Портал правовой информации

наследники по закону это

Описание

Наследники по закону

Наследники по закону

Условия и принципы наследования по закону. Основой конституционной свободы наследования является юридически обеспеченная возможность наследодателя распорядиться своим имуществом на случай смерти. Этим, однако, содержание права наследования, гарантированного ч. 4 ст. 35 Конституции РФ, не исчерпывается. Оно включает в себя и управомоченность наследников на получение наследственной массы. Реализация права наследования призвана обеспечить решение таких общесоциальных задач, как преемственность в правах за теми лицами, которые были наиболее близки наследодателю, защита интересов несовершеннолетних и нетрудоспособных членов семьи наследодателя, а также прав его кредиторов и предотвращение бесхозяйности имущества.

Указанному пониманию права наследования, правомочий и способов его осуществления соответствует такое законодательное регулирование оснований наследования, при котором приоритет отдается воле наследодателя, выраженной в завещании*(697) (что соответствует гражданско-правовой природе права наследования). Поэтому предусмотренное гл. 63 ГК наследование по закону имеет место, когда и поскольку оно не изменено завещанием, а также в иных случаях, прямо установленных ГК (абз. 2 ст. 1111 ГК).

Вместе с тем это не означает, что в случае призвания к наследованию по закону воля наследодателя не учитывается. Разница заключает в том, что наследование по завещанию основывается на явно выраженном волеизъявлении наследодателя, оформленном надлежащим образом. В случае же отсутствия по каким-либо причинам распоряжений в отношении судьбы имущества или его части либо несоответствия этих распоряжений требованиям законодательства имеет место наследование по закону, основанное на подразумеваемой воле наследодателя и учете общесоциальной направленности права на наследование. Иначе говоря, предполагается, что если бы наследодатель непосредственно и осознанно выразил свою волю, то он равным образом распределил бы свое имущество между членами своей семьи (родителями, супругом, детьми, внуками) либо при отсутствии последних оставил его близким родственникам либо свойственникам*(698). Сказанное не колеблет то обстоятельство, что призвание к наследованию по закону возможно даже тогда, когда наследодателем составлено завещание, но если это прямо предусмотрено законом (например, при несоблюдении правил об обязательной доле - ст. 1149 ГК*(699). Наличие подобных нормативных положений, являющихся исключением из установленного приоритета явно выраженной воли наследодателя, обусловлено присущей праву наследования ориентированностью на решение социально значимых задач. Однако любые исключения лишь подтверждают действие общего правила.

Соотношение институтов наследования по завещанию и по закону, а также необходимость максимально возможного соответствия предполагаемой воли наследодателя его действительным желаниям обусловливают следующую специфику применения норм главы 63 ГК: призвание к наследованию осуществляется только при наличии указанных Гражданским кодексом условий, а законодательные правила не подлежат расширительному толкованию и применяются с учетом принципов наследования по закону.

Так, наследование по закону имеет место, когда и поскольку оно не изменено завещанием, а также в иных случаях, предусмотренных Гражданским кодексом. С точки зрения условий применения норм главы 63 ГК это означает, что призвание к наследованию по закону осуществляется, если имеется хотя бы одно обстоятельство из двух нижеперечисленных групп:

1) наследодатель не выразил свою волю относительно судьбы всего имущества, т.е. завещание отсутствует (ст. 1111 ГК), или отменено без составления нового завещания (ст. 1130 ГК), или в нем определена судьба лишь части имущества (ст. 1120 ГК), или содержание завещания исчерпывается указанием на лишение отдельных наследников права на наследство (абз. 1 п. 1 ст. 1119 ГК), либо наследодатель выразил указанную волю ненадлежащим образом, т.е. завещание признано недействительным полностью или в части (ст. 1131 ГК), и (или)

2) наличие предусмотренных в законе обстоятельств, которые принимаются во внимание вне зависимости от того, выразил ли наследодатель свою волю в завещании*(700), т.е. несоблюдение правил об обязательной доле (абз. 2 п. 1 ст. 1119 ГК), или непринятие наследниками по завещанию наследства (по разным причинам: например, ввиду смерти (прекращения существования) (для юридических лиц) до открытия наследства либо одновременно с завещателем, либо после открытия наследства, если они не успели его принять), или отказ указанных наследников от наследства (ст. 1157, 1158 ГК), или лишение их права наследовать либо отстранение от наследования как недостойных (ст. 1117 ГК), или отсутствие подназначенных наследников либо непринятие ими наследства, отказ от него, отстранение от наследования и т.п. (п. 2 ст. 1121 ГК).

Принципы наследования по закону, определяющие содержание и толкование соответствующих норм, выводятся на основе логического и систематического анализа положений главы 63 ГК. Существуют некоторые разночтения в определении названий и количества этих принципов*(701). Однако поскольку такие различия не носят существенного характера, основные начала наследования по закону можно условно обозначить следующим образом:

1) семейный (кровно-родственный) принцип;

2) принцип очередности;

3) принцип равенства наследственных долей.

Содержание семейного (кровно-родственного) принципа заключается в том, что к числу наследников по закону отнесены лишь те лица, которые связаны с наследодателем семейными узами, супруг, усыновители и усыновленные, отчим/мачеха и пасынки/падчерицы (свойственники), нетрудоспособные иждивенцы, и (или) кровным родством, т.е. ближайшие родственники. Родство определяется по линиям и степени. В целом, различают прямую восходящую (предки наследодателя) и нисходящую (потомки наследники) линию, а также боковую (не происходящие друг от друга родственники, которые имеют общего предка) линию, которая также может быть восходящей и нисходящей. Степень родства определяется числом рождений, отделяющих наследника от наследодателя, не считая рождения последнего (абз. 2 п. 1 ст. 1145 ГК). В случае с боковыми линиями степень родства определяется суммированием числа рождений, отделяющих наследодателя от общего предка, с числом рождений, отделяющих этого предка от родственника. Например, родители для наследодателя являются родственниками по прямой восходящей линии первой степени родства, внуки - родственниками по прямой нисходящей линии второй степени родства, братья и сестры - родственниками по боковой линии второй степени родства, дяди и тети - родственниками по боковой восходящей линии третьей степени родства; племянники и племянницы - родственниками по боковой нисходящей линии третьей степени родства и т.д.*(702)

Разумеется, приведенное выше разделение семейных и кровно-родственных отношений носит достаточно условный характер, особенно ввиду отсутствия в законодательстве определения семьи для целей наследственного права. Оно призвано обратить внимание лишь на то, что к числу наследников по закону отнесены не только лица, связанные с наследодателем ввиду факта своего рождения, но и те, кто состоит в отношениях с наследодателем в силу социально значимых юридических фактов (например, регистрации брака, усыновления, фактического воспитания, нахождения на иждивении). Принципиальным является то, что перечень возможных наследников по закону сформулирован в ст. 1142-1148 ГК исчерпывающим образом. Соответственно, наличие семейных и кровно-родственных отношений для целей призвания к наследованию по закону имеет значение лишь тогда, когда лица принадлежат к указанным в законе членам семьи, родственникам и свойственникам. Этим обеспечивается защита интересов лиц, которые в соответствии с предполагаемой волей наследодателя являются для него самыми близкими*(703).

