого районного суда Оренбургской области не привлек их к участию в деле *(113) .

В третьем случае при рассмотрении дела суд Промышленного района г. Оренбурга не привлек отца к участию в деле, а допросил его в качестве свидетеля, чем не только нарушил право несовершеннолетнего ребенка воспитываться в семье, но и право второго родителя на передачу ему ребенка на воспитание.

В решении суда о лишении родительских прав должно быть указано, кому передается ребенок на воспитание: другому родителю или опекуну (попечителю), если он уже назначен в установленном законом порядке. При невозможности передать ребенка другому родителю или в случае лишения родительских прав обоих родителей (если опекун еще не назначен) ребенок должен быть передан на попечение органов опеки и попечительства (п. 5 ст. 71 СК РФ). Так, например, одним из оснований отмены решения суда Промышленного района г. Оренбурга был тот факт, что в нарушении ч. 5 ст. 71 СК РФ и п. 18 постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10 суд не установил, имеется ли возможность передать ребенка на воспитание другому родителю *(114) . Лишь в случае невозможности такой передачи, если опекун не назначен, ребенок должен быть передан органам опеки и попечительства. Таким образом, суд, лишив ответчицу родительских прав, не определил судьбу ребенка.

Передавая ребенка на попечение органам опеки и попечительства, суды не вправе определять конкретный порядок устройства ребенка, поскольку этот вопрос относится к исключительной компетенции указанных органов. Передача ребенка на воспитание родственникам и другим лицам допускается, если они назначены опекунами или попечителями.

Несмотря на общую тенденцию, состоящую в снижении активности суда в выявлении и собирании доказательств, законодатель устанавливает обязанность суда, сохраняя беспристрастность, создавать условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела. По гражданским делам, связанным с защитой прав и законных интересов ребенка, гражданское процессуальное законодательство сохраняет за судом право на собирание доказательств. Это проявляется и в том, например, что суды при рассмотрении дел о лишении родительских прав должны одновременно с рассмотрением дела по существу разрешить вопрос о взыскании алиментов на ребенка с родителей либо одного из них вне зависимости от того предъявлен ли такой иск.

"Если этот вопрос включен в исковые требования, суду при удовлетворении иска о лишении родительских прав надлежит также взыскать алименты с ответчика в соответствии со статьями 80-84 СК РФ" *(115) . Когда просьба о взыскании алиментов отсутствует, суд, основываясь на статье 195 ГПК РФ, вправе выйти за пределы исковых требований и решить вопрос о взыскании алиментов с лица, лишенного родительских прав, по собственной инициативе.

Анализ судебной практики дает нам возможность сделать вывод, что в подавляющем большинстве положение, закрепленное в ч. 3 ст. 71 СК РФ, исполняется.

Редким примером неразрешения вопроса об алиментах было дело о лишении родительских прав в отношении матери, рассмотренное Тоцким районным судом Оренбургской области от 26 февраля 2009 года. Сущность дела такова: у ответчицы имелось трое детей, причем в отношении двоих из них было установлено отцовство, и только у младшего мальчика, А., 2008 года рождения, в свидетельстве о рождении в графе "отец" стоял прочерк. Ответчица за детьми не следила, не обеспечивала их одежной, школьными принадлежностями, не работала, трижды привлекалась к административной ответственности по ст. 5.35 КоАП РФ, злоупотребляла спиртными напитками. Ответчица была лишена родительских прав в отношении своих троих детей, и на нее была возложена обязанность выплачивать алименты на А., 2008 года рождения, в размере от всех доходов. Что же касается двух других детей, то суд, отказывая в иске на их содержание указал, что у этих несовершеннолетних детей имеются отцы, которые вправе самостоятельно обратиться в суд с иском о взыскании алиментов *(116) . В кассационной инстанции данное решение было отменено полностью с направлением дела на новое рассмотрение, при это суд обязан был рассмотреть вопрос о взыскании алиментов на детей в порядке ч. 3 ст. 71 СК РФ, вне зависимости от того был ли он предъявлен *(117) .

Сложным является вопрос об учете мнения несовершеннолетнего ребенка при рассмотрении дела о лишении родительских прав. СК РФ устанавливает право ребенка на выражение собственного мнения (ст. 57 СК РФ). Ребенок вправе выражать свое мнение при решении в семье любого вопроса, затрагивающего его интересы, а также быть заслушанным в ходе любого судебного или административного разбирательства. Таким образом, несовершеннолетний ребенок, если он изъявит такое желание, должен быть выслушан в судебном заседании.

В случаях, предусмотренных ст.ст. 59, 72, 132, 134, 136, 143, 154 СК РФ мнение ребенка, достигшего возраста десяти лет, является обязательным для органа опеки и попечительства. Лишение родительских прав не относится к подобным случаям.

В юридической литературе и судебной практике нет четкого ответа, когда, при каких обстоятельствах и условиях мнение несовершеннолетнего ребенка при лишении его родителей родительских прав стоит учитывать, а когда нет. Хотя можно сделать вывод, что мнение ребенка, желающего, чтобы его родителей лишили родительских прав, конечно, при наличии других доказательств существования оснований лишения родительских прав, учитывается. Вопрос в том, что на практике редко можно встретить дело, когда ребенок на судебном заседании выражает такое согласие.

Также заслуживает внимания дело по иску Отдела образования администрации Благовещенского района Амурской области к Ш. о лишении его родительских прав и взыскании с него алиментов. "В обоснование заявленных требований было указано, что семья Ш. состоит на учете в сельской администрации и в школе как неблагополучная с 2003 года. Мать ребёнка умерла в 1998 году. Ответчик является инвалидом 2 группы, нигде не работает, злоупотребляет спиртными напитками, устраивает драки, выгоняет сына из дома. Семью неоднократно посещали социальный педагог из школы, специалисты с администрации района беседовали с ним, однако выводов для себя он не сделал. Несовершеннолетний Александр сам обратился с просьбой в комиссию по делам несовершеннолетних помочь ему лишить родительских прав его отца" *(118) .

Изучив материалы судебной практики, автор обращает внимание на то, что в большинстве случаев дети не желают, чтобы их родители были лишены родительских прав, даже в тех случаях, когда можно говорить о жестоком обращении с ребенком. Суды критически оценивают показания несовершеннолетних, желающих оставаться с такими родителями. Причинами такого желания в младшем возрасте ребенка является привязанность к родителям, вера, что они исправятся и т.д. При этом дети согласны оговаривать себя, например, говоря, что "сами упали", "сама просила постричь себя наголо", "мама хорошая, пьет немного" и т.д. В старшем возрасте к этим мотивам нередко прикладывается желание сохранить для себя привычный образ жизни, в котором ребенок предоставлен сам себе, где не предъявляются требования о соблюдении дисциплины, нет контроля за их успеваемостью.

Иногда при разрешении дел о лишении родительских прав требуются специальные познания в данной области, в связи с чем на основании ст. 79 ГПК РФ назначается экспертиза. Так, например, по иску матери ребенка к ответчику - отцу - о лишении родительских прав, об определении места жительства ребенка производство по делу было приостановлено в связи с назначением психолого-педагогической экспертизы. На разрешение эксперта были поставлены вопросы, касающиеся определения эмоциональной привязанности ребенка к родителям, влияния затяжного семейного конфликта на эмоциональное состояние и развитие ребенка, и другие *(119) .

При необходимости суд может назначить наркологическую экспертизу для выяснения вопроса о том, страдают ли родители хроническим алкоголизмом или наркоманией, однако, как мы уже писали проведение такой экспертизы возможно только в добровольном порядке. В принципе п. 3 ст. 79 ГПК РФ в случае уклонения сторон от участия в экспертизе суд имеет право признать факт, для выяснения которого экспертиза назначена, установленным или опровергнутым. Важно не забывать, что суд, назначая такую экспертизу и спрашивая согласие ответчика на участие в такой экспертизе, должен обязательно разъяснить ему последствия отказа в рамках п. 3 ст. 79 ГПК РФ, что должно быть отражено в протоколе судебного разбирательства.

"Несомненно, стоит отметить и еще один вопрос, который, хотя и не указан в нормах СК РФ как обязательный при рассмотрении дел о лишении родительских прав, но, на наш взгляд, должен быть разрешен судом вне зависимости от того, включается ли подобное требование в исковое заявление. Данный вопрос касается взыскания морального вреда. В кругу семьи люди наиболее близки друг другу и в то же время не защищены друг от друга. В кругу семьи весьма часто возникают ссоры и другие неблагоприятные коллизии, доставляющие ее членам значительные нравственные, а иногда и физические страдания" *(120) . В то же время, хотя иски о компенсации морального вреда давно не являются редкостью, в российской судебной практике пока не встречались споры о компенсации морального вреда между членами семьи.

"Очевидно, это во многом обусловлено особым характером семейных отношений, стремлением членов семьи по возможности устранять возникающие между ними конфликты на основе морально-этических правил, не прибегая для этой цели к средствам государственного принуждения" *(121) .

"Кроме того, состояние в семейных отношениях, основанных, как правило, на взаимной любви, уважении и взаимопомощи, вообще не располагает к применению имущественных санкций штрафного характера, каковой отчасти является компенсация морального вреда" *(122) .

"Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.) или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина" *(123) .

Но это вовсе не означает, что при наличии между родителями как причинителями вреда и ребенком, как потерпевшим семейных отношений институт компенсации морального вреда вообще неприменим.

Семейный кодекс РФ допускает применение гражданского законодательства к личным неимущественным отношениям между членами семьи постольку, поскольку это не противоречит существу семейных отношений. В отношении требований о компенсации морального вреда можно сказать, что они не лучшим образом сочетаются с отношениями между членами семьи, но не входят с ними в такое противоречие, которое полностью исключало бы применение к таким отношениям гражданско-правового института компенсации морального вреда. Такое применение вполне допустимо.

Вряд ли разумно было бы предположить, что статус участника семейных отношений предоставляет причинителю морального вреда какой-либо иммунитет от требований потерпевшего о его компенсации. Семейным законодательством возможность требовать компенсацию морального вреда прямо предусмотрена лишь в ст. 30 СК РФ.

Отсутствие в СК РФ других упоминаний о компенсации морального вреда вряд ли следует истолковывать, как препятствие членам семьи предъявлять друг к другу подобные требования в иных случаях.

Действия, причиняющие вред личным неимущественным правам и благам (причинение телесных повреждений любой степени тяжести, побои, оскорбление, клевета, незаконное лишение свободы и т.п.), всегда порождают у потерпевшего право требовать денежной компенсации за причиненные страдания независимо от того, в какого рода отношениях он состоит с причинителем вреда.

Нет оснований не относить к числу личных неимущественных благ, которые могут защищаться путем компенсации морального вреда, и личные неимущественные права, вытекающие из брака или родства. Этому вовсе не препятствует правило п. 2 ст. 8 СК РФ о том, что защита семейных прав осуществляется способами, предусмотренными соответствующими статьями СК РФ.

В силу специфики семейных неимущественных прав они защищаются предусмотренными в СК способами как права участника именно семейных правоотношений, которым обычно корреспондируют обязанности других участников этих отношений. Но если такое право одновременно может быть отнесено к категории личных неимущественных прав в смысле ст. 150 ГК, оно должно допускать возможность его защиты путем компенсации морального вреда как специального способа защиты нематериальных благ.

Компенсация морального вреда имеет совершенно иную функцию и поэтому не вступает в конкуренцию со специальными способами защиты семейных прав, предусмотренными в СК РФ. Любое правонарушение, при наличии других необходимых условий ответственности за причинение морального вреда, порождает право требовать выплаты денежной компенсации *(124) . Думается, что сфера действия норм гражданского законодательства охватывает все отношения по возмещению морального вреда независимо от характерных субъектов и их личностного характера. Поэтому ст. 8 СК РФ не должна препятствовать применению норм гражданского законодательства по возмещению вреда.

Также суд, на наш взгляд, должен выяснить, на каком основании ребенок и его родители проживают в жилом помещении, и в определении для органов опеки и попечительства указать на необходимость защиты жилищных прав ребенка. Цель и значение данного предложения будут рассмотрены нами ниже в главе о правовых последствиях лишения родительских прав.

Результатом рассмотрения иска может стать отказ в его удовлетворении, удовлетворение иска, отказ в иске о лишении родительских прав и принятие решения об ограничении родительских прав.

Хотелось бы особо обратить внимание на то, что суд должен принять решение об удовлетворении либо отказе в удовлетворении иска о лишении родительских прав, а так же установить какое решение будет соответствовать интересам ребенка.

Примером может служить также кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного суда, в котором отменено судебное решение, вынесенное с нарушением закона. При этом судебная коллегия сочла возможным принять новое решение об отказе в удовлетворении заявленных требований (о лишении родительских прав), не передавая дело на новое рассмотрение. Н. обратилась в суд с иском, в котором просила лишить В. родительских прав в отношении К., ссылаясь на то, что ответчик не занимается воспитанием сына, не проявляет заботы о нем, не оказывает должного внимания, безразлично относится к ребенку. Навещает его на праздники либо по ее просьбе, не проявляя при этом желания встречаться и общаться с ребенком.

Ответчик не возражал против удовлетворения иска, указав, что не чувствует привязанности к ребенку. Воспитанием ребенка не занимается в связи с занятостью на работе, считает затруднительным для себя общение с ребенком. Чувства любви к нему отсутствует, поскольку не растил и не воспитывал ребенка с раннего возраста. Безразлично относится к своему отцовству. В судебном заседании истица не оспаривала, что ответчик, хотя и изредка, но навещает ребенка, дарит ему подарки к праздникам, ежемесячно уплачивает алименты на его содержание. Ребенок радуется приходу отца, ожидает его визитов и поздравлений (л.д. 53). Кроме того, в суде кассационной инстанции истица пояснила, что в настоящее время вопрос об усыновлении К. не стоит. Она также не намерена обращаться с таким требованием. Иск о лишении ответчика родительских прав обусловлен отсутствием с его стороны любви к сыну и заботы о нем, а также ее нежеланием отдать ребенка отцу при заявлении им такого требования.

Признание ответчиком исковых требований в данном случае в соответствии со ст.ст. 39, 173 ГПК РФ не может быть принято судом и служить основанием для удовлетворения иска о лишении родительских прав, поскольку это влечет нарушение прав несовершеннолетнего ребенка. Утверждение сторон, что ответчик не проявляет заботы и участия в воспитании ребенка, не испытывает к нему чувств любви и привязанности, дважды оформлял нотариальный отказ от ребенка, не возражал против его усыновления, не являются основанием для лишения родительских прав либо ограничения в них. В связи с изложенным, обеспечение интересов ребенка, под которыми понимаются различного рода жизненно важные потребности ребенка, без реализации которых он не может жить и развиваться, является моральным долгом и конституционной обязанностью ответчика, отказ от которой с его стороны недопустим. За неисполнение обязанности по воспитанию ребенка предусмотрены различные виды санкций, которые направлены не только на лишение соответствующих прав, но и на понуждение к реальному исполнению обязанностей. *(125)

Бывает, что на практике возникает ситуация, когда в процессе судебного разбирательства по иску о лишении родительских прав ответчик, желая сохранить детей, заверяет суд, что он готов немедленно начать лечение от алкоголизма, наркомании. По мнению А.М. Нечаевой, в таких случаях имеет смысл отложить слушание дела или даже приостановить его на время предполагаемого лечения *(126) . Ю.Ф. Беспалов считает, что "суду должно быть предоставлено право в необходимых случаях устанавливать испытательный срок до одного года перед принятием решения о лишении родительских прав. К числу оснований для испытательного срока можно отнести улучшение отношения к детям во время рассмотрения дела в суде, начало добровольного лечения родителей (одного из них) от алкоголизма или наркомании и так далее" *(127) .

Но, на наш взгляд, данные предложения недопустимы, потому что оставление ребенка в семье, где его физическому, нравственному, духовному развитию грозит опасность, только на основании словесных обещаний семейно-правовых правонарушителей может причинить ребенку еще больший вред. Кроме того, как мы уже указывали выше, законодателем определен не бесповоротный характер данной меры ответственности, так как на этот случай предусмотрена возможность восстановления в родительских правах.

Однако не все так однозначно, в ситуациях, когда ответчик реально начинает исправлять свое поведение, отношение к воспитанию ребенка, предъявляя доказательства таких изменений, следует отказывать в исковом заявлении. Так, в Ленинском районном суде г. Оренбурга было принято решение о лишении родительских прав А. в отношении ее четверых детей. В мотивировочной части судебного решения суд указал, что ответчица не имеет постоянной работы, по неуважительным причинам, злоупотребляет спиртными напитками на протяжении длительного времени, ведет антиобщественный образ жизни, детьми не занимается, постоянно приводит в дом посторонних лиц, где проживает с несовершеннолетними детьми, малолетние дети в детский сад не оформлены, старшие не посещают школу, дети лишены полноценного питания, одежды, обуви. 21 октября 2008 года приговором мирового судьи участка N 3 Ленинского района она признана виновной в преступлении, предусмотренном ст. 156 УК РФ *(128) . В кассационном производстве было установлено, что судом не были учтены следующие обстоятельства: заключение органов опеки и попечительства о нецелесообразности лишения родительских прав, в судебном заседании суда первой инстанции было установлено, что ответчица в октябре 2008 года сделала ремонт, оборудовала детскую комнату, на момент рассмотрения дела все четверо детей проживают с ней, дети возражали против лишения родительских прав. Из показаний детей, отраженных в протоколе судебного заседания, следует, что ответчица изменила свое поведение, занимается их воспитанием, готовит еду, посещает родительские собрания. Доводы о том, что ответчица трудоспособна, но не имеет работы, не был принят во внимание, поскольку младшему сыну ответчицы полтора года. Принимая во внимание указанные обстоятельства, учитывая личность ответчицы, характер ее поведения, нуждаемость детей в родных, исходя из интересов детей, определением кассационной инстанции решение суда первой инстанции было отменено *(129) .

Суды не должны оставлять без внимания выявленные при рассмотрении дел данной категории факты несвоевременного принятия органами опеки и попечительства мер к защите прав и охраняемых законом интересов детей, неправильного отношения к несовершеннолетним со стороны работников детских воспитательных учреждений, школ и других учебных заведений, а также родителей. Считаем, что суды обязаны реагировать на эти нарушения путем вынесения частных определений в адрес соответствующих органов и организаций.

Также примером служит кассационное определение судебной коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Бурятия. Судебная коллегия сочла доказанным виновное поведение К. Однако из материалов дела усматриваются обстоятельства, свидетельствующие о том, что К. может исправиться и изменить свое отношение к сыну. Так, свидетель Н., социальный педагог Социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних, в котором находился ребенок ответчика с декабря 2007 года по май 2008 года, суду пояснила, что К. приходила к ней, охотно шла на контакт, они составили план работы, сначала разрешили забирать ребенка, затем перевели на дневное посещение. Ответчица приводила ребенка чистым, аккуратным, была трезва. Н. считает, что ситуация улучшилась. К. очень любит своего сына, купила ему игрушки, старается одевать, и поэтому полагает, что преждевременно лишать ее родительских прав.

Кроме того, факт привлечения ее к уголовной ответственности, на который сослался прокурор в суде первой инстанции, и факт вступления приговора в отношении К. по ст. 156 УК в законную силу, на который ссылается прокурор в суде кассационной инстанции, по смыслу ст. 69 СК РФ сам по себе не является основанием для лишения родительских прав. Не ставя под сомнение вступивший в законную силу приговор мирового судьи в отношении К., коллегия обратила внимание на п. 11 постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10 и указала, что доказательств жестокого обращения К. со своим сыном в том виде, в котором толкует Верховный Суд РФ, материалы настоящего гражданского дела не содержат. Приговор мирового судьи содержит лишь указание на антиобщественный образ жизни К. и периодическое нахождение мальчика в социально опасном состоянии. Данные обстоятельства доказаны и обсуждению не подлежат.

Судебная коллегия полагала, что исключительными обстоятельствами, указанными в п. 13 постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10 относятся стечение тяжелых обстоятельств жизни ответчика, ее слабохарактерность по отношению к алкоголю, непростой характер, проявлявшийся к соседям и представителям власти, а также тот факт, что Ш. является ее единственным сыном и по пояснениям свидетелей она его любит. Кроме того, коллегия приняла во внимание тот факт, что относительно большой возраст ребенка, его характер, удаленность социальных учреждений, куда он будет помещен в случае лишения его матери родительских прав, от больших городов, затруднит в дальнейшем его усыновление или передачу под опеку в семью, а как следствие, его социальную адаптацию. Ссылаясь на ч. 1 и ч. 2 ст. 73 СК РФ решение суда о лишении родительских прав К. в отношении несовершеннолетнего сына было отменено с вынесением нового решения об отобрании его у К. сроком на шесть месяцев и взыскании с нее алиментов в пользу органов опеки и попечительства на основании п. 5 ст. 73, ст.ст. 81, 82 и 84 СК РФ в твердой денежной сумме *(130) .

Отказу в иске о лишении родительских прав обычно сопутствует предупреждение суда о недопустимости в дальнейшем нарушения родителем прав ребенка. Эта мера носит профилактический характер, но в отдельных случаях оправдана.

Вместе с тем отказ в иске как таковом нуждается в серьезной аргументации, касающейся не только прав родителя-ответчика, но и интересов его детей. Решением Октябрьского районного суда г. Орска было отказано в удовлетворении искового заявления о лишении родительских прав. На момент рассмотрения дела в суде ответчица добровольно прошла курс лечения от алкоголизма, закодировалась (доказательство Справка из ГУЗ ОНД). Регулярно посещает сына, находящегося в детском доме, приносит ему подарки, планирует забрать ребенка к себе и проживать с ним по месту прописки. Органы опеки и попечительства в своем заключении написали о нецелесообразности лишения ответчицы родительских прав, поскольку основания, по которым предъявлялся иск, отпали, ответчица изменила свой образ жизни, устроилась на работу, проявляет заботу о ребенке. Педагог-психолог в своем заключении показал, что ребенок комфортно чувствует себя в семье, имеется сильная эмоциональная связь между ребенком и матерью, и что в данной ситуации лишение родительских прав будет травмой для ребенка. Свидетели, педагоги из детского дома также подтверждают, тот факт, что ответчица приходит к ребенку, у мальчика и его матери хорошие, теплые взаимоотношения *(131) .

Анализ судебных дел дает основание сделать вывод о том, что суды в основной своей части в случае вынесения решения об отказе в лишении родительских прав, выносят предупреждение ответчику о недопустимости подобного поведения и о том, что в случае повторения подобной ситуации будет снова поставлен вопрос о лишении его родительских прав *(132) .

Кроме того, суду, в необходимых случаях, целесообразно вынести определение в адрес органов опеки и попечительства с поручением осуществлять в дальнейшем контроль за неблагополучной семьей, что на практике выполняется очень редко.

В будущем видится необходимость создания в здании суда работы психологической службы для оказания психологической помощи проблемным семьям, проведение диагностики и консультирования, проведения коррекционной работы. Тогда, возможно, на стадии подготовки гражданского дела к судебному разбирательству будут решены проблемные вопросы: отношения родителей к ребенку, учет родителями интересов ребенка и т.д.

Автор согласен с позицией О.С. Батовой, что "при отправлении правосудия по делам, связанным с воспитанием детей, судопроизводство должно содержать элементы как состязательного, так и следственного начала. Включение в состязательность элементов следственного процесса будет свидетельствовать об особой заботе государства о защите прав ребенка. Процессуальное равенство сторон (лиц, участвующих в деле) в этих случаях не нарушается. Ребенок в силу психического, духовного, физического развития не может самостоятельно состязаться. Вместе с тем все лица, участвующие в деле, обладают равными возможностями использования процессуальных средств, необходимых для выражения и обоснованности собственных правовых позиций" *(133) .

"Несмотря на то, что лишение родительских прав является "крайней мерой" родительской ответственности, применять ее в отношении родителей, дети которых оставлены ими без родительского попечения, необходимо, это всегда оправдано. Закон справедливо ставит на первое место интересы ребенка как нравственную и юридическую категорию. Именно интересы ребенка обуславливают необходимость лишать родительских прав родителей, чьи дети находятся без надлежащей заботы и ухода" *(134) .

3.2. Исполнение решений по делам о лишении родительских прав

Согласно ст. 70 СК РФ суд обязан в течение трех дней со дня вступления в законную силу решения суда о лишении родительских прав направить выписку из этого решения в орган записи актов гражданского состояния по месту государственной регистрации рождения ребенка.

Проблем при исполнении решений о лишении родительских прав в отношении ребенка, проживающего с одним из родителей и не знающего второго родителя, в принципе нет.

Примером могут служить материалы дела, когда девочка на судебном заседании показала, что отца она не знает, никогда не видела, хотя и знает о его существовании. Нового мужа матери девочка называет папой, знает, что он хочет ее удочерить. С лишением отца родительских прав согласна, хочет, чтобы муж матери стал ее папой по закону *(135) . Также не существует особых сложностей, когда решение суда о лишении родительских прав необходимо для установления правового статуса ребенка, как оставшегося без попечения родителей. Имеются в виду ситуации, когда ребенок, родители которого лишаются родительских прав, уже находится в специализированном детском учреждение как временного, так и постоянного пребывания.

"Основная проблема исполнения решений суда при лишении родительских прав связана с тем, что с одной стороны, лишая родителей родительских прав, государство тем самым защищает интересы их детей, а с другой - данное решение прекращает связь между родителями и ребенком. Причем ребенок несмотря ни на что, все же сохраняет с ними сильную эмоциональную связь. Возникающий при этом крайне сложный и запутанный клубок отношений бывает нелегко привести в порядок с помощью норм и требований закона. По этим причинам много препятствий возникает зачастую на заключительном и не менее ответственном этапе, т.е. в момент исполнения судебного решения" *(136) .