Кроме того, лица, претендующие на принятие наследства, обязаны доказать наличие соответствующих семейных и кровно-родственных отношений с наследодателем. Гражданский кодекс не устанавливает какого-либо перечня возможных доказательств. Обычно на практике в качестве доказательств принимаются документы, выданные в удостоверение актов гражданского состояния органами ЗАГС (в частности, свидетельства о рождении, заключении или расторжении брака, об усыновлении, установлении отцовства, о перемене имени) и (или) компетентными органами иностранных государств (при наличии легализации таких документов)*(704); метрические свидетельства (удостоверяют сведения о браке, рождении и т.п., внесенные в метрические книги до 1917 г.); вступившие в законную силу решения суда об установлении факта семейных или родственных отношений (в случае невозможности иного документального подтверждения актов гражданского состояния)*(705), а также, если они в совокупности с другими документами подтверждают соответствующие отношения наследников с наследодателем (принцип комплексности оценки), справки о родственных или иных отношениях, выданные организациями по месту работы или жительства; записи в паспортах о детях, о супруге; справки органов социальной защиты о назначении пенсии по случаю потери кормильца и т.п.*(706) Вместе с тем предъявления подобных доказательств не требуется при наличии удостоверенного нотариусом заявления о согласии всех остальных наследников, принявших наследство и представивших такие доказательства, на включение в число наследников лиц, которые лишены возможности подтвердить наличие отношений, являющихся основанием для призвания к наследованию по закону*(707).

С семейным и кровно-родственным началом в наследовании по закону неразрывно связан принцип очередности (абз. 1 п. 1 ст. 1141 ГК), который заключается в установлении своеобразного приоритета в призвании к наследованию одних возможных наследников по закону перед другими. В настоящее время законодателем установлено восемь наследственных очередей (ст. 1142-1148 ГК).

Каждая очередь представляет собой описание круга лиц с учетом степени их близости наследодателю, который основан на предположении о том, что наследодатель, вероятнее всего, оставил бы свое имущество тем лицам, которые составляли с ним одну семью, находились на иждивении и (или) являлись родственниками ближайшей степени родства (например, к числу наследников первой очереди отнесены супруг и родственники первой степени родства - ст. 1142 ГК, а пятую очередь составляют наследники четвертой степени родства - п. 2 ст. 1145 ГК). Состав каждой очереди определяется посредством буквального толкования положений соответствующих норм, что отвечает принципу защиты интересов наиболее близких для наследодателя людей. Поэтому к числу наследников по закону той или иной очереди не могут быть отнесены прямо не поименованные в Гражданском кодексе лица*(708).

Наследники каждой последующей очереди наследуют, если нет наследников предшествующих очередей (в том числе лиц, наследующих по праву представления), т.е. если наследники предшествующих очередей отсутствуют, либо никто из них не имеет права наследовать, либо все они отстранены от наследования, либо лишены наследства, либо никто из них не принял наследства, либо все они отказались от наследства (абз. 2 п. 1 ст. 1141 ГК). Иначе говоря, наследники всех последующих очередей устраняются от призвания к наследованию, если имеется хотя бы одно лицо, отнесенное к предыдущей очереди, и если это лицо не лишено по каким-либо причинам права наследования и намерено его реализовать.

Наличие так называемой скользящей очереди, которую составляют нетрудоспособные иждивенцы (ст. 1148 ГК), является своеобразным исключением из правила о приоритетности предшествующей очереди перед последующей. Так, наследники скользящей очереди, которая считается восьмой при условии, что нет наследников предшествующих очередей, наследуют наряду и наравне с наследниками любой очереди, если они призываются к наследованию.

Содержание третьего принципа равенства наследственных долей заключается в том, что наследники в рамках одной очереди наследуют в равных долях (п. 2 ст. 1141 ГК). Наличие такого правила призвано обеспечить равенство прав всех участников наследственного правоотношения. Наследственной долей является не конкретное имущество, а выраженная в арифметической форме (дробью или в процентах) доля в праве на всю наследственную массу. Например, в случае призвания к наследованию обоих родителей наследодателя, супруга и ребенка доля каждого наследника будет составлять ? (25%) в праве на все имущество наследодателя.

В Гражданском кодексе указано, что правило о равенстве наследственных долей не распространяется на наследников по праву представления (п. 2 ст. 1141 ГК). Однако это исключение достаточно условно и вызвано особенностями наследования по праву представления, которые рассматриваются в § 2 настоящей главы. С точки зрения прав непосредственных наследников той или иной очереди, призванной к наследованию, равенство долей сохраняется, поскольку между собой наследники по праву представления делят, причем тоже поровну, лишь ту долю, которая причиталась бы их родственнику, умершему до открытия наследства или одновременно с наследодателем (п. 1 ст. 1146 ГК).

Вместе с тем общее правило о равенстве наследственных долей может быть изменено в установленном порядке по воле самих наследников, призванных к наследованию. Так, если речь не идет об обязательной доле, наследник вправе отказаться от наследства в пользу других лиц из числа наследников по завещанию или наследников по закону любой очереди, не лишенных наследства, в том числе в пользу тех, которые призваны к наследованию по праву представления или в порядке наследственной трансмиссии (пп. 1, 2 ст. 1158 ГК). Такое законодательное регулирование представляется оправданным, поскольку основано на учете гражданско-правовой природы права наследования.

Наследственные очереди. Наследниками первой очереди являются супруг, дети и родители наследодателя, приравненные к кровным родственникам усыновители и усыновленные, а также наследующие по праву представления внуки и их потомки (ст. 1142, 1147 ГК).

Пережившим супругом, имеющим право наследовать, признается лишь то лицо, которое состояло в законном, т.е. зарегистрированном в органах ЗАГС (п. 1 ст. 10 СК) либо в установленных случаях - в дипломатических представительствах и консульских учреждениях (ст. 157 СК), браке с наследодателем на день открытия наследства. Продолжительность брака до смерти наследодателя не имеет значения. Главное, чтобы на дату открытия наследства была произведена государственная регистрация брака, с которой возникают права и обязанности супругов (п. 2 ст. 10, п. 2 ст. 11 СК).