Исполнение решения суда по лишению родительских прав реализуется в соответствии со ст. 79 СК РФ по правилам, установленным ФЗ "Об исполнительном производстве" и Федеральным законом РФ от 21 июля 1997 г. N 118-ФЗ "О судебных приставах" и нормами ГПК РФ. Осуществляется исполнение на основании исполнительного листа, выдаваемого судом после вступления решения суда в законную силу.

Среди общих правил ФЗ "Об исполнительном производстве", применимыми к исполнению судебных решений по делам о лишении родительских прав, являются правила, установленные следующими статьями:

ст. 30 (возбуждение исполнительного производства);

ст. 33 (место совершения исполнительных действий);

ст. 35 (время совершения исполнительных действий);

ст. 36 (сроки их совершения);

ст. 38 (отложение исполнительных действий);

ст.ст. 39-41 (приостановление исполнительного производства);

ст. 47 (окончание исполнительного производства);

ст. 65 (розыск ребенка);

ст. 105 (общие условия исполнения содержащихся в исполнительных документах требований к должнику совершить определенные действия (воздержаться от совершения определенных действий)) и др.

Исполнение решения суда осуществляется согласно п. 1 ст. 79 СК РФ, п. 2 ст. 5 ФЗ "Об исполнительном производстве" судебными приставами-исполнителями структурных подразделений территориальных органов Федеральной службы судебных приставов. Подмена его представителем органов опеки и попечительства, сотрудниками детского дома, вторым родителем противоречит закону. Данным положением подчеркивается важность исполнения таких сложных, в эмоциональном плане, действий по изъятию ребенка профессионалами. На практике органы опеки и попечительства еще до передачи дела в суд, как правило, принимают участие в деятельности по защите ребенка. В материалах дела о лишении родительских прав нередко указывается, что ответчик состоит на учете ПНД, проводятся профилактические беседы с родителями, лишенными родительских прав.

"При этом принудительное исполнение (довольно распространенное в правоприменительной практике явление по делам данной категории) не может быть произведено с помощью силы. Место совершения исполнительных действий определяется как территория, на которой совершаются исполнительные действия и применяются меры принудительного исполнения" *(137) .

Законные требования судебного пристава-исполнителя обязательны для всех государственных органов, органов местного самоуправления, граждан и организаций и подлежат неукоснительному выполнению на всей территории Российской Федерации.

В случаях неисполнения должником требований, содержащихся в исполнительном документе, в срок, установленный для добровольного исполнения, а также неисполнения им исполнительного документа, подлежащего немедленному исполнению, в течение суток с момента получения копии постановления судебного пристава-исполнителя о возбуждении исполнительного производства судебный пристав-исполнитель выносит постановление о взыскании исполнительского сбора и устанавливает должнику новый срок для исполнения.

При неисполнении должником требований, содержащихся в исполнительном документе, без уважительных причин во вновь установленный срок судебный пристав-исполнитель применяет к должнику штраф, предусмотренный статьей 17.15 КоАП РФ, и устанавливает новый срок для исполнения. Если для исполнения указанных требований участие должника необязательно, то судебный пристав-исполнитель организует исполнение в соответствии с правами, предоставленными ему Федеральным законом "Об исполнительном производстве".

В случае оказания сопротивления судебному исполнителю при исполнении решения он в присутствии понятых составляет об этом акт и для устранения препятствий обращается за содействием.

Возможность применения мер ответственности за невыполнение законных требований судебного пристава-исполнителя обеспечивает не только возможность исполнения судебными приставами их служебных обязанностей, но и защиту жизни, здоровья, чести и достоинства судебных приставов.

Ответчиком по данному делу является физическое лицо - гражданин. В ч. 1 ст. ФЗ "Об исполнительном производстве" установлено, что в том случае, если должником является гражданин, то исполнительные действия совершаются, и меры принудительного исполнения применяются судебным приставом-исполнителем по его месту жительства, месту пребывания или месту нахождения его имущества. А согласно ч. 3 ст. 33 ФЗ "Об исполнительном производстве" требования, содержащиеся в исполнительных документах, обязывающие должника совершить определенные действия (воздержаться от совершения определенных действий), исполняются по месту совершения этих действий.

И потому судебный пристав-исполнитель в случае необходимости может совершать исполнительные действия в любом месте, даже на территории, на которую не распространяется его функция: по месту жительства ответчика, ребенка, школы, где обучается ребенок, больничного учреждения, в котором находится ребенок и т.д. Судебный пристав-исполнитель направляется на указанную территорию. В течение суток по прибытии он уведомляет о необходимости совершения исполнительных действий на данной территории соответствующую службу судебных приставов, которая либо оказывает содействие прибывшему судебному приставу-исполнителю, либо отказывает ему в этом и поручает дальнейшее исполнение исполнительного документа судебному приставу-исполнителю, действующему на данной территории. Главный судебный пристав Российской Федерации или главный судебный пристав субъекта Российской Федерации в целях более полного и правильного осуществления исполнительного производства вправе передать исполнительное производство из одного подразделения судебных приставов в другое (в том числе на стадии возбуждения исполнительного производства), о чем извещаются взыскатель, должник, а также суд, другой орган или должностное лицо, выдавшие исполнительный документ. Данная передача оформляется соответствующим постановлением.

В случае отсутствия сведений о местонахождении ответчика и (или) ребенка, судебный пристав-исполнитель принимает постановление о розыске ответчика и (или) ребенка. Данное постановление должно быть утверждено старшим судебным приставом. Розыск может быть объявлен по последнему известному месту жительства или месту пребывания должника, местонахождению имущества должника либо месту жительства взыскателя в зависимости от того, какое из вышеперечисленных мест являлось местом исполнения исполнительного документа.

При производстве розыска должника важная роль принадлежит работникам милиции. Правовой основой взаимодействия органов внутренних дел и подразделений службы судебных приставов являются Федеральный закон от 21 июля 1997 г. N 118-ФЗ "О судебных приставах", ФЗ "Об исполнительном производстве", Закон Российской Федерации от 18 апреля 1991 г. N 1026-I "О милиции", а также совместный Приказ Минюста РФ и МВД РФ от 09 декабря 2005 г. N 208/1003 "Об утверждении Положения о взаимодействии Федеральной службы судебных приставов и Министерства внутренних дел Российской Федерации, их территориальных органов".

Руководитель соответствующего органа внутренних дел после получения от судебного пристава-исполнителя постановления о розыске ответчика либо ребенка принимает в установленном порядке необходимые меры к розыску указанных лиц и своевременно информирует судебного пристава-исполнителя о результатах розыска.

Если ответчик исчезает один, то исполнить решение по передаче ребенка органам опеки и попечительства не составляет труда - вне зависимости от того, куда в дальнейшем попадет ребенок (другому родителю, опекуну, в детское специализированное учреждение) и т.д. Исполнение решения суда может осложниться передачей скрывшимся родителем своего ребенка родственникам и даже знакомым. Тогда при исполнении решения об определении места жительства ребенка необходимо оказать воздействие на лиц, удерживающих несовершеннолетнего без законных к тому оснований. Если подобного рода попытки окажутся безуспешными, не остается ничего другого, как либо приостановить исполнение до розыска родителя-должника, либо составить акт о невозможности исполнения, предложив родителю, которому передан ребенок, просить суд о защите своих родительских прав в соответствии со ст. 68 СК РФ. Еще сложнее исполнить решение суда, если ответчик скрылся с ребенком, в этом случае и ребенка, и ответчика необходимо объявлять в розыск.

Исполнительные действия и меры принудительного исполнения совершаются в рабочие дни с 6 часов до 22 часов. Конкретное время определяется судебным приставом-исполнителем. Совершение исполнительных действий и применение мер принудительного исполнения в нерабочие дни, установленные федеральным законом или иными нормативными правовыми актами, а также в рабочие дни с 22 часов до 6 часов допускаются только в случаях, не терпящих отлагательства. Согласно ч. 3 ст. 35 ФЗ "Об исполнительном производстве" к исключительным случаям относятся ситуации, при которых имеется угроза жизни и здоровью граждан. При принятии решения о лишении родительских прав, естественно, подразумевается, что родители не выполняют либо ненадлежащим образом выполняют свои родительские права и обязанности, что порождает угрозу жизни и здоровью ребенка. Ответчик вправе предложить приставу исполнителю удобное для него время исполнения решения суда.

Пункт 2 ст. 79 СК и ст. 62 ФЗ РФ "Об исполнительном производстве" позволяют в необходимых случаях привлечь для исполнения решения представителя органов внутренних дел. К таким случаям относятся ситуации, когда невозможно изъять ребенка у лиц, лишенных родительских прав. Для того, чтобы ст. 79 СК РФ в этой части работала, необходимо внести соответствующие дополнения в правовые акты, регламентирующие деятельность этих органов. Это обстоятельство приобретает особый смысл в делах, связанных с семейным воспитанием детей, когда рассчитывать на добровольное исполнение не приходится.

"Облегчением процедуры исполнения решения суда может стать использование такого компромиссного варианта, как устройство ребенка в воспитательное, лечебное учреждение, учреждение социальной защиты населения или другое аналогичное учреждение на время, пока ребенок успокоится, а второй родитель, чьи исковые требования удовлетворены, найдет путь к возврату несовершеннолетнего в свою семью, наладит с ним психологический контакт. Но временное устройство несовершеннолетнего, о воспитании которого так ожесточенно спорили, не завершает исполнения. Оно лишь откладывается, окончательная точка будет поставлена тогда, когда решение суда будет выполнено полностью" *(138) .

Как уже упоминалось ранее, исполнение решения суда о лишении родительских прав связано с тяжелым эмоциональным состоянием ребенка. И потому в исполнительном производстве необходима помощь специалиста (специалистов), который привлекается для участия в производстве по инициативе судебного пристава-исполнителя или по просьбе сторон исполнительного производства. В качестве специалиста может быть привлечено не заинтересованное в исходе исполнительного производства лицо, обладающее специальными знаниями, о чем судебным приставом-исполнителем выносится постановление.

Например, в Оренбурге традиционным стало проведение межведомственных акций "Помоги ребенку" и "Подросток". В настоящее время значительно снизилось количество детей, оставшихся без попечения родителей (на 20 июня 2007 года их было 1266), из них воспитанники госучереждений города 329 человек и 937 детей находятся на воспитании в семьях опекунов. Растет число детей, переданных на воспитание в семьи из детских домов, лечебных учреждений и Дома ребенка. За 2006 год устроено на воспитание в семьи 155 детей, из них 84 усыновлены, 57 устроены в семьи опекунов, 14 возвращены в родные семьи. За пять месяцев 2007 года устроен в семьи опекунов - 31 ребенок, а 29 усыновлены". *(139)

"За 2007 год в городе Сорочинске лишены родительских прав 24 родителя (в отношении 25 детей), 3 родителя ограничены в родительских правах, также отобраны 2 ребенка" *(140) .

"В 2008 году в городе Гай лишены родительских прав 26 человек в отношении 40 детей. 9 детей изъяты из семей в связи с угрозой их жизни, здоровью и безопасности. За 2008 год по городу Оренбургу выявлено 340 несовершеннолетних, нуждающихся в помощи. Привлечено к административной ответственности 973 родителя, из них 666 - за неисполнение своих обязанностей. 16 родителей привлечены к уголовной ответственности, 138 - лишены родительских прав в отношении 216 детей *(141) .

Таким образом, целью исполнения решения о лишении родительских прав является избавление ребенка от опасности, исходящей от родителя либо одного из них, изолирование несовершеннолетнего ребенка от родителей. Исполнение судебного решения по данным категориям дел, завершающее всю судебную процедуру, представляет, как правило, разовый акт. Для наиболее оптимального исполнения решения суда о лишении родительских прав разрешено привлекать органы опеки и попечительства, милицию, психолога-педагога, но имеется запрет на подмену этими лицами приставов-исполнителей.

Глава 4. Правовые последствия лишения родительских прав

Вступление решения суда о лишении родительских прав в законную силу является основанием для изменения семейно-правового статуса родителя и правового положения ребенка.

Родители, лишенные родительских прав, теряют все права, основанные на факте родства с ребенком. К таким правам, в частности, относятся:

1 группа. Правовые последствия связаны с прекращением личных неимущественных правоотношений родителей и детей:

право на воспитание и образование ребенка (ст. 63 СК РФ);

право на защиту прав и интересов детей, в том числе их представительство в отношениях с любыми юридическими и физическими лицами (ст. 64 СК РФ);

право на истребование ребенка от других лиц (ст. 68 СК) РФ;

право на дачу согласия на эмансипацию несовершеннолетнего (п. 1 ст. 27 ГК РФ);

право на дачу согласия на усыновление (удочерение) ребенка (ст. 130 СК РФ).

Прекращение данной группы прав вполне возможно и удобно родителям какое-то время, поскольку за ребенком не нужно ухаживать, заботиться и заниматься его воспитанием, дети не будут мешать родителю "устроить свою личную жизнь, пока они еще молоды".

Более существенно затрагивают права и интересы лиц, лишенных родительских прав, имущественные санкции, которые мы включаем во вторую и третью группу.