Фактическое сожительство (т.е. не зарегистрированные надлежащим образом отношения) не порождает прав наследника первой очереди, если только иное прямо не установлено законом.

Так, в виде исключения в тех случаях, когда фактические брачные отношения, существовавшие до издания Указа Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 г.*(709), не могут быть зарегистрированы вследствие смерти или вследствие пропажи без вести на фронте одного из лиц, состоявших в таких отношениях, другая сторона, если она одновременно, т.е. до факта смерти или пропажи, не состояла в иных зарегистрированных отношениях, имеет право обратиться в суд с заявлением о признании ее супругом умершего или пропавшего без вести лица на основании ранее действовавшего законодательства*(710).

Кроме того, правило о признании юридической силы только за законным браком не применяется к бракам граждан Российской Федерации, совершённым по религиозным обрядам на оккупированных территориях, входивших в состав СССР в период Великой Отечественной войны, до восстановления на этих территориях органов записи актов гражданского состояния (п. 7 ст. 169 СК). Последующая государственная регистрация таких браков не требуется (п. 3 ст. 3 Закона об актах гражданского состояния).

Прекращение брака вследствие смерти или объявления умершим одного из супругов не влияет на право наследования пережившего супруга, поскольку является юридическим фактом, обусловливающим открытие наследства. Заключение пережившим супругом после смерти другого супруга нового брака никоим образом не сказывается на его наследственных правах в отношении умершего супруга, что объясняется отсутствием правовой связи между этими событиями.

Однако прекращение брака лишает пережившего супруга наследственных прав, если брак был расторгнут (в органах ЗАГС или в судебном порядке) до даты открытия наследства или признан недействительным как до, так и после открытия наследства (п. 2 ст. 16 СК). Обусловлено это тем, что условием призвания к наследованию супруга являются именно брачные отношения. Соответственно, если они прекратились до смерти наследодателя (при расторжении брака) либо так и не возникли (при признании брака недействительным), то нет правового основания наследования*(711).

Наследственные права детей основываются на происхождении детей, удостоверенном в установленном законом порядке (ст. 47 СК). В сущности, речь идет о том, что ребенок является наследником, если наследодатель связан с ним отношениями материнства или отцовства. Поэтому само по себе рождение ребенка в браке или вне его, а также прекращение брака, признание его недействительным не сказываются на наследственных правах ребенка. Другое дело, что в отдельных случаях требуется особый порядок установления происхождения ребенка от того или иного лица*(712).

Единственным условием призвания к наследованию родителей наследодателя, не считая, конечно, общего требования о нахождении наследника в живых на дату открытия наследства, является установленный факт кровного родства (а равным образом отношений усыновления, приравненных к родственным отношениям). Отсутствие или наличие совместного проживания, возраст и трудоспособность (нетрудоспособность) юридического значения не имеют. Вместе с тем не наследуют по закону как недостойные наследники родители после детей, в отношении которых родители были в судебном порядке лишены родительских прав и не восстановлены в них ко дню открытия наследства, а также родители, отстраненные по требованию заинтересованного лица от наследования по закону, если они злостно уклонялись от выполнения лежавших на них в силу закона обязанностей по содержанию (абз. 1 п. 1, п. 2 ст. 1117 ГК)*(713).

Выше отмечалось, что усыновители и усыновленные (т.е. лица, в отношении которых вступило в законную силу решение суда об установлении усыновления (п. 3 ст. 125 СК)) приравниваются в своих правах к кровным родственникам (п. 1 ст. 1147 ГК). Из этого общего правила вытекает и ряд других правовых последствий. В частности, потомки усыновленных также приобретают наследственные права (например, дети усыновленных могут наследовать по праву представления)*(714). На усыновленных и усыновителей распространяются указанные выше нормы о недостойных наследниках и об отстранении от наследования. В свою очередь, если до даты открытия наследства происходит отмена усыновления, это ведет к прекращению наследственных прав усыновителей и усыновленного и к восстановлению прав в отношениях с кровными родственниками (ст. 143 СК)*(715).

Приравненный к кровным родственникам правовой статус усыновителей и усыновленного обусловливает правило п. 2 ст. 1147 ГК о том, что усыновленный и его потомство не наследуют по закону после смерти родителей усыновленного и других его родственников по происхождению, а родители усыновленного и другие его родственники по происхождению не наследуют по закону после смерти усыновленного и его потомства (см. также пп. 1, 2 ст. 137 СК). Однако в случае когда в соответствии с семейным законодательством усыновленный сохраняет по решению суда отношения с одним из родителей или другими родственника по происхождению (например, при усыновлении только одним лицом - п. 3 ст. 137 СК), усыновленный и его потомство наследуют по закону после смерти этих родственников, а последние наследуют по закону после смерти усыновленного и его потомства*(716). При этом такое наследование за родственниками по происхождению не исключает наследования усыновителей и усыновленных (п. 3 ст. 1147 ГК)*(717).

Если нет наследников первой очереди, наследниками второй очереди по закону являются полнородные и неполнородные братья и сестры наследодателя, его дедушка и бабушка как со стороны отца, так и со стороны матери, а также наследующие по праву представления племянники и племянницы наследодателя (ст. 1143 ГК).

Наследниками считаются лишь те братья и сестры, которые являются для наследодателя кровными родственниками первой боковой линии второй степени родства. Полнородными признаются братья и сестры, которые имеют с наследодателем обоих общих родителей (отца и мать), а неполнородными - те, которые имеют с наследодателем либо общую мать (единоутробные), либо общего отца (единокровные).

Соответственно, не входят в число наследников второй очереди как кровные родственники второй (двоюродные), третьей (троюродные) и т.п. боковых линий, так и свойственники, т.е. сводные братья и сестры (не имеющие хотя бы одного общего кровного предка и при этом не усыновленные)*(718). Иное бы означало расширительное толкование положений ст. 1143 ГК, что не соответствует принципам наследования по закону и, в частности, ущемляет интересы наиболее близких родственников*(719).

Бабушки/дедушки по отношению к внуку-наследодателю являются родственниками по прямой восходящей линии второй степени родства и призываются к наследованию при подтверждении своего родства.

В случае отсутствия наследников первой и второй очереди наследниками третьей очереди по закону являются дяди и тети наследодателя, а также наследующие по праву представления двоюродные братья и сестры наследодателя (ст. 1144 ГК)*(720).