2 группа. Правовые последствия связаны с прекращением имущественных прав родителей и детей:

право на дачу согласия на совершение детьми в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет тех сделок (п. 1 ст. 26 ГК РФ), которые они не вправе совершать самостоятельно;

право на получение алиментов от совершеннолетних детей (ст. 87-88 СК РФ);

право на наследование по закону имущества детей в случае их смерти;

право на ходатайство об ограничении или лишении ребенка в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет права самостоятельно распоряжаться своим заработком, стипендией или иными доходами (п. 4 ст. 26 ГК РФ).

3 группа. Правовые последствия связаны с тем, что родители, лишенные родительских прав, утрачивают право на льготы и государственные пособия, установленные для граждан, имеющих детей. Так, лишение родительских прав влечет утрату для родителей права на получение назначенных детям пенсий, государственных пособий, алиментов. Кроме того, лица, лишенные родительских прав, утрачивают право на получение льгот, установленных законодательством для граждан, имеющих детей, в частности, право на дополнительные льготы работникам, имеющим детей, позволяющие сочетать труд с воспитанием детей:

право на пенсионное обеспечение после смерти детей (ст. 9 от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации";

право на получение досрочной трудовой пенсии, которое имеет один из родителей, воспитавший ребенка-инвалида с детства (ребенка-инвалида) до восьмилетнего возраста; а также на досрочное установление трудовой пенсии по старости установлено для женщин, родивших пять и более детей, и воспитавших их до восьмилетнего возраста (ст. 28 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации").

Кроме того, лица, лишенные родительских прав, утрачивают право на получение льгот, установленных законодательством для граждан, имеющих детей, в частности, право на дополнительные льготы работникам, имеющим детей, позволяющие сочетать труд с воспитанием детей. К таким льготам (в большинстве случаев они касаются работающих матерей) относятся следующие: женщины, имеющие детей в возрасте до трех лет, могут направляться в служебные командировки, привлекаться к сверхурочным работам, работам в ночное время, выходные и нерабочие праздничные дни только с их письменного согласия и при наличии медицинского заключения, выданного в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ. Новеллой Трудового кодекса Российской Федерации является правило, устанавливающее необходимость ознакомления в письменной форме женщин, имеющих детей до трех лет, с правом отказаться от направления в служебную командировку, привлечения к сверхурочным работам, работе в ночное время, выходные и нерабочие праздничные дни.

Матери и отцы, воспитывающие без супруга (супруги) детей в возрасте до пяти лет, работники, имеющие детей-инвалидов, и работники, осуществляющие уход за больными членами их семей в соответствии с медицинским заключением, также могут направляться в служебные командировки, привлекаться к сверхурочной работе, работе в ночное время, выходные и нерабочие дни только с их письменного согласия и при наличии медицинского заключения. Они должны быть ознакомлены со своим правом отказаться от указанных работ в письменной форме.

Отказ матери, имеющей детей в возрасте до трех лет, а также работников с семейными обязанностями, указанных в ч. 3 ст. 28 Трудового кодекса Российской Федерации от 30 декабря 2001 г. N 197-ФЗ (далее - ТК РФ), от ночных и сверхурочных работ, от работы в выходные и праздничные нерабочие дни, от поездки в командировку не является дисциплинарным проступком и не может повлечь неблагоприятных для них правовых последствий в виде наложения дисциплинарного взыскания.

Также в отношении родителей, лишенных родительских прав, прекращают действие и иные льготы, предусмотренные трудовым законодательством и законодательством о социальном обеспечении.

Обратим внимание на то, что утрата родителями перечисленных льгот наступает лишь в отношении детей, указанных в решении суда о лишении родительских прав. Если у них есть другие дети, или они появляются потом, то родители имеют право на соответствующие пособия и льготы, установленные для граждан, имеющих детей.

"Лишение лица родительских прав также должно затрагивать и его общий правовой статус. В первую очередь, это касается тех отношений (производственных, профессиональных), которые связаны с воспитанием детей и общением с ними" *(142) . Эти лица не могут быть опекунами (попечителями), усыновителями, приемными родителями. Считаем данное мнение не бесспорным, что лица, лишенные родительских прав, не должны занимать определенные должности в соответствующих детских учреждениях (детского дома, приюта) либо должности, связанные с защитой детей (уполномоченного по защите прав детей, судьи в ювенальном суде и т.д.).

Рассмотрим подробнее имущественные правовые последствия лишения родительских прав.

Для получения права на досрочное установление трудовой пенсии по старости для женщин, родивших пять и более детей, необходимо их воспитания до восьмилетнего возраста. Если же данный срок не выполнен, и ребенка воспитывали меньше 8 лет, то у такой женщины прекращается данное право. Например, женщина имеет 7 детей; при этом она лишена родительских прав в отношении двоих детей, но в отношении пятерых детей, которых она воспитала до восьми лет, указанные права сохранились. В данном случае у нее будет возможность выйти на трудовую пенсию досрочно. Примером также может служить ситуация, когда мать, родившая и воспитавшая пятерых детей, лишена родительских прав в отношении только одного ребенка. В данном случае право на досрочный выход на трудовую пенсию у нее отсутствует. Однако в том случае, если женщина успела реализовать свое право на досрочное пенсионное обеспечение до лишения родительских прав, то оснований прекратить ей выплату назначенной пенсии не имеется.

Лишение родительских прав влечет утрату для родителей права на получение государственных пособий гражданам, имеющим детей. В соответствии со ст. 15 Федерального закона от 19 мая 1995 г. N 81-ФЗ "О государственных пособиях гражданам, имеющим детей" в случае ухода за ребенком (детьми), рожденным (рожденными) матерью, лишенной родительских прав в отношении предыдущих детей, ежемесячное пособие по уходу за ребенком выплачивается без учета детей, в отношении которых она была лишена родительских прав. Учитывая, что лицо, лишенное родительских прав, утрачивает и право получать назначенные детям пенсии, пособия, иные платежи, а также алименты, взысканные на ребенка (п. 1 ст. 71 СК РФ), суду после вступления в законную силу решения о лишении родительских прав необходимо направить его копию органу, производящему указанные выплаты (Управление социальной защиты), или в суд по месту вынесения решения о выплатах для обсуждения вопроса о перечислении платежей на счет детского учреждения или лицу, которому передан ребенок на воспитание.

В судебном порядке разрешается вопрос о возможности и целесообразности дальнейшего совместного проживания ребенка и родителей (одного из них), лишенных родительских прав, в одном жилом помещении по нормам жилищным законодательством (п. 3 ст. 71 СК РФ).

Жилищный кодекс РФ предлагает два пути разрешения ситуации, когда проживание ребенка с родителями, лишенными родительских прав невозможно в зависимости от того, на основании какого договора (договора социального или коммерческого найма) родители и ребенок проживают в данной жилом помещении.

Жилищным законодательством предусматривается возможность выселения из жилого помещения, предоставленного по договору социального найма, без предоставления другого жилого помещения граждан, лишенных родительских прав. Если же квартира принадлежит на праве собственности ребенку или другому родителю, то родитель, лишенный родительских прав, также может быть выселен, т.к. с момента лишения родительских прав он не считается более членом семьи своего ребенка, и такое выселение предусмотрено нормами жилищного законодательства Российской Федерации (ст. 91 ЖК РФ).

Заявителями в делах о выселении из жилого помещения родителей, лишенных родительских прав, могут выступать другой родитель, органы опеки и попечительства, лица, заменяющие родителей или прокурор. Однако в настоящее время, на практике, после лишения родительских прав ребенок, как правило, передается в специализированное детское учреждение или на жительство и воспитание в семью, заменяющую родительскую, а его родители, лишенные родительских прав, продолжают использовать их общее жилое помещение. Проектом федерального закона "О внесении изменений в Семейный кодекс РФ", внесенного депутатами Е.Ф. Лаховой, К.Ж. Давлетовой, Н.А. Останиной, А.А. Сизовым, Т.А. Фральцовой, А.Н. Хайруллиным предлагалось внесение изменений в ст. 71 СК РФ изложив п. 3. ст. 71 СК РФ в следующей редакции:

"Суд обязан решить вопрос о выселении родителей (одного из них) лишенного родительских прав, из жилого помещения, в котором проживает ребенок, при наличии оснований, предусмотренных жилищным законодательством" *(143) .

Обратим внимание на ст. 90 ЖК РФ, которая позволяет в судебном порядке выселить нанимателя и членов его семьи с предоставлением им другого жилого помещения по договору социального найма, размер которого соответствует размеру жилого помещения, установленному для вселения граждан в общежитие, если они в течение более шести месяцев без уважительных причин не вносят плату за жилое помещение и коммунальные услуги. Данное положение рассчитано на социально сознательных лиц, которые регулярно выплачивают платежи, заботясь о том, чтобы иметь место жительство и тем самым заботясь о том, чтобы оно было и у их детей. Анализ дел о лишении родительских прав свидетельствует о том, что в основной своей части родители, в отношении которых ставится вопрос о лишении родительских прав, имеют такую задолженность. В большинстве случаев в исковых заявлениях о лишении родительских прав указывается, что родители не имеют постоянного дохода, имеющиеся денежные средства тратят на алкогольные напитки, у детей нет самых необходимых вещей - таким образом, у таких родителей нет возможности и желания оплачивать коммунальные платежи. Практика выселения детей в подобных случаях будет нарушать права невиновных детей, которые не обладают возможностью оплачивать данные коммунальные платежи. Предлагаем изменить данную ситуацию следующим образом: выселять родителей, лишенных родительских прав, из данных жилых помещений, сохраняя за детьми право социального найма жилья. Задолженность по коммунальным платежам разделить между членами семьи, выделив долю задолженности несовершеннолетних детей. Детей передать в специализированное учреждение, а жилое помещение передать в доверительное управление органам опеки и попечительства, которые будут обязаны сдать его в аренду. Арендная плата будет поступать в счет доли задолженности несовершеннолетнего ребенка.

Лишение родительских прав родителя не является основанием для прекращения его права собственности на жилое помещение, которое принадлежит такому родителю и ребенку на праве совместной собственности или собственником жилья является сам родитель, лишенный родительских прав, то есть он не выселяется. При решении суда о невозможности совместного проживания ребенка с родителем, лишенным родительских прав, ребенок переселяется, но право собственности на жилое помещение и право проживания там сохраняется за ребенком за все время его отсутствия.

Лишение родительских прав согласно абз. 2 п. 1 ст. 1117 ГК РФ также влечет лишение права на наследование по закону в случае смерти ребенка. Абзац 2 п. 1 ст. 1117 ГК РФ гласит, что не наследуют по закону родители после детей, в отношении которых родители были в судебном порядке лишены родительских прав и не восстановлены в этих правах ко дню открытия наследства.

Законодатель называет таких наследников "недостойными" для признания лиц недостойными наследниками по данному основанию необходимо решение суда о лишении их родительских прав. При открытии наследства нотариусу должно быть предоставлено решение суда о лишении наследника родительских прав в отношении наследодателя. Если не имеется доказательств того, что наследник восстановлен в родительских правах к моменту открытия наследства, то нотариус вправе самостоятельно решить вопрос о признании наследника недостойным, отказав ему в выдаче свидетельства о праве на наследство. Отдельного решения суда о признании наследника, не имеющим права наследовать, в данном случае не требуется. При несогласии с таким решением заинтересованный наследник может обжаловать постановление нотариуса об отказе в совершении нотариального действия в судебном порядке по правилам гл. 37 ГПК РФ.

Тем не менее, поскольку основной принцип наследственного права - это принцип свободы завещания, то завещателю предоставляется возможность восстановить недостойного наследника. Завещатель должен составить завещания уже после уже после утраты наследником права наследования по закону путем указания в завещании его в качестве наследника, тем самым как бы прощая его. Такой наследник будет призываться к наследованию по завещанию, но к наследованию по закону он допущен не будет. Значит, если завещанием не охватывается все имущество наследодателя, то при делении не завещанной части наследственного имущества недостойный наследник не будет участвовать, поэтому она перейдет наследникам по закону.

С лишением родительских прав не прекращается только алиментная обязанность родителей. В соответствии с п. 2 ст. 71 СК РФ за родителями, лишенными родительских прав, сохраняется обязанность содержать своего ребенка. Поэтому суд, как уже было указано выше, рассматривая дело о лишении родительских прав, решает вопрос о взыскании алиментов на ребенка с родителей, лишенных родительских прав, независимо от предъявления соответствующего требования.

Если родительских прав лишается один из родителей, а ребенок находится у другого родителя или у опекуна, попечителя, иного лица (приемные родители), то взыскиваемые алименты на ребенка выплачиваются лицу, его воспитывающему (п. 1 ст. 84 СК РФ).

При лишении родительских прав обоих родителей или одного из них, когда передача ребенка другому родителю невозможна, алименты подлежат взысканию не органу опеки и попечительства, которому передается ребенок на воспитание (п. 5 ст. 71 СК РФ), а перечисляются на личный счет ребенка в отделении Сберегательного банка.

"В настоящее время права ребенка на получение содержания от родителей, лишенных родительских прав, по большей части остается нереализованной, виной тому недобросовестная работа приставов-исполнителей, пробелы в исполнительном законодательстве, общественное отношение к алиментонеплательщикам. Возможно, что внесение изменения, которое закрепило бы возможность применения исправительных работ как меру административного наказания и привлечение к принудительным работам неисправных должников, как в Белоруссии, могло бы стать решением проблемы. При этом удержание с заработной платы должно производиться не в доход государства, а в пользу ребенка. Конечно, данная санкция может назначаться только судом и применяться только при отсутствии уважительных причин неуплаты алиментов и других платежей в пользу ребенка. Таким образом, при отсутствии у родителя, лишенного родительских прав имущества или иного дохода, на которое можно было бы обратить взыскание, ему после прохождения специально созданной для этого комиссии по типу ВТК (МСЭК) можно будет предложить отработать долг, например в коммунальном хозяйстве населенного пункта по месту проживания, сельхозработах, и т.д." *(144) .

В этом случае те родители, которые скрывают свои действительные доходы или имущество под угрозой применения к ним такой меры административного наказания, скорее всего, официально признали бы у себя их наличие. У тех же, кто действительно не работает, появилась бы реальная возможность погасить долги по алиментам, компенсации по возмещению вреда ребенку, коммунальным платежам.

Срок таких исправительных работ необходимо назначать с учетом погашения большей части задолженности по алиментам, размера компенсации возмещения вреда, причиненного ребенку родителем или до начала осуществления добровольных выплат в пользу ребенка.

Нельзя говорить о том, что применение данной меры не будет основываться на основных положения Конституции РФ о праве на труд. Права ребенка, в силу его беззащитности и беспомощности, обладают приоритетной формой защиты, и потому возможно ограничение родителей в их желании не нести за свои действии ответственности, выражающиеся в отсутствии ухода, заботы и содержании своих же детей.

Кроме того, согласно ст. 1075 ГК РФ на родителя, лишенного родительских прав, суд вправе возложить ответственность за вред, причиненный его несовершеннолетним ребенком в течение трех лет после лишения родителя родительских прав, если поведение ребенка, повлекшее причинение вреда, явилось следствием ненадлежащего осуществления родительских обязанностей.

По действующему СК РФ о встрече с ребенком могут просить только родители, ограниченные в родительских правах (ст. 75). О родителях, лишенных родительских прав, в этой статье ничего не говорится. Однако, чтобы иметь возможность восстановить родительские права, гражданин должен доказать, что он изменил свое поведение, образ жизни и отношение к воспитанию ребенка, которого он в прошлом жестоко бил, оставлял без пищи и медицинской помощи, не пускал в школу и т.д. Но как это сделает родитель, если он лишен правовой возможности видеться с ребенком? Некоторые исследователи по-прежнему утверждают, что лица, лишенные родительских прав, и в настоящее время могут общаться с ребенком с разрешения лиц, заменивших родителя *(145) , аргументируя это положением ст. 9 Конвенции ООО "О правах ребенка" в которой закреплено право ребенка, разлученного с одним или обоими родителями, поддерживать на регулярной основе личные отношения и прямые контакты с обоими родителями, за исключением случая, когда это противоречит наилучшим интересам ребенка, находит свое отражение и в российском законодательстве. Однако поскольку в СК РФ не закреплена возможность родителя на общение с ребенком, то реализация данной возможности будет зависеть только от усмотрения лиц, осуществляющих опеку над ребенком и сотрудников органов опеки и попечительства.

Проведенное исследование позволяет сделать вывод о том, что несовершеннолетний ребенок вследствие принятия решения о лишении его родителей родительских прав теряет в основном только личные права и обязанности, основанные на факте родства. При этом ребенок приобретает новый статус - ребенка, оставшегося без попечения родителей. Вследствие этого у него появляется право на полное государственное обеспечение и дополнительные социальные гарантии до окончания профессионального обучения в очных образовательных учреждениях, закрепленные Федеральным законом от 21 декабря 1996 г. N 159-ФЗ "О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" и иными законодательными актами. После выпуска из стен детского образовательного, воспитательного учреждения ребенок приобретает ряд льгот по материальному обеспечению, предоставлению жилья, трудоустройству и т.д. Так, согласно п. 2 ч. 2 ст. 57 Жилищного кодекса РФ, вне очереди жилые помещения предоставляются детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, по окончании их пребывания в образовательных и иных приемных семьях, детских домах семейного типа, при прекращении опеки (попечительства), а также по окончании службы в Вооруженных силах Российской Федерации или по возвращении из учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы.

Ребенок в силу п. 4 ст. 71 СК РФ сохраняет все свои имущественные права, основанные на факте родства с родителями, лишенными родительских прав, и другими родственниками.

В отличие от родителей, лишенных родительских прав, ребенок не утрачивает право на получение наследства по закону после смерти родителей или их родственников.

Лишение родителей родительских прав не только выполняет карательную функцию в отношении родителей, но и служит целям защиты прав и интересов детей, устранения опасности для их жизни, здоровья, создания предпосылок для надлежащего воспитания детей. Как мы уже указывали выше, суд при лишении родительских прав одного из родителей, обязательно рассматривает вопрос о возможности передачи ребенка на воспитание другому родителю. В целях обеспечения надлежащих условий для дальнейшего воспитания ребенка и защиты его прав в случае невозможности передать ребенка другому родителю или в случае лишения родительских прав обоих родителей ребенок передается на попечение органа опеки и попечительства (п. 5 ст. 71 СК РФ) и приобретает статус утратившего родительское попечение. Ребенок, утративший родительское попечение, может быть передан под опеку (попечительство), в приемную семью или на усыновление.

Таким образом, лишение родительских прав косвенным образом порождает еще одно право ребенка, родители которого лишены родительских прав, а именно - право быть устроенным в новую семью путем усыновления.

Усыновление - способ, применяемый судом для защиты прав и интересов ребенка, заключающийся в передаче ребенка на воспитание и содержание в семью, в результате которого усыновленные дети и их потомство по отношению к усыновителям и их родственникам, а усыновители и их родственники по отношению к усыновленным детям и их потомству приравниваются в личных неимущественных и имущественных правах и обязанностях к родственникам по происхождению. Усыновление ребенка в случае лишения родителей (одного из них) родительских прав допускается не ранее истечения шести месяцев со дня вынесения решения суда о лишении родителей (одного из них) родительских прав (ст. 71 СК РФ). СК РФ, устанавливая такой непродолжительный срок, дает возможность родителю лишенному родительских прав одуматься и предпринять все необходимое для возврата ребенка, не нарушая при этом интересы несовершеннолетних, а особенно малолетних, чье устройство в полноценную семью чаще всего не терпит промедления.

Можно сделать вывод о том, что прекращение правовой связи между ребенком и родителями в результате лишения родительских прав носит односторонний характер, поскольку такой ребенок сохраняет имущественные права, основанные на факте родстве с родителем и другими родственниками, а родители лишаются всего комплекса родительских прав, при этом обязанность содержать ребенка сохраняется.

Глава 5. Восстановление в родительских правах

Лишение родительских прав не является безвозвратным. СК РФ в ст. 72 предусматривает восстановление в родительских правах. Данное положение является отражением декларируемой позиции, закрепленной в статье 9 Конвенции ООО "О правах ребенка". Согласно данной конвенции ребенку, который разлучается с одним или обоими родителями, принадлежит право поддерживать на регулярной основе личные отношения и прямые контакты с обоими родителями, за исключением случая, когда это противоречит наилучшим интересам ребенка, находит свое отражение и в российском законодательстве.

В частности, признается, что не соответствующее правовым и нравственным требованиям поведение человека, лишенного родительских прав, далеко не всегда носит необратимый характер и вполне естественно, что должна оставаться возможность для возрождения утраченного права быть с ребенком, что в какой-то степени является стимулом для отказа от маргинального поведения родителями.

Спорным вопросом в юридической литературе является вопрос о природе права на восстановление родительских прав. В связи с этим А.Е. Казанцева утверждает, что после лишения родителей их прав "у них появляется новое личное право - на восстановление в родительских правах" *(146) .

Цель восстановления в родительских правах заключается в восстановлении естественной и необходимой для детей связи с их матерью или отцом. К тому же возможность восстановления в родительских правах является серьезным стимулом для изменения ими своего отношения жизни, общепринятым правилам семейной и общественной жизни и понимания что нет более почетной миссии, чем быть родителями, проявлять заботу, любовь к своим детям и помнить, что все хорошее начинается в семье.

Решение вопроса о восстановлении в родительских правах находится в компетенции районного суда по месту жительства (нахождения) ответчика. Суд разрешает требование о восстановлении в родительских правах в порядке гражданского судопроизводства. Действующее гражданско-процессуальное законодательство дела о восстановлении в родительских правах не выделяет в отдельную категорию дел, и по большей части решение по данным делам основывается на судебной практике и доктрине права. Инициатива рассмотрения данного вопроса может исходить только от родителей (родителя), лишенных родительских прав. Иные физические и юридические лица, даже прокурор или органы опеки и попечительства, не вправе обращаться с заявлением о восстановлении родителей в родительских правах. В соответствии с п. 19 постановления Пленума Верховного суда РФ от 27 мая 1998 года N 10 ответчиком по данному исковому заявлению являются лица, на попечении которых находится ребенок: другой родитель либо опекун (попечитель), приемный родитель. "Если ребенок после лишения родительских прав передан на полное государственное попечение в одно из детских учреждений, иск о восстановлении в родительских правах предъявляется к этому учреждению" *(147) . "Если родитель не знает, где находится его ребенок, следует предъявлять иск к органу опеки и попечительства, который изымал ребенка, либо к тому учреждению, где ребенок находился до этого. В дальнейшем суд заменит ответчика" *(148) . При рассмотрении дела обязательно привлекаются органы опеки и попечительства, а также прокурор. В рамках подобного процесса истец и ответчик имеют равные права и обязанности, предусмотренные нормами ГПК РФ, но на практике видно, что истцу, желающему восстановления в родительских правах, необходимо проявить особую заинтересованность и активность при представлении доказательства, подтверждающих, что удовлетворение заявленного иска соответствует интересам ребенка.

С учетом серьезной значимости вопроса о восстановлении в родительских правах не только для родителей, но и для детей, дела данной категории рассматриваются судами с обязательным участием органа опеки и попечительства. Отсутствие органа опеки и попечительства приводит к отмене решения о восстановлении в родительских правах.

Так, например, решением суда первой инстанции И. была восстановлена в родительских правах, и ей на воспитание передан несовершеннолетний сын. Судебная коллегия отменила решение районного суда, и дело вернула в суд первой инстанции на повторное рассмотрение. При этом коллегия в своем определении указала следующее. Из материалов дела следует, что, разрешая вопрос о восстановлении в родительских правах истицы, суд принял решение об удовлетворении ее требований в отсутствие письменного заключения органов опеки и попечительства. Между тем, согласно п. 2 ст. 78 СК РФ орган опеки и попечительства обязан провести обследование условий жизни ребенка и лица (лиц) претендующих на его воспитание, и предоставить суду акт обследования и основанное на нем письменное заключение по существу спора *(149) .

Орган опеки и попечительства дает заключение о целесообразности восстановления родителей в родительских правах. "Отсутствие заключения органа опеки и попечительства, отвечающего указанным выше требованиям закона, явилось основанием к отмене судом кассационной инстанции решений: Орджоникидзевского районного суда г. Новокузнецка по делу по иску прокурора к Х. об ограничении родительских прав; Березовского городского суда по делу по иску С. о порядке осуществления родительских прав в отношении ребенка, проживающего отдельно; Кировского районного суда г. Кемерово по делу по иску К. о восстановлении в родительских правах и решений других судов" *(150) .

Участие в процессе прокурора служит дополнительной гарантией вынесения судом правомерного решения, соответствующего, прежде всего, интересам ребенка. В силу части 3 статьи 45 ГПК РФ не является препятствием к разбирательству дела неявка прокурора только в том случае, если он извещен о времени и месте рассмотрения дела.

Однако Кировский районный суд г. Кемерово рассмотрел дело по иску К. о восстановлении в родительских правах в отсутствие прокурора, не имея сведений о том, что прокурор был извещен о времени и месте рассмотрения дела, что явилось одним из оснований к отмене судебного постановления определением судебной коллегии от 9 ноября 2005 года *(151) .

Восстановление в родительских правах допускается, если родители (один из них) изменили:

отношение к воспитанию ребенка.

При рассмотрении дел о восстановлении в родительских правах суду следует удостовериться, что изменение произошло в отношение трех вышеуказанных обстоятельства в совокупности. При этом необходимые изменения должны выражаться не только в планах и желаниях, а в действиях и поступках.