Дяди и тети (т.е. наследники по боковой восходящей линии третьей степени родства) являются полнородными и неполнородными братьями и сестрами родителей наследодателя.

Согласно п. 2 ст. 1145 ГК к числу наследников трех последующих очередей относятся родственники:

а) прямой восходящей линии третьей степени родства, т.е. прадедушки и прабабушки наследодателя (четвертая очередь);

б) боковой нисходящей и восходящей линий четвертой степени родства, т.е. соответственно (1) двоюродные внуки и внучки, являющиеся детьми родных племянников и племянниц наследодателя, и (2) двоюродные дедушки и бабушки, являющиеся родными братьями и сестрами дедушек и бабушек наследодателя (пятая очередь);

в) боковой нисходящей и восходящей линий пятой степени родства, т.е. соответственно (1) двоюродные правнуки и правнучки, являющиеся детьми двоюродных внуков и внучек наследодателя, (2) двоюродные племянники и племянницы, являющиеся детьми двоюродных братьев и сестер наследодателя, и (3) двоюродные дяди и тети, являющиеся детьми двоюродных дедушек и бабушек наследодателя (шестая очередь).

Если отсутствуют наследники предшествующих очередей, к наследованию в рамках седьмой очереди по закону призываются отчим/мачеха и пасынки/падчерицы наследодателя (п. 3 ст. 1145 ГК).

Указанные наследники не связаны с наследодателем кровным родством и являются свойственниками. Законодательство не содержит формальных признаков свойства?, что создает ряд трудностей при определении состава очереди и условий призвания соответствующих лиц к наследованию.

Считается, что отчим/мачеха - лицо, состоящее в законном браке с другим лицом, у которого имеются дети от предыдущего брака либо рожденные вне брака от другого лица, и при этом указанные дети не усыновлены соответствующим супругом. В свою очередь, пасынком/падчерицей является родной ребенок одного из супругов (от прежнего брака или рожденный вне брака) по отношению к другому супругу, с которым ребенок не связан ни отношениями материнства/отцовства, ни отношениями усыновления*(721). Иначе говоря, формально включение в число наследников седьмой очереди возможно лишь при условии, что существует законный брак и при этом отсутствуют отношения родства/усыновления между одним из супругов и родным ребенком другого супруга*(722). Следовательно, не возникает наследственных прав отчима/мачехи и пасынка/падчерицы, если брачные отношения носили фактический характер, а также в случае с приемной семьей и при иных формах устройства детей, оставшихся без попечения родителей*(723).

В подобных ситуациях наследование соответствующими лицами возможно только в качестве нетрудоспособных иждивенцев (см. подробнее ниже).

Из сказанного следует вывод, что в случае усыновления отчимом/мачехой пасынка/падчерицы до даты открытия наследства указанные лица приобретают права наследников первой очереди. Если же брак, в рамках которого существовали указанные выше отношения свойства?, прекратился не по причине смерти или признания умершим одного из супругов (в этом случае как раз и происходит призвание к наследованию при отсутствии наследников предшествующих очередей), а ввиду его расторжения (до момента открытия наследства) или признания недействительным (как до, так и после момента открытия наследства), то, как представляется, наследственных прав также не возникает*(724). В литературе высказано мнение о том, что когда после прекращения брака ввиду смерти или признания умершим одного из супругов другой супруг заключает новый брак, пасынок/падчерица лишаются наследственных прав в отношении умершего (умершей) отчима/мачехи*(725).

Если обращаться к положениям семейного законодательства, то можно обратить внимание и на иные проблемы при применении нормы п. 3 ст. 1145 ГК. Так, из ст. 97 СК следует, что имущественные права фактических воспитателей (к числу которых относятся отчим/мачеха) на предоставление содержания возникают только в том случае, если фактическое воспитание длилось не менее пяти лет и осуществлялось надлежащим образом. Закономерен вопрос, требуется ли соблюдение этих условий при призвании к наследованию в рамках седьмой очереди? Если учитывать принципы наследования по закону и, в частности, правило о буквальном толковании, то следует ответить, что нет. Однако для однозначного решения этого вопроса требуется гармонизация положений семейного и наследственного законодательства.

Правовое положение нетрудоспособных иждивенцев обладает рядом особенностей как ввиду специфичных требований, соответствие которым необходимо для отнесения к числу иждивенцев, так и из-за возможности наследовать либо в качестве наследников восьмой очереди (п. 3 ст. 1148 ГК), либо в качестве наследников так называемой скользящей (плавающей) очереди (пп. 1, 2 ст. 1148 ГК).

Данная очередь объединяет тех лиц, которые в силу разных причин не были призваны к наследованию (например, из-за того, что к наследованию призвана предшествующая очередь, или гражданин в принципе не относится к числу наследников первых семи очередей). С учетом этого законодателем созданы правовые предпосылки для призвания к наследованию таких лиц, но при условии, что они отвечают дополнительным требованиям. Поэтому все нетрудоспособные иждивенцы разделены на две группы:

1) граждане, которые формально относятся к числу наследников любой из предшествующих очередей, за исключением первой*(726), но при этом не вошли в круг наследников той очереди, которая была призвана к наследованию. Такие лица всегда наследуют как наследники скользящей очереди*(727) (т.е. наравне и наряду с наследниками призванной к наследованию очереди), но только в том случае, когда они были: (а) нетрудоспособны ко дню открытия наследства и одновременно с этим (б) не менее года до смерти наследодателя находились на его иждивении независимо от того, проживали они совместно с наследодателем или нет (п. 1 ст. 1148 ГК) (нетрудоспособные иждивенцы первой группы);

2) граждане, которые вообще не входят в круг наследников какой-либо из семи перечисленных выше очередей. Они могут наследовать и в рамках скользящей очереди (если к наследованию призваны наследники какой-либо предшествующей очереди по закону), и самостоятельно как наследники восьмой очереди, когда нет наследников предшествующих очередей. Однако в любом из случаев призвание к наследованию возможно лишь тогда, когда ко дню открытия наследства указанные лица являлись: (а) нетрудоспособными, одновременно с этим (б) не менее года до смерти наследодателя находились на его иждивении и притом (в) проживали совместно с ним (п. 2 ст. 1148 ГК) (нетрудоспособные иждивенцы второй группы).

Регулирование правового положения иждивенцев достаточно скудное, что создает ряд не имеющих однозначного решения проблем в правоприменительной практике при обеспечении реализации наследственных прав иждивенцев.

Так, в наследственном законодательстве прямо не определяется, что понимается под обозначенными выше условиями, необходимыми для призвания к наследованию (напомним, что общими для иждивенцев обеих групп являются критерии нетрудоспособности и иждивения, а для иждивенцев второй группы дополнительно требуется совместное проживание). Поэтому содержание каждого требования раскрывается на основе логического и систематического толкования и подходов, выработанных судами.

Понятие нетрудоспособности принято определять, основываясь на положениях гражданского и пенсионного законодательства, посредством сугубо формальных критериев возраста и состояния здоровья. В частности, нетрудоспособными считаются: а) дети, не достигшие совершеннолетнего возраста; б) лица, достигшие пенсионного возраста (женщины - 55 лет, мужчины - 60 лет), в) инвалиды (с детства, I, II, III групп), имеющие ограничение способности к трудовой деятельности*(728).

Судебная практика не признает нетрудоспособными тех лиц, которым пенсия назначена на льготных условиях, т.е. до достижения общего пенсионного возраста (например, военнослужащих, лиц, проживающих в районах Крайнего Севера, занятых на вредных производствах и т.п.). Нельзя сказать, что подобная практика безупречна и последовательна. Если вспомнить, что критерий возраста формален, из-за чего, в частности, для признания нетрудоспособными несовершеннолетних или лиц, достигших общего пенсионного возраста, не имеет значение, осуществляют ли они трудовую деятельность, то почему в случае сокращения пенсионного возраста соответствующие граждане не могут быть признаны нетрудоспособными для целей наследственного права?

Гражданский кодекс не устанавливает каких-либо дополнительных требований к наличию нетрудоспособности (с точки зрения ее продолжительности, получения пенсий в связи с нетрудоспособностью и т.д.). Поэтому необходимо и достаточно установление самого факта нетрудоспособности на дату открытия наследства, который возникает либо ввиду достижения соответствующего возраста, либо на основании признания органами государственной медико-социальной экспертизы инвалидности с ограничением к осуществлению трудовой деятельности.

Что касается нахождения на иждивении, то под ним обычно понимается предоставление наследодателем полного содержания или такой помощи, которая была постоянным и основным источником средств к существованию*(729). Причем нахождение на иждивении приобретает юридическое значение для целей наследования, если только оно продолжалось не менее одного года до даты открытия наследства.

Нельзя не отметить, что при кажущейся простоте установление факта нахождения на иждивении сопряжено с множеством спорных вопросов. Так, понятия "полное содержание", "основная и постоянная помощь" не определены в законодательстве и являются оценочными. Нет единообразных критериев определения того, когда тот или иной перерыв в предоставлении содержания порочит факт нахождения на иждивении в течение года ввиду отсутствия постоянства и т.д. Представляется, что установление факта нахождения на иждивении должно осуществляться в каждом конкретном случае с учетом всех заслуживающих внимания обстоятельств. При этом, как справедливо отмечается в литературе и поддерживается судебной практикой, получение лицом доходов из иных источников (пенсий, зарплаты, т.п.) само по себе не отменяет факта иждивения, если такие доходы незначительны по размеру в сопоставлении с помощью от наследодателя и (или) не являются регулярными*(730). Кроме того, не должно придаваться юридического значения тем источникам дохода, которые появились у иждивенца после момента открытия наследства.

Особого внимания заслуживает вопрос о том, порождает ли отношения иждивения предоставление помощи в силу принятых на себя обязанностей. Можно согласиться с мнением о том, что в случае принятия такой обязанности по договору (например, брачному, договору ренты и т.д.) не возникает отношений иждивения для целей наследственного права*(731). Такая позиция вполне логична, поскольку договор - отдельный юридический факт, воплощающий волеизъявление сторон и порождающий самостоятельные юридические последствия. Соответственно, постановка вопроса о нахождении на иждивении обоснована, если обязанность по содержанию была обусловлена требованиями закона (например, выплата алиментов) или какими-либо моральными соображениями (т.е. обстоятельствами, которым не придается юридического иждивения).

В случае призвания к наследованию иждивенцев второй группы правовое значение приобретает дополнительное условие - совместное проживание с наследодателем. Формулировка п. 2 ст. 1148 ГК достаточно неудачна, поскольку допускает двоякое толкование. Так, на основе грамматического анализа (соединительный союз "и") можно утверждать, что совместное проживание также должно длиться не менее одного года до даты открытия наследства. Однако если учесть, что все нормы о наследовании по закону должны толковаться буквально (на что обращал внимание Конституционный Суд РФ - см. выше), равным образом можно говорить, что в тексте п. 2 ст. 1148 ГК указание на период времени в один год содержится только в отношении нахождения на иждивении.

Представляется, что именно первое толкование отвечает действительному смыслу, поскольку совместное проживание характеризует наличие близких отношений между наследодателем и иждивенцем и в своем роде компенсирует отсутствие семейных и кровно-родственных отношений в том смысле, которое им придает семейное законодательство. Однако в этом случае возникают уже другие проблемы "технического характера": должно ли быть совместное проживание непрерывным или могут быть какие-либо периоды отдельного проживания (например, ввиду проведения раздельного отпуска), требуется ли соблюдение формальностей в виде регистрации по месту жительства (представляется, что нет, но тогда очевидны сложности в доказывании факта совместного проживания) и т.п.

В завершение нельзя не обратить внимание на споры относительно отнесения конкретных лиц к той или иной группе иждивенцев*(732), а также на вопрос о конкуренции различных оснований призвания к наследованию.

Так, высказано мнение, что наследники по праву представления (внуки и их потомки, племянники и племянницы, двоюродные брать и сестры), которые призываются к наследованию в рамках соответственно первых трех очередей лишь в том случае, если до даты открытия наследства или одновременно с наследодателем умер их предок, входящий в число непосредственных наследников той или иной очереди, должны быть отнесены к числу иждивенцев первой группы. Такая позиция основана на буквальном толковании п. 1 ст. 1148 ГК, в котором содержится отсылка ко всем наследникам по закону, отнесенным к предыдущим очередям*(733). Согласно противоположной точке зрения наследники по праву представления могут наследовать только в качестве иждивенцев второй группы, если они не были призваны по праву представления. Объясняется это тем, что сами по себе наследники по праву представления не являются непосредственными наследниками конкретной очереди (в том смысле, что для призвания по праву представления требуется не просто отсутствие наследников предшествующих очередей, а особое обстоятельство - смерть предка, который был бы наследником той или иной очереди)*(734).

Принимая во внимание особенности наследования по праву представления (особый порядок призвания к наследованию, т.е. нечто сродни подназначению наследника*(735), следует согласиться со вторым мнением.