Так, например, при рассмотрении иска о восстановлении в родительских правах, судом было установлено, что после вынесения решения о лишении родительских прав в 2003 году, мать устроилась на работу, перестала употреблять спиртные напитки, наладила отношения с детьми - звонила им, писала, по возможности помогала материально, дарила подарки. Истица просила восстановить ее родительских правах в отношении только одного ребенка - сына, находящегося на попечении родственницы - опекуна. Второй ребенок на момент рассмотрения дела достиг возраста восемнадцати лет. Дети показали, что мама исправилась, они вместе ездили отдыхать. Органы опеки и попечительства указали, основываясь на акте жилищно-бытовых условий квартиры, собственником которой является истица, разговорах с мальчиком, который обращался в отдел образования с просьбой о восстановлении в родительских правах мамы, на целесообразность восстановления матери в родительских правах. Ясненский городской суд, убедившись, что истица твердо встала на путь исправления и изменила свое поведение образ жизни и отношение к воспитанию детей иск удовлетворил *(152) .

Другой пример - 18 июня 2009 года Нефтеюганским городским судом рассмотрено гражданское дело по иску О. о восстановлении в родительских правах в отношении двух несовершеннолетних сыновей, 1995 и 1997 года рождения, в отношении которых она лишена родительских прав в марте 2007 года. В ходе судебного заседания установлено, что О. изменила образ жизни, отношение к детям, что выражается в прекращении употребления спиртных напитков, трудоустройстве, частом посещении детей в детском доме и иными обстоятельствами, подтверждающими данные факты *(153) .

При решении вопросов, действительно ли изменились обстоятельства, суду необходимо выслушать множество свидетелей, исследовать массу документов (акты обследования жилищно-бытовых условий истца, заключение органов опеки и попечительства, справку о доходах с места работы, характеристику с места работы и с места жительства, справки из жилищно-эксплуатационной организации, заключение специалиста или эксперта и т.д.).

Хотелось бы отметить, что серьезные изменения в поведении, образе жизни, отношении к детям не происходят моментально, сразу же после лишения родительских прав. Необходимо время, чтобы желания и помыслы родителя, решившего измениться, воплотились в действия и поступки. Суду также необходимо установить, что изменения, произошедшие с родителями, не носят кратковременный или показной характер, а являются продуманными целенаправленными действиями человека, осознавшего всю необходимость заботы о ребенке, желающего быть с ребенком и воспитывать его. К сожалению, СК РФ не устанавливает минимальное время, которое должно пройти после принятия решения о лишении родительских прав и которого было бы достаточно для того, чтобы суд убедился в изменениях обстоятельств, указанных в ст. 71 СК РФ. Косвенным указанием на срок является указание п. 4 ст. 72 СК РФ на то, что не допускается восстановление в родительских правах, если ребенок усыновлен в порядке, предусмотренном ст. 140 СК РФ и усыновление не отменено. А как уже указывалось выше, усыновление ребенка допускается не ранее истечения шести месяцев со дня вынесения решения суда о лишении родителей (одного из них) родительских прав. Таким образом, можно сказать, что приблизительный максимальный срок, в течение которого родители должны изменить свое поведение, образ жизни, отношение к воспитанию ребенка равен шести месяцам. Если ребенка после истечения данного срока не усыновляют, то родитель все еще имеет право подать исковое заявление о восстановлении родительских прав, но нет гарантий, что ребенка не усыновят в любое время. Конечная максимальная дата восстановления в родительских правах, при условии, что ребенок не усыновлен - это день, когда ребенку исполнится восемнадцать лет.

После достижения несовершеннолетним ребенком восемнадцатилетнего возраста восстановление в родительских правах невозможно. Причиной невозможности восстановления в родительских правах является, то, что осуществление родительских прав напрямую связано с воспитанием ребенка.

Так, например, решением Клинского городского суда в 1994 году П. лишена родительских права в отношении своих детей - сына, 1977 года рождения и дочери 1989 года рождения. П. обратилась в суд с иском к органу опеки и попечительства о восстановлении в родительских правах, ссылаясь на то, что она проживает совместно с детьми на жилой площади своей матери, в настоящее время работает, спиртное не употребляет, изменила свое поведение и занимается воспитанием детей. Представитель органа опеки и попечительства иск признал. Решением суда П. восстановлена в родительских правах в отношении дочери, в остальной части исковых требований отказано, поскольку ее второй ребенок достиг совершеннолетия. Поскольку, исходя из смысла части 2 статьи 61 СК РФ, родительские права прекращаются по достижении детьми совершеннолетия, то не могут быть восстановлены решением суда родительские права лица, в том случае, когда ребенок достиг совершеннолетнего возраста. В связи с этим, следует признать правильным отказ суда в восстановлении родительских прав заявителя в отношении сына 1977 года рождения, поскольку ему на момент рассмотрения дела уже исполнилось 20 лет *(154) . "

"Суд не обязан восстанавливать в родительских правах родителя, подавшего об этом заявление, даже если он изменил поведение, образ жизни, отношение к воспитанию ребенка. Он только вправе это сделать. И те обстоятельства, которые были перечислены - лишь необходимые условия для этого, но не всегда достаточные. Если обратиться на перечень оснований для лишения родительских прав, можно заметить, что далеко не весь он "перекрывается" перечнем оснований для восстановления в них. Так, очевидно, не является основанием для восстановления в родительских правах уплата алиментов" *(155) . К тому же считаем, что при наличии определенных обстоятельствах, послуживших основанием для лишения родительских прав, практически невозможно говорить о восстановлении в родительских правах. К таким обстоятельствам относится, например, лишение родительских прав в связи сексуальным насилием, в связи с умышленным покушением на жизнь ребенка, продажей (подготовка и покушение) ребенка. На наш взгляд, есть определенные действия, совершенные, может быть и в прошлом, в отношении несовершеннолетних, которые нельзя простить; вернуть ребенка к таким родителям, обосновывая возвращение тем, что они исправились, не пойдет ребенку на пользу.

В судебном процессе по делу о восстановлении в родительских правах суд должен обязательно установить, соответствует ли такое восстановление интересам ребенка. Здесь очень важно не ограничиваться только наличием у родителей реальной возможности создать необходимые жилищно-бытовые условия для воспитания ребенка. Даже если у родителя, лишенного родительских прав, появился постоянный доход, у него имеется жилая площадь и выделено место для отдыха, проведения досуга и подготовки уроков, - это еще не повод говорить о восстановлении в родительских правах. Суд должен обязательно учитывать характер сложившихся взаимоотношений родителя с ребенком, привязанность ребенка к лицам, у которых он находится, и другие конкретные обстоятельства, влияющие на создание нормальных условий жизни и воспитания ребенка родителем, а также лицами, у которых фактически проживает и воспитывается несовершеннолетний. Согласно нормам СК РФ мнение ребенка, не достигшего десяти лет, при восстановлении его родителей в родительских правах учитывается, но не является обязательным. На наш взгляд, это верное решение, поскольку ребенок в этом возрасте не всегда осознает свои интересы, и в силу эмоциональности может безоглядно поверить в желание родителей проживать с ними, а также в то, что они исправились. Либо, помня прошлые обиды, возражать в восстановлении в родительских правах, на самом деле желая этого. Но при этом считаем, что необходимо в обязательном порядке выслушать ребенка, возможно даже привлечь к рассмотрению дела профессионального психолога, чтобы он дал заключение по вопросу отношения ребенка к родителю и его действительное отношение к возможности проживать с ним.

Восстановление в родительских правах в отношении ребенка, достигшего возраста десяти лет, возможно только с его согласия. Поэтому орган опеки и попечительства и суд обязаны выяснить мнение ребенка по поводу возможности восстановления родительских прав и возвращения его родителям. Вопреки мнению ребенка, достигшего возраста десяти лет, восстановление родительских прав и возвращение его родителям невозможно, более того, негуманно и антипедагогично. Это связано не только с изменением поведения, образа жизни, отношения к воспитанию ребенка родителем, но и с оценкой всего происходящего самим несовершеннолетним. "При этом акцент делается не на правовую сторону происходящего, которую несовершеннолетний обычно оценить не в состоянии, а на вопросе, хочет ли он или нет вернуться к родителю (одному из них). И если, по мнению суда, оценивающего все доказательства по делу, в том числе мнение ребенка, восстановление в родительских правах не в интересах последнего, суд вправе отказать в иске о восстановлении в родительских правах. Мотивы несогласия несовершеннолетнего, достигшего десяти лет, значения не имеют, даже если они представляются неразумными и необоснованными" *(156) .

Однако "Советским районным судом рассмотрено гражданское дело по иску Ш.Н. к Ш.Т. о восстановлении в родительских правах в отсутствие ребенка, достигшего возраста 12 лет" *(157) .

Поскольку ребенок, в отношении которого родители были ранее лишены родительских прав, был передан под опеку, попечительство, в приемную семью, в специализированное детское учреждение, то после восстановления родителей в родительских прав, вопрос о возвращении ребенка родителям должен решаться с согласия его законных представителей. Раньше отсутствие правовых оснований для решения возникающих при этом проблем существенно затрудняло их решение. Теперь п. 3 ст. 72 СК РФ позволяет суду рассматривать одновременно два взаимосвязанных вопроса: сначала о восстановлении в родительских правах, а потом о возврате ребенка родителям (одному из них), если исковые требования истца удовлетворены. Тем самым предпринимаются меры по защите родительских прав, предусмотренные ст. 68 СК РФ.

Органы опеки и попечительства проводят исследование жилищно-бытовых условий воспитания ребенка и у истца, и у лица, под чьим попечительством находится ребенок. Также орган опеки и попечительства дает заключение по этому вопросу, исследовав вышеназванные обстоятельства восстановления в родительских правах, обследовав семейные условия, как у опекуна, так и у родителей.

До момента прекращения любой формы устройства ребенка в семью именно они является законными представителями ребенка, и им также предоставлено право высказывать мнение о том, допустима ли передача ребенка родителям. В случае если опекун (попечитель) возражает против возвращения ребенка родителю, органы опеки и попечительства не должны самостоятельно решать вопрос о передаче ребенка в случае, если было удовлетворено только исковое заявление о восстановлении в родительских правах, без указания на возврат ребенка. Родители, восстановленные в родительских правах, должны обратиться в суд с исковым заявлением о возврате ребенка, которое будет рассматриваться в рамках гражданского судопроизводства. Отказ в иске о возврате ребенка означает, что лицо становится обладателем права на общение с ребенком, но забрать его от лиц, заменяющих родителей, не может.

Не допускается, по общему правилу, восстановление в родительских правах в случае усыновления ребенка (п. 4 ст. 72 СК РФ). Как правило, усыновленный обретает любящих его заботливых родителей, новую (или обновленную семью), разрушать которую бессмысленно и опасно, даже если после лишения родительских права родители (один из них) не смогли смериться с потерей ребенка, а потому нашли в себе силы изменить свое поведение, образ жизни. Усыновление ребенка, чьи родители лишены родительских прав, всегда рассматривалось как безусловное в интересах ребенка препятствие на пути восстановления этих прав. Однако даже здесь бывают ситуации, когда по каким-либо причинам для всех желателен возврат ребенка в прежнюю семью, где родители (один из них) в корне изменились. Идя навстречу п. 4 ст. 72 СК РФ, не допускающему по общему правилу восстановление в родительских правах в случае усыновления, в качестве исключения предлагает отмену усыновления. Таким образом, в данных ситуациях отмена усыновления выступает как способ устранения препятствий на пути восстановления в родительских правах. При отмене усыновления вопрос о восстановлении в родительских правах рассматривается на общих основаниях в соответствии с требованиями ст. 72 СК РФ.

То есть если ребенок был усыновлен, то родитель, лишенный родительских прав, но желающий их восстановить, должен сначала предъявить иск об отмене усыновления (ст. 140 СК РФ). Если в удовлетворении иска отказано, то восстановление в родительских правах исключается.

В судебной практике имеются случаи, когда родители, восстановленные в родительских правах, повторно их лишаются. Полагаем, что повторное лишение родительских прав свидетельствует о систематичности негативного отношения родителя к ребенку. Необходимо в законодательном порядке закрепить невозможность такого родителя повторно подать исковое заявление о восстановлении в родительских правах. Дело в том, что мы говорим о судьбе беззащитного ребенка, и проводить на нем эксперименты на предмет действительного исправления родителей негуманно и, даже можно сказать, жестоко. Вторая попытка может даваться в других сферах общественной жизни, но не там где речь идет о ребенке.

Выписка из решения суда о восстановлении в родительских правах в течение трех дней со дня вступления в законную силу решения должна быть направлена судом в орган записи актов гражданского состояния по месту государственной регистрации рождения ребенка.

К сожалению, судебных дел о восстановлении родительских прав неоправданно мало. Проведенный опрос свидетельствует, что практика восстановления в родительских правах является скорее исключением, чем правилом.

Например, в Истринском районе Московской области за 5 лет дважды рассматривался вопрос о восстановлении родителей в правах. В 1996 году восстановили в правах отца, который проявил необыкновенную силу воли, разошелся с женой-алкоголичкой, перешел на новое место работы, где получил комнату и забрал ребенка из детского дома *(158) .

Хотелось бы отметить, что "за текущий период 2009 года Нефтеюганским городским и районным судами рассмотрено 34 гражданских дела о лишении родительских прав и ограничении в родительских правах, и лишь 1 гражданское дело о восстановлении в родительских правах" *(159) .