В литературе и на практике обсуждается проблема возможной конкуренции оснований наследования, если лицо формально одновременно удовлетворяет признакам как наследника какой-либо предшествующей очереди, так и нетрудоспособного иждивенца.

В силу принципа очередности в отношении иждивенцев первой группы конкуренция оснований призвания к наследованию исключена, поскольку признание входящих в эту категорию граждан наследниками происходит лишь тогда, когда они ни были призваны к наследованию в рамках какой-либо предшествующей очереди (за исключением первой). Иначе говоря, если к наследованию, например, призвана вторая очередь и входящий в нее брат наследодателя одновременно является нетрудоспособным иждивенцем, признание за указанным лицом права на две доли в наследственном имуществе противоречило бы закону. Кроме того, нельзя говорить и о возможности выбора таким наследником основания призвания (как наследник второй очереди или как нетрудоспособный иждивенец), поскольку призвание к наследованию в рамках предшествующей очереди автоматически исключает постановку вопроса о придании юридического значения фактам нетрудоспособности и иждивения и не создает предпосылок для применения п. 1 ст. 1148 ГК*(736).

Что касается иждивенцев второй группы, то потенциальная конкуренция усматривается только в отношении наследников по праву представления (если придерживаться мнения, что они относятся именно к указанному виду иждивенцев)*(737). Представим ситуацию, при которой племянник призван к наследованию по праву представления и при этом является нетрудоспособным иждивенцем, проживавшим вместе с наследодателем. Стоит ли в этом случае говорит, что такой племянник наследовать в рамках скользящей очереди не может или, по крайней мере, должен выбрать одно из оснований призвания к наследованию? Если принять во внимание особенности наследования по праву представления, по которому наследник как бы заступает место своего потомка и наследует ту долю, которая причиталась бы последнему, то, на наш взгляд, следует признать, что наследование по праву представления и призвание в качестве непосредственного наследника являются самостоятельными параллельно существующими основаниями наследования. Следовательно, в таких случаях допустимо одновременное наследование и по праву представления, и в рамках скользящей очереди*(738).

§ 2. Особенности наследования по закону отдельными наследниками*(739)

Наследование по праву представления. При наследовании по праву представления доля наследника по закону, умершего до открытия наследства или одновременно с наследодателем, переходит по праву представления к его потомкам, прямо указанным в законе (п. 1 ст. 1146 ГК). Иначе говоря, наследник по праву представления как бы заступает на место своего умершего предка, который наследовал бы в рамках соответствующей очереди, если бы был жив*(740).

Наследование по праву представления является особым порядком призвания к наследованию своего рода "запасных" наследников в рамках одной очереди, когда нет в живых непосредственных наследников по прямой восходящей линии, и в этом смысле имеет черты сходства с правилами о подназначении наследника, которые относятся к наследованию по завещанию. Однако ввиду особенностей наследования по закону, которое основано только на подразумеваемой воле наследодателя, указанные институты существенно различаются между собой. Так, завещатель вправе по собственному усмотрению указать в завещании любого другого наследника на случай, если назначенный им в завещании наследник или наследник завещателя по закону умрет до открытия наследства, либо одновременно с завещателем, либо после открытия наследства, не успев его принять, либо не примет наследство по другим причинам или откажется от него, либо не будет иметь право наследовать или будет отстранен от наследования как недостойный. Наследовать же по праву представления могут не любые, а лишь прямо указанные в законе лица и только в случаях и в порядке, указанных в ст. 1146 ГК.

Несмотря на схожесть названий, нормы о наследовании по праву представления не имеют ничего общего с отношениями представительства (глава 10 ГК). Объективно этого и не могло бы быть, поскольку отношения представительства с умершим невозможны (см. ст. 188 ГК), а заступление на место умершего наследника не сопряжено с осуществлением и (или) защитой его прав и интересов*(741). Лицо, призванное к наследованию по праву представления, становится самостоятельным наследником и реализует собственные права в отношении доли наследственного имущества, которая причиталась бы умершему потомку. Нельзя не отметить, что именно поэтому положения о наследовании по праву представления не противоречат п. 2 ст. 1114 ГК и не отменяют установленного им правила о том, что умершие в один день лица (коммориенты) не наследуют друг другу. Помимо этого, наследование по праву представления необходимо отличать от наследственной трансмиссии, т.е. перехода права на принятие наследства (ст. 1156 ГК), которое связано с ситуациями, когда наследник был жив на дату открытия наследства, но не успел принять причитавшуюся долю, и потому не опосредует реализацию наследниками трансмиттента самостоятельных прав в отношении этой доли*(742).

Учитывая сказанное, можно указать на следующие особенности наследования по праву представления. Во-первых, наследование по праву представления возможно только в рамках первых трех наследственных очередей (п. 2 ст. 1142, п. 2 ст. 1143, п. 2 ст. 1144 ГК). Наследниками первой очереди по праву представления являются внуки и их потомки, второй очереди - племянники и племянницы, третьей очереди - двоюродные братья и сестры. Как видно, законодатель, руководствуясь принципом защиты прав близких родственников, отнес к наследникам по праву представления только потомков наследников по прямой нисходящей линии (например, племянники и племянницы - это дети полнородных и неполнородных братьев и сестер наследодателя). Закон не связывает возможность наследования по праву представления с такими критериями, как нетрудоспособность, совместное проживание и т.д.

Необходимо обратить внимание на то, что наследниками первой очереди по праву представления могут быть не только внуки, но и их потомки. В отношении двух других групп наследников по праву представления указание на потомков отсутствует. Поскольку нормы о наследовании по закону не подлежат расширительному толкованию, постольку потомки племянников и племянниц (двоюродные внуки и внучки) и двоюродных братьев и сестер (двоюродные племянники и племянницы) наследуют уже в порядке пятой и шестой наследственной очереди соответственно (абз. 3, 4 п. 2 ст. 1145 ГК). Что касается потомков внуков как наследников по праву представления первой очереди, то они призываются к наследованию, если их родитель (т.е. внук наследодателя) тоже умер до открытия наследства или одновременно с наследодателем. Несмотря на то что фактически круг наследников по праву представления является лишь относительно закрытым, т.е. не ограничивается степень родства возможных потомков внука, очевидно, что ввиду биологической продолжительности жизни к наследованию по праву представления в рамках первой очереди теоретически могут быть призваны потомки нескольких последующих степеней родства (т.е. правнуки, праправнуки, прапраправнуки).