Исследуя судебную практику в Оренбургской области, мы обратили внимание, что за 2008 год и за первую половину 2009 года в Ленинском районном суде г. Оренбурга и в Центральном районном суде г. Оренбурга нет ни одного дела о восстановлении в родительских правах. В Промышленном районном суде г. Оренбурга за первое полугодие 2009 года было подано два исковых заявления о восстановлении в родительских правах, которые в дальнейшем были прекращены. По данным комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав г. Гая впервые за много лет в 2008 году были восстановлены права лишь одной мамы в отношении несовершеннолетнего ребенка.

Особенно это странно и удивительно тем, что гораздо большее количество родителей, лишенных родительских прав, обращаются в кассационную инстанцию для отмены решения суда первой инстанции.

В настоящее время форма защиты интересов ребенка посредством лишения их родительских прав довольно несовершенна в плане реабилитации родителей. На наш взгляд, должна работать служба, занимающаяся разработкой систем и программ, создающих процедуру реабилитации таких родителей и помогающих вернуть ребенка в полноценную, родную семью. Это необходимо для того, чтобы родители, желающие вернуть ребенка, были ознакомлены с тем комплексом действий, которые они должны осуществить, с тем комплектом документов и с совокупностью доказательств, которые они должны предоставить в суд при подаче искового заявления о восстановлении в родительских правах.

Необходимо в рамках гражданско-процессуального законодательства закрепить процедуру рассмотрения дела о восстановлении в родительских правах, исходя из специфичности ее предмета, а также вопросов, подлежащих рассмотрению в судебном заседании.

К тому же, предлагаем законодательно закрепить право родителя, лишенного родительских прав, на общение с ребенком, если, конечно, это не будет противоречить интересам ребенка, например, когда нахождение ребенка с родителем опасно для его жизни и здоровья или невозможно в связи с тем, что такое общение повредит психологическому состоянию ребенка.

С момента вступления в силу решения суда о восстановлении родительских прав восстанавливаются все права и обязанности родителя, утраченные им при лишении родительских прав.

*(1) Папаян Р.А. Христианские корни современного права. - М., 2002. - С. 106 - 107.

(2) Беспалов Ю.Ф. Основание и порядок лишение родительских прав // Российская юстиция. - 2000. - N 12. - С. 67.

(3) Бутнев В.В. Понятие предмета процессуальной деятельности в суде и арбитраже // Предмет процессуальной деятельности в суде и арбитраже. - Ярославль, 1985. - С. 3.

(4) Тарусина Н.Н. Проблемы оптимизации взаимодействия семейного и гражданско-процессуального права и законодательства. - М.: Лиджист, 2001. - С. 63.

(5) Габричидзе Б.Н., Чернявский А.Г. Юридическая ответственность. - М.: Альфа-М, 2005. - С. 429.

(6) Марченко М.Н. Определение термина "юридическая ответственность". Словарь терминов юриста. http://www.slovari.info/lawyer/2437.html

(7) Гагарский А. Работа судов РФ в 1997 году // Российская юстиция. - 1998. - N 7. - С. 56.

(8) Казанцева А.Е. Обязанности и права родителей (заменяющих их лиц) по воспитанию детей и их ответственность за их нарушение. Томск: Издательство Томского университета, 1987. - С. 130.

(9) Толстой Ю.К., Сергеев А.П. Гражданское право: учебник в 3 ч. - М.: Проспект, 2002. - Ч. 3 - С. 426.

(10) Муратова С.А. Семейное право. Учебное пособие. - М.: Юриспруденция, 2001. - С. 159.

(11) Толстой Ю.К., Сергеев А.П. Гражданское право: учебник в 3 ч. / Ю.К. Толстой, А.П. Сергеев. - М.: Проспект, 2002. - Ч. 3 - С. 526; Антакольская М.В. Семейное право - М.: Юристъ. - 2002. - С. 227.

(12) Муратова С.А. Семейное право. Учебное пособие / С.А. Муратова. - М.: Юриспруденция, 2001. - С. 160.; Пчелинцева Л.М. Комментарии к семейному кодексу РФ. - М.: Норма, 2009 - С. 329, Нечаева А.М. Семейное право.- М: Юристъ, 2008. - С. 190.

(13) В Оренбурге подвели итоги профилактической акции "Помоги ребенку". Дата публикации 16 марта 2007 г. http://www.uralweb.ru/news/n294442.html

(14) Беспалов Ю.Ф. Основание и порядок лишение родительских прав // Российская юстиция. - 2000. - N 12. - С. 67.

(15) Беспалов Ю.Ф. Основание и порядок лишение родительских прав // Российская юстиция. - 2000. - N 12. - С. 67.

(16) Теория государства и права. Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. - М.: Юристъ, 1997. - С. 527.

(17) Подробнее см. решение Ленинского районного суда г. Оренбурга по делу N 2 - 1273/2009.

(18) Подробнее см. решение Ленинского районного суда г. Оренбурга от 12 марта 2009 г. по делу N 2 - 1019/2009.

(19) Теория государства и права. Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. - М.: Юристъ, 1997. - С. 533.

(20) Антокольская М.В. Семейное право: учебник. - М.: Юристь, 2002. - С. 220.

(21) Толстой Ю.К. Сергеев А.П. Гражданское право. Т. 3. - М.: Проспект, 2002. - С. 425.

(22) Права человека: Учебник для вузов / Отв. ред. Е.А. Лукашева. - М.: Приор, 2001. - С. 136.

(23) Пчелинцева Л.М. Правовые аспекты воспитания и обучения несовершеннолетних // Журнал российского права. - 2003. - N 2. - С. 49.

(24) Нечаева А.М. Семейное право. (Курс лекций.) - М.: Юристъ. - 2008. - С. 191.

(25) Обобщение судебной практики Гагинского районного суда по рассмотрению гражданских дел по спорам, связанным с воспитанием детей // http://gaginsky.nnov.sudrf.ru

(26) Ермолова О.В. Лишение родительских прав: примеры судебных дел с комментариями / http://fdisput.narod.ru

(27) Гребенкин В.В. Права детей на должный уровень защиты. // Семейное право. - 2004. - N 1. - С. 11.

(28) Сергейчева Н.Т., Боротюк Е., Обзор судебной практики по гражданским делам о лишении родительских прав, 2003 // http://www.laws-portal.

(29) Подробнее см. решение Ленинского районного суда г. Оренбурга от 29 января 2009 г. по делу N 2 - 483/2009.

(30) Подробнее см. решение Гайского городского суда Оренбургской области от 22 сентября 2008 г. по делу 2669/08.

(31) Подробнее см. решение Оренбургского областного суда г. Оренбурга от 28 января 2009 г. по делу 33-237/2009.

(32) Антокольская М.В. Семейное право: учебник. - М.: Юристь, 2002. - С. 229.

(33) Волкова Т. Защита ребенка от его родителей // Преступление и наказание. - 1997. - N 10. - С. 20.

(34) Подробнее см. решение Петуховского районного суда по делу N 2-127/07.

(35) Подробнее см. решение Дзержинского районного суда г. Оренбурга от 20 ноября 2008 г. по делу N 2-1635/08.

(36) Подробнее см. решение Советского районного суда г. Орска Оренбургской области от 07 ноября 2008 г. по делу N 2-237/08.

(37) Подробнее см. решение Ленинского районного суда г. Оренбурга от 25 июля 2008 г. по делу N 2-2883/08.

(38) Подробнее см. решение Оренбургского областного суда г. Оренбурга от 10 декабря 2008 г. по делу 33-5176/08.

(39) Подробнее см. решение Центрального районного суда г. Оренбурга по делу N 2-1289-08.

(40) Обобщение судебной практики по делам о лишении родительских прав, рассмотренным Норильским городским судом в 2008 году //http://norilsk.krk.sudrf.ru

(41) Подробнее см. решение Ленинского районного суда г. Оренбурга от 29 мая 2009 года по делу N 2-2052/09.

(42) Справка по результатам изучения практики рассмотрения судами Воронежской области гражданских дел о лишении родительских прав за период 2002-2004 г.г. // http://www.oblsud.vrn.ru

(43) См.: Справка по результатам обобщения судебной практики по делам о лишении родительских прав, рассмотренными Амурским областным судом в порядке кассационного судопроизводства в 2007 - 2008 гг.

(44) Обзор кассационной и надзорной практики по гражданским делам Пермского областного суда за 2002 г. (извлечение) // http://www.oblsud.permregion.ru

(45) Подробнее см. решение Центрального районного суда г. Оренбурга по делу N 2-508/05.

(46) Нечаева А.М. Правонарушения в сфере личных семейных отношений. - М.: Бек, 1991. - С. 41.

(47) Емельянов В.И. Понятие злоупотребление гражданскими правами // Законность. - 2000. - N 11. - С. 29.

(48) Справка по результатам обобщения судебной практики по делам о лишении родительских прав, рассмотренными Амурским областным судом в порядке кассационного судопроизводства в 2007-2008 гг.

(49) Подробнее см. решение Ленинского районного суда г. Оренбурга от 01 июля 2008 г. по делу N 2-2432/08.

(50) Лишены родительских прав супруги из-за Златоуста, пытавшиеся продать свою новорожденную дочь. Пресс-служба Златоустовского городского суда, http://www.chel-oblsud.ru.

(51) Подробнее см. решение Ленинского районного суда г. Оренбурга от 28 мая 2009 г. по делу N 2-1715/09.

(52) Жестокое обращение с детьми / Т.Я. Сафронова, Е.М. Цымбала. - М. ПСМЦ "ОЗОН", 2001. - С. 24.

(53) Тихонина В. Лишение родительских прав и отобрание детей у родителей // Проблемы гражданского и семейного права в свете решений XXVI съезда КПСС / В.А. Рясенцева. - М.: 1983. - С. 132.

(54) Волкова Е.Н. Защита детей от жестокого обращения. - СПб.: Питер, 2007. - С. 55.

(55) Дьяченко А., Цымбал Е. Актуальные проблемы защиты детей от жестокого обращения в современной России // Уголовное право. - 1999. - N 4. - С. 75.

(56) Ермолова О.В. Примеры судебной практики с комментариями. // http:f-disput.narod.ru.

(57) Нечаева А.М. Правонарушения в сфере личных семейных отношений. - М.: Бек, 1991 г. - С. 36.

(58) Денисюк О. Вопросы семьи и детства. Поможем нашим детям. Интервью помощника прокурора Шороховой Н.С. начальнику "Центра социальной работы г. Костомукши" Дата публикации 27 ноября 2006 года. http://www.mzsocial-rk.ru.

(59) Подробнее см. решение Ленинского районного суда г. Оренбурга от 15 мая 2008 г. по делу N 2-293/2008.

(60) Платонова Н.М. и Платонов Ю.П. Насилие в семье: Особенности психологической реабилитации. - СПб.: Речь, 2004. - С. 52.

(61) Подробнее см. решение Александровского районного суда Оренбургской области от 06 сентября 2007 г. по делу N 2-274/2007.

(62) Боровиков В.Б. Ответственность за неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего (ст. 156 УК РФ) // Российский судья. - 2005. - N 2. - С. 30.

(63) Подробнее см. решение Ленинского районного суда г. Оренбурга от 26 января 2009 г. по делу N 2-12/2009.

(64) Подробнее см. решение Матвеевского районного суда от 23 июля 2008 г. по делу N 2-2811/2008.

(65) Подробнее см. определение судебной коллегии Амурского областного суда N 33-2283/07 от 12 декабря 2007 г.

(66) Подробнее см. решение Грачевского районного суда Оренбургской области от 19 февраля 2009 г. по делу N 2-1209/ 2009.

(67) Волкова Т. Защита ребенка от его родителей // Преступление и наказание. - 1997. - N 10. - С. 20.

(68) Подробнее см. решение Ленинского районного суда г. Оренбурга от 01 июля 2008 г. по делу N 2-2434/2008.

(69) Королев Ю.А. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации / - М.: Юстицинформ, 2003 г. - С. 194.

(70) Королев Ю.А. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации / - М.: Юстицинформ, 2003 г. - С. 197.

(71) См. справку по результатам изучения практики рассмотрения судами Воронежской области гражданских дел о лишении родительских прав за период 2002-2004 г.г. // http://www.oblsud.vrn.ru.

(72) Подробнее см. решение Промышленного районного суда г. Оренбурга от 24 сентября 2008 г.

(73) См.: справку по результатам обобщения судебной практики по делам о лишении родительских прав, рассмотренными Амурским областным судом в порядке кассационного судопроизводства в 2007 - 2008 гг.

(74) Подробнее см. решение Ленинского районного суда г. Оренбурга от 25 июля 2008 г. по делу N 2-1678/08.

(75) Справка по результатам изучения практики рассмотрения судами Воронежской области гражданских дел о лишении родительских прав за период 2002-2004 г.г. // http://www.oblsud.vrn.ru.

(76) Подробнее см. решение Оренбургского областного суда от 24 сентября 2009 г. по делу N 3-33-3494/09.

(77) Ермолова О.В. Примеры судебной практики с комментариями. // http://f-disput.narod.ru.

(78) Утратило силу в связи с принятием постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 апреля 2007 г. N 15.

(79) Подробнее см. решение Дзержинского районного суда от 14 октября 2009 года по делу N 2-8537/09.

(80) Подробнее см. решение Адамовского районного суда Оренбургской области от 07 июня 2008 г.

(81) Беседкина Н.И. Основание лишения родительских прав // "Черные дыры" в российском законодательстве. - 2007. - N 5. - С. 110 - 111.

(82) Богданов В. Родительские руки убивают // Российская газета. Федеральный выпуск. N 4642. - 2008. - 18 апреля 2008 г.

(83) Ильяшенко А., Пономарев П. Проблемы совершенствования норм Общей части УК РФ, влияющих на ответственность за насилие в семье // Уголовное право. - 2003. - N 3. - С. 48.

(84) Волкова Н. Насилие над детьми требует ужесточения наказания за содеянное: Комментарий специалиста // Человек и закон. - 1996. - N 7. - С. 23.

(85) Подробнее см. решение Ленинского районного суда г. Оренбурга от 02 июля 2008 г. по делу N 2-2880/08.

(86) См.: обобщение судебной практики по делам о лишении родительских прав, рассмотренным Норильским городским судом в 2008 году // http://norilsk.krk.sudrf.ru

(87) Подробнее см. решение Тоцкого районного суда Оренбургской области от 20 июня 2008 г.

(88) И.А. Павлова Правовое положение родителей. Дисс. канд. юрид. наук. Краснодар. 2003 г. С. 51.

(89) Каплунов В. Защита прав и интересов несовершеннолетних // Законность. - 2005. - N 9. - С. 17 - 19.

(90) Подробнее см. решение Ленинского суда г. Оренбурга от 17 мая 2009 г. по делу N 2-2166/09.

(91) Подробнее см. решение Ленинского суда г. Оренбурга от 15 июля 2008 г. по делу N 2-2856/08.

(92) Беспалов Ю.Ф. Основание и порядок лишения родительских прав // Российская юстиция. - 2000. - N 12. - С. 26.

(93) Подробнее см. решение Гайского городского суда Оренбургской области от 14 января 2009 г. по делу N 2-2856/08.

(94) Подробнее см. решение Оренбургского областного суда от 18 февраля 2009 г. по делу N 33-946/09.

(95) Подробнее см. решение Оренбургского областного суда от 04 января 2009 г. по делу N 33-114/2009.

(96) Бондов С.Н. Семейное право / С.Н. Бондов. - М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2009. - С. 86.

(97) Нечаева А.М. Семейное право. (Курс лекций.) / А.М. Нечаева. - М.: Юристъ, 2008. - С. 208.

(98) Беспалов Ю.Ф. Основания и порядок лишения родительских прав // Российская юстиция. 2000. N 12. С. 26.

(99) Пчелинцева Л.М. Обеспечение безопасности несовершеннолетних граждан семейно-правовыми средствами // Журнал российского права. - 2001. - N 6. - С. 105.

(100) Фомина Е.А. Споры о праве на воспитание детей (материально-правовые и процессуально-правовые проблемы): Автореферат диссертации ученой степени кандидата юридических наук. - М., 2004. С. 7.

(101) Беспалов Ю.Ф. Основание и порядок лишения родительских прав // Российская юстиция. - 2000. - N 12. - С. 27.

(102) Муратова С.А. Семейное право. Учебное пособие. - М.: Юриспруденция, 2001. - С. 160.

(103) Подробнее см. решение Гайского городского суда Оренбургской области от 08 апреля 2009 г. по делу N 2-116/09.

(104) Подробнее см. решение Оренбургского областного суда от 03 июня 2009 г. по делу N 33-2605/2009.

(105) Подробнее см. решение Оренбургского областного суда от 16 июля 2008 г. по делу N 33-2720/08.

(106) Николаев М.Н. Споры о воспитании детей // Юрист. - 1998. - N 5. - С. 23.

(107) Подробнее см. решение Оренбургского областного суда от 16 июля 2008 г. по делу N 33-2759/2008.

(108) Подробнее см. решение Ленинского районного суда г. Оренбурга от 10 ноября 2008 г. по делу N 1977/2008.

(109) См.: информационное письмо Президиума Ставропольского краевого суда // www.stavsud.ru

(110) Подробнее см. решение Оренбургского Областного суда от 07 мая 2008 г. по делу N 33-2759/2008.

(111) Тарусина Н.Н. Семейное право: М., Проспект, 2001. - С. 118.

(112) Подробнее см. решение Оренбургского Областного суда от 25 июня 2008 г. по делу N 33-2383/2008.

(113) Подробнее см. решение Оренбургского Областного суда от 06 мая 2009 г. по делу N 33-2093/2009.

(114) Подробнее см. решение Оренбургского Областного суда от 25 июня 2008 г. по делу N 33-2383.

(115) Фомина Е.А. Судебная защита родительских прав // Российский судья. - 2002. - N 9. - С. 42.

(116) Подробнее см. решение Тоцкого районного суда Оренбургской области от 26 февраля 2009 г. по делу N 2-11/2009.

(117) Подробнее см. решение Оренбургского Областного суда от 06 мая 2009 г. по делу N 33-2093/2009.

(118) См.: справку по результатам обобщения судебной практики по делам о лишении родительских прав, рассмотренными Амурским областным судом в порядке кассационного судопроизводства в 2007-2008 гг.

(119) Подробнее см. решение Промышленного суда г. Оренбурга по делу N 2-8/2009.

(120) Нечаева А.М. Правонарушения в сфере личных семейных отношениях. - М.: Наука, 1991. - С. 175.

(121) Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики. - М.: Волтерс Клувер, 2004. - С.174.

(122) Голубев К.И. Компенсация морального вреда как способ защиты неимущественных благ личности. - М.: Юридический центр "Пресс", 2000. - С. 173.

(123) Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики. - М.: Волтерс Клувер, 2004. - С. 174.

(124) Эрделевский А.М. Проблемы компенсации вреда за причиненные страдания в российском и зарубежном праве. Дисс. _ доктор. юрид. наук. - М., 2000. - С. 267.

(125) Подробнее см. кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного суда от 21 апреля 2009 г. http://oblsud.blg.sudrf.ru

(126) Нечаева А.М. Споры о детях. - М.: Советская юридическая литература, 1989. - С. 75.

(127) Беспалов Ю.Ф. Основания и порядок лишения родительских прав // Российская юстиция. - 2000. - N 12. - С. 27.

(128) Подробнее см. решение Ленинского суда г. Оренбурга по делу N 2-3699/2008.

(129) Подробнее см. решение Оренбургского областного суда 18 февраля 2009 г. по делу N 33-789/2009.

(130) См. Кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Бурятия от 23 февраля 2009 г.

(131) Подробнее см. решение Октябрьского районного суда г. Орска от 29 мая 2008 г. по делу N 168/2008.

(132) Подробнее см. решение Тюльганского районного суда Оренбургской области от 26 января 2009 г. по делу N 2-12/2009.

(133) Батова О.С. Пути устранения противоречий гражданского процессуального и семейного законодательства при рассмотрении споров, связанных с воспитанием детей // Журнал российского права. - 2006. - N 6.

(134) Жаров А.А. Лишение родительских прав в отношении детей, оставшихся без попечения родителей.

(135) Подробнее см. решение Ленинского районного суда г. Оренбурга от 12 марта 2009 г. по делу N 2-1019/09.

(136) Нечаева А.М. Исполнение решения суда по делам, связанным с воспитанием детей // Российская юстиция. - 1998. - N 5. - С. 39.

(137) Научно-практический комментарий к Федеральному закону "Об исполнительном производстве" от 2 октября 2007 года 229-ФЗ, под ред. Н.А. Винниченко, А.Ф. Смирнова, - М.: Издательство "Юрайт" - 2009.

(138) Нечаева А.М. Исполнение решений суда по спорам, связанным с семейным воспитанием несовершеннолетних // Практика исполнительного производства. - 2007. - N 3. - С. 62.

(139) На аппаратном совещании в городской администрации рассматривался вопрос, как выполняется комплексная целевая программа "Дети Оренбурга", рассчитанная на 2005 - 2009 годы. Дата публикации - 29 июня 2007 года. http://city.e-orenburg.ru/index.php?m=07&y=07&d=01&entry=entry070701-1847 02.

(140) Соблюдение прав детей в городе. Дата публикации: 14 марта 2007 года. http://www.56ouo10.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=234&Itemi d=36.

(141) В Гае (Оренбургская область) подведены итоги межведомственной операции "Подросток". Дата публикации 29 октября 2008 года. http://www.iot.ru/node/501.

(142) Короткова Л.П. Ответственность родителей (усыновителей) за ненадлежащее воспитание детей.- Харьков, Изд-во Харьковского университета, 1980. - С. 5.

(143) Материалы комитета ГД РФ по делам женщин, семьи и детства. // http://www.km.ru.

(144) Мардахаева П.Н. Лишение родительских прав как мера семейно-правовой ответственности. Дисс. . канд. юрид. наук. - М., 2005. - С. 147.

(145) Нечаева А.М. Семейное право. (Курс лекций.) - М.: Юристъ, 2002. - С. 341.

(146) Казанцева А.Е. Обязанности и права родителей (заменяющих их лиц) по воспитанию детей и ответственность за их нарушение. - Томск: Издательство Томского университета, 1987. - С. 20.

(147) Королев Ю.А. Семейное право России - М.: Юридическая литература, 2006. - С. 200.

(148) Жаров А.А Восстановление родительского попечения после лишения родительских прав или иных случаев утраты родительского попечения.

(149) Обзор кассационной практики по гражданским делам Верховного суда Чувашской Республики за 2-3 квартал 2007 года.

(150) Справка Кемеровского областного суда от 20 февраля 2006 года N 01-19/123 о практике рассмотрения судами области гражданских дел в 2005 году по кассационным и надзорным данным.

(151) Справка Кемеровского областного суда от 20 февраля 2006 года N 01-19/123 о практике рассмотрения судами области гражданских дел в 2005 году по кассационным и надзорным данным.

(152) Подробнее см. решение Ясненского суда Оренбургской области от 05 ноября 2008 г.

(153) Официальный сайт Администрации и Думы г. Нефтеюганска ХМАО - Югры: Отчет Нефтеюганской межрайпрокуратуры. // www.admugansk.ru.

(154) Николаев М.Н. Споры о воспитании детей // Российская юстиция. - 1998. - N 5. - С. 27.

(155) Жаров А.А. Восстановление родительского попечения после лишения родительских прав или иных случаев утраты родительского попечения.

(156) Пчелинцева Л.М. Семейное право России. - М.: НОРМА - ИНФРА, 2009. - С. 342.

(157) См.: информационное письмо Ставропольского краевого суда. // http://www.stavsud.ru.

(158) Ермаков В. Юстиция обязана защищать права и законные интересы несовершеннолетних // Юрист. - 2000. - N 10. - С. 22.

(159) Официальный сайт Администрации и Думы г. Нефтеюганска ХМАО - Югры: Отчет Нефтеюганской межрайпрокуратуры. // www.admugansk.ru.

Комментарии Смотрите также

Реферат - Лишение и ограничение родительских прав

Основания для лишения родительских прав

Правовые последствия лишения родительских прав.

Последствия лишения родительских прав для ребенка.

Восстановление в родительских правах.

Ограничение родительских прав

Ерохина Е.В. Лишение родительских прав и восстановление в родительских правах:практическое пособие

Реферат - Лишение родительских прав

Реферат - Права и обязанности родителей и детей

Установление происхождения детей.

Права несовершеннолетних детей.

Права и обязанности родителей. Осуществление родительских прав.

Лишение и ограничение родительских прав.

Восстановление в родительских правах.

СПбГАСУ, 2010г, 4курс, 25 страниц.

Курсовая работа - Правовое регулирование прав и обязанностей родителей в современном Российском праве

1. Общая характеристика родительских прав и обязанностей: Правовая регламентация прав и обязанностей родителей на национальном уровне, Осуществление и защита родительских прав,

2. Ответственность за ненадлежащее осуществление родительских прав и обязанностей: Ли.

Курсовая работа - Права и обязанности родителей

О правах и обязанностях родителей при воспитании ребенка.

Лишение родительских прав.

Список использованной литературы.

Курсовая работа - Ограничение родительских прав

Контрольная работа - Решение задач по семейному праву

Задача №1 Должен ли быть возвращен ребенок родителю, восстановленному в родительских правах?

Задача №2 Можно ли лишить родительских прав несовершеннолетнего родителя?

Задача №3 Может ли родитель, лишенный родительских прав, быть усыновителем, опекуном, попечителем, приемным родителем?

БиФ КемГУ, 3 курс.

Контрольная работа - Родительские правоотношения

Личные права несовершеннолетних детей

Пределы осуществления родительских прав

Реферат - Права и обязанности детей и родителей.Алиментные обязательства

Основания возникновения родительских прав и обязанностей.

Содержание родительских прав и обязанностей.

Источник:

studmed.ru

Другие статьи