Во-вторых, наследуя по праву представления, потомки умершего наследника становятся непосредственными наследниками конкретной очереди и потому отстраняют от наследования всех иных лиц, входящих в последующие очереди. Например, если у наследодателя в живых остались только внук, а также брат и племянник, то внук как наследник первой очереди отстраняет от наследования лиц, входящих в последующие очереди, в том числе и наследников по праву представления.

В-третьих, учитывая то, что наследники по праву представления именно замещают наследника, умершего до открытия наследства или одновременно с наследодателем, для целей призвания к наследованию по праву представления законодатель придает юридическое значение обстоятельствам, порочащим наследственные права умершего наследника. Так, если умерший наследник был лишен наследодателем наследства (п. 1 ст. 1119 ГК) или не имел бы права наследовать как недостойный наследник (п. 1 ст. 1117 ГК), потомки такого лица к наследованию не призываются (пп. 2, 3 ст. 1146 ГК)*(743). К сожалению, не решен в законодательстве вопрос о том, порочит ли права наследников по праву представление признание умершего потомка недостойным на основании п. 2 ст. 1117 ГК ввиду неисполнения возложенных законом обязанностей по содержанию наследодателя. Если принять во внимание то, что наследники по праву представления заступают на место своих родителей, на указанный вопрос следует ответить положительно. Проблема заключается в том, что в п. 3 ст. 1146 ГК содержится отсылка только к п. 1 ст. 1117 ГК, что формально юридически из-за правил о буквальном толковании исключает возможность применения норм п. 2 ст. 1117 ГК. Подобную законодательную формулировку можно, конечно, счесть технической погрешностью законодателя, однако однозначное решение вопроса возможно только путем внесения соответствующих изменений в законодательство.

Кроме того, спорным является вопрос о том, может ли наследник по праву представления быть призван к наследованию вместо своего умершего потомка, который вправе был наследовать ввиду того, что наследодатель после утраты таким наследником права наследовать (т.е. совершения действий, влекущих признание наследника недостойным) все равно завещал ему свое имущество. Следует согласиться с тем, что в подобных ситуациях наследование по праву представления невозможно, поскольку оно является институтом наследования по закону, а получение недостойным наследником имущества по воле наследодателя допускается только в рамках наследования по завещанию*(744).

В-четвертых, при призвании к наследованию по праву представления соответствующими лицами лица наследуют непосредственно наследодателю, наследником которого мог бы быть умерший предок, и реализуют собственные права. Из этого следует, что наследование по праву представления осуществляется независимо от того, имеют ли такие потомки право наследовать за своим родителем в рамках отдельных наследственных правоотношений (т.е. не имеет значения, являются ли они по отношению к своему родителю недостойными наследниками, были ли лишены права наследовать и т.п.). Вместе с тем нельзя не учитывать, что поскольку право представления связано с осуществлением именно самостоятельных наследственных прав, наследование по указанному основанию недопустимо в отношении обязательной доли, причитавшейся умершему потомку (что объясняется неразрывной связью права на обязательную доли с личностью и с ограничением свободы завещания), а также в тех случаях, когда сам наследник по праву представления был признан недостойным наследником по отношению к наследодателю, отстранен последним от наследования (даже если умерший потомок имел право наследовать) либо когда наследодателем был подназначен другой наследник на случай смерти непосредственного наследника (п. 2 ст. 1121 ГК).

В-пятых, поскольку наследники по праву представления заступают на место своего потомка, постольку им причитается лишь та доля в наследственной массе, которая причиталась бы умершему наследнику. Поэтому если наследников по праву представления несколько, то доля их потомка делится между ними поровну (п. 1 ст. 1146 ГК). Никакого ущемления наследственных прав в данном случае не происходит, что объясняется указанными особенностями наследования по праву представления. Например, у наследодателя в живых остались мать (наследственная доля составляет 1/2 от наследственной массы) и два внука, которые наследуют долю, которую получил бы их родитель (наследственные доли составляют по 1/4, т.е. по половине от доли умершего родителя). Разумеется, если наследник по праву представления только один, то содержание его прав с точки зрения размера причитающейся доли не отличается от прав иных наследников в рамках одной очереди.

Права супруга при наследовании*(745). В наследственную массу входит лишь то имущество, которое принадлежало наследодателю. Если имущество на дату открытия наследства находилось в общей совместной собственности супругов, необходимо определение доли пережившего сособственника (супруга) в общем имуществе. Это имеет немаловажное значение, так как долги наследодателя должны погашаться только за счет наследственной массы.

Очевидно также, что факт принадлежности супругу имущества на самостоятельном правовом титуле не может являться основанием для лишения пережившего супруга наследственных прав полностью или в части. Поэтому вполне логично включение в Гражданский кодекс ст. 1150 о том, что принадлежащее пережившему супругу наследодателя в силу завещания или закона право наследования не умаляет его права на часть имущества, нажитого во время брака с наследодателем и являющегося их совместной собственностью. Доля умершего супруга в общем имуществе, определяемая в соответствии со ст. 256 ГК, входит в состав наследства и переходит к наследникам в соответствии с общими правилами о наследственном правопреемстве.

Правда, формулировка ст. 1150 ГК в техническом отношении далека от совершенства, не говоря уже о том, что данное правило, рассчитанное на случаи наследования и по закону, и по завещанию, следовало бы поместить в общих положениях наследственного законодательства*(746). Так, при буквальном толковании следует, что определение доли пережившего супруга осуществляется только тогда, когда брак прекратился смертью одного из супругов (т.е. переживший супруг является наследником), а общая собственность возникла в рамках законного режима имущества супругов, который действует в отношении нажитого во время брака имущества, если брачным договором не установлено иное (п. 1 ст. 33 СК)*(747). Вместе с тем совместная собственность может быть установлена брачным договором и в том числе распространена им на добрачное имущество (п. 1 ст. 42 СК). Вопрос о совместной собственности возникает и в случае расторжения брака, если до даты открытия наследства бывшие супруги не успели произвести раздел имущества (п. 1 ст. 38 СК), и в случае когда суд на основании п. 4 ст. 30 СК в целях защиты прав добросовестного супруга при признании брака недействительным применил положения о законном режиме имущества супругов в отношении имущества, приобретенного совместно до признания брака недействительным. Другое дело, что в указанных двух случаях не возникает, как и при фактических брачных отношениях, наследственных прав у пережившего супруга как наследника первой очереди. Однако это не означает, что в наследственную массу должно включаться имущество пережившего сособственника*(748).

Помимо этого, несмотря на отсылку в ст. 1150 ГК только к правилам ст. 256 ГК, необходимо учитывать, что определение доли пережившего сособственника осуществляется с учетом правил о разделе имущества, предусмотренных иными положениями главы 16 ГК, а также ст. 38, 39 СК.

По общему правилу, из которого, разумеется, существуют исключения, доли совместных сособственников признаются равными (п. 1 ст. 39 СК).

Формально определение доли в общем имуществе является правом, а не обязанностью пережившего сособственника. Отказ от реализации такого права не влечет прекращения соответствующего права собственности, поэтому даже если изначально свидетельство о наследовании будет выдано в отношении всего имущества, сособственник вправе впоследствии потребовать выдела своей доли (в случае возникновения спора - в судебном порядке). Однако, как представляется, в целях стабильности гражданского оборота и обеспечения интересов других наследников и кредиторов наследодателя реализация указанного права требования должна быть ограничена сроком исковой давности, исчисление которого начинается с даты, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своих прав (п. 1 ст. 200 ГК)*(749).

В целях оформления прав пережившего сособственника на долю нотариус по месту открытия наследства по письменному заявлению пережившего супруга с извещением наследников, принявших наследство, выдает свидетельство о праве собственности на соответствующую долю в общем имуществе. По письменному заявлению наследников, принявших наследство, и с согласия пережившего супруга в свидетельстве о праве собственности может быть определена и доля умершего супруга в общем имуществе (ст. 75 Основ законодательства о нотариате)*(750).

Наследование выморочного имущества. В соответствии с действующим законодательством имущество считается выморочным, если оно не было унаследовано наследниками по завещанию и (или) по закону. Это может быть обусловлено различными причинами (п. 1 ст. 1151 ГК): отсутствием юридически действительного завещания в отношении всего имущества или его части (ст. 1130, 1131 ГК), физическим отсутствием всех возможных наследников (ст. 1116 ГК), утратой ими права наследовать (ст. 1117 ГК), лишением их наследства (п. 1 ст. 1119 ГК)), отказом наследников от права наследования (ст. 1158 ГК) или от его осуществления (ст. 1152 ГК). Выморочное имущество переходит к государству (Российской Федерации) как наследнику по закону, не входящему в специальную наследственную очередь, в порядке универсального наследственного правопреемства*(751). Стоит заметить, что содержащееся в п. 2 ст. 1151 ГК указание о переходе имущества в собственность Российской Федерации, т.е. в состав казны (ст. 214 ГК), призвано подчеркнуть природу получения имущества государством (в порядке наследования), а также то, что иные виды публичных образований (субъекты Федерации и муниципальные образования) не являются по общему правилу наследниками по закону. Исключение сделано только в отношении расположенных на территории Российской Федерации жилых помещений, которые с момента вступления в силу Федерального закона от 29 ноября 2007 г. "О внесении изменений в часть третью Гражданского кодекса РФ"*(752) переходят в порядке наследования по закону в собственность муниципального образования, на территории которого данное жилое помещение расположено, а если оно расположено в субъекте Федерации - городе федерального значения Москве или Санкт-Петербурге - в собственность такого субъекта Федерации и включаются в соответствующий жилищный фонд социального использования.

Однако формулировка п. 2 ст. 1151 ГК сама по себе является неточной, поскольку в наследственную массу входят имущественные права и долги, которые в принципе не могут принадлежать на праве собственности.

Наследование Российской Федерацией выморочного имущества имеет ряд особенностей, которые обусловлены не только целями введения данного института (защита прав и интересов кредиторов и предотвращение появления бесхозяйного имущества), но и спецификой правового положения государства как публичного образования, являющегося в соответствии с Конституцией РФ гарантом права наследования (ч. 4 ст. 35 Конституции РФ) и выступающего в гражданском обороте постольку, поскольку это необходимо для реализации задач публичной власти*(753). Однако проблема заключается в том, что многие вопросы, связанные с наследованием выморочного имущества, до сих пор не нашли разрешения в законодательстве.

Например, для приобретения наследства не требуется специального акта принятия (п. 1 ст. 1152), а отказ от него запрещен (п. 1 ст. 1157 ГК)*(754). Однако закон не только не регулирует процедуру выявления выморочного имущества для целей оформления наследственных прав*(755), но даже не содержит четких предписаний относительно полномочий соответствующих органов, обязанных осуществлять от имени Российское Федерации принятие и учет выморочного имущества. Так, согласно п. 5.30 Положения о Федеральном агентстве по управлению федеральным имуществом, утвержденного постановлением Правительства РФ от 27 ноября 2004 г. N 691*(756) (далее - Положение N 691), Росимущество принимает в установленном порядке имущество, обращенное в собственность Российской Федерации, а также выморочное имущество, включая земельные участки (кроме земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения), акции (доли, паи) в уставном (складочном) капитале коммерческих организаций. Вместе с тем на практике учет такого выморочного имущества осуществляется налоговыми органами, хотя действующим Положением о Федеральной налоговой службе, утвержденным постановлением Правительства РФ от 30 сентября 2004 г. N 506*(757), подобные полномочия за указанными органами не закреплены*(758).

Можно обозначить и иные проблемы. Так, пропуск срока на принятие наследства по общему правилу ведет к утрате соответствующих прав, если в суде пропущенный срок не восстановлен или если всеми наследниками, принявшими наследство, не дано согласие в письменной форме на принятие наследства по истечении срока (пп. 1, 2 ст. 1155 ГК). В литературе высказано мнение, что поскольку государство признается гарантом права наследования, постольку оно не просто вправе, а обязано дать свое согласие на принятие наследства по истечении срока соответствующим наследником даже независимо от его просьбы*(759). Считается также, что по причине конституционной гарантии наследования государство не вправе оспаривать опровержимую презумпцию о принятии наследства (п. 2 ст. 1153 ГК)*(760).

Безусловно, приведенные позиции вполне разумны, особенно если вспомнить слова Б.Б. Черепахина о том, что нормы о выморочности отступают всякий раз, когда создаются возможность и правовое основание для перехода наследственного имущества к наследникам по закону или завещанию*(761). Однако очевидно, что в условиях скудного законодательного регулирования и с учетом цели института выморочного имущества (предотвращение бесхозяйности имущества и защита прав и интересов кредиторов) обозначенные выше ситуации должны разрешаться с учетом всех обстоятельств в каждом конкретном случае.

Предполагается, что эти и другие подобные вопросы, связанные с выморочным имуществом, будут решены в специальном законе, принятие которого предусматривает п. 3 ст. 1151 ГК.

Источник:

helpiks.org

Другие статьи