Портал правовой информации

вилли завещание

Описание

Завещание Брежнева

вилли завещание

Карта сайта

Форум

Песни и аккорды

Стихи und поэмы

Альбомы в mp3

Лаэртский Бэнд

Голоса Родных

Концерты

Акварели

Wallpapers

Ответы на письма

Бесило-Радовало "Медведь"

Видеозаписи

Радиоэфиры

Публицистика

Иллюстрации

Подражания

Эфиры 1992-95

Эфиры 1996

Эфиры 1997

Эфиры 1998

Эфиры 1999

Эфиры 2000

Эфиры 2001

Silver Rain

Заставки

Терминология

Сайты гостей

Сегодня, 21 января 1981 года, находясь в здравом уме и твердой памяти, я, Леонид Ильич Брежнев, Генеральный Секретарь ЦК КПСС, Председатель Совета Министров, Председатель Верховного Совета СССР, записываю своё завещание, предназначенное для моих потомков, а также для тех или для того, кто унаследует мои посты, продолжит моё дело и дело моих предшественников.

Почти двадцать лет я нахожусь на вершине власти в СССР. Все эти годы я, мои сподвижники на руководящих постах СССР, те кто прошел со мной трудные и тяжелейшие годы Великой Отечественной Войны, те, кто участвовал в непосильной работе по восстановлению народного хозяйства, те, кто выполнял ответственнейшую работу, порученную им Партией и Народом по укреплению мира во всем мире, все эти годы мы в меру своих возможностей продолжали дело великих основателей Союза Советских Социалистических Республик, основателей великой партии, Ленина и Сталина.

Силы мои на исходе. Я стар и немощен. И пусть тело моё слабо, голос невнятен, конечности и прочие члены постоянно отказывают, дух, воля и интуиция, в этом я абсолютно уверен, не изменят мне вплоть до самой смерти.

Я знаю, сегодня, уже сейчас, мы, Союз Советских Социалистических Республик, а также весь советский народ, все великие и малые народы, входящие в состав великого советского народа, а также все национальности, стоят на пороге великих, не побоюсь этого слова глобальных перемен, которые повлекут за собой временное ( Временное. ) изменение границ государства, а также качеств населяющих его народов и национальностей.

Я предвижу предательство. Я предчувствую отступление, я почти явно вижу события, за которыми последует развал великого государства, воплотившего в жизнь вековые чаяния всего прогрессивного человечества, государства, победившего фашизм, государства рабочих, крестьян и трудовой интеллигенции, государства, на построение которого я и миллионы моих сограждан отдали все свои духовные и физические силы, государства, с именем которого на полях сражений умирали герои, имя которого с зубовным скрежетом повторяли враги, просыпаясь по ночам в горячечном бреду.

Моя и Ваша Родина находится сегодня в величайшей опасности. Враги Социализма, чьи потуги уничтожить величайший трудовой и военный подвиг миллионов простых людей никогда не прекращались, сегодня готовят самый решительный удар по нашей стране, по нашему народу, по всем нашим надеждам и стремлениям.

Семена предательства уже посеяны. Злобные и лицемерные враги, надевшие личины радетелей за дело построения самого справедливого социального строя за всю историю человечества, уже среди нас. Коварные выползни капиталистического порабощения хитро, на деньги своих заокеанских хозяев проникли даже в святая святых СССР - в высшие эшелоны партийного и хозяйственного руководства нашей страны.

Каюсь, в этом отчасти есть и огромная моя личная вина. После смерти великого Сталина, и последовавшей за этим трагической смерти гениального Берии, который, к сожалению, погиб при испытании новейшей психотронной антифашисткой бомбы 24 сентября в хорошо известном вам месте, мы все, многие и некоторые, всё высшее руководство СССР, как бы так поточнее выразиться, несколько расслабились. Многие стали злоупотреблять алкоголем, а также другими, в том числе и медикаментозными препаратами.

Загранпоездки и популярные артистки, привозимые в огромных количествах на наши дачи (когда мы там собирались), сгубили не одного. Да что тут говорить, вы и сами всё прекрасно знаете. Прекрасно помню осенний день 12 октября, 6 часов вечера, Косыгин, Калинин и я, сервированный стол, бокалы с напитками. В то время мы все в ЦК КПСС не на шутку увлекались творчеством молодой певицы Аллы Пугачевой и часто напевали в дружеском кругу бывших фронтовиков её популярную песню про арлекино. "Ах, арлекино, арлекино". Я сам лично, по собственной инициативе выписывал ей многотысячные гонорары, и всё это в то время, когда ваши отцы и деды получали на заводе 120 рублей, хотя кое-кто ещё и прирабатывал и приторговывал чесноком, и фарцевал колготками и индийскими джинсами.

На Кубе я первый раз в жизни попробовал текилу. У нас в СССР не было текилы, но потом у вас, у моих потомков, я уверен, текила будет, хотя доступна будет не каждому, а те, кому текила будет доступна, будут этим сильно гордиться и напрасно.

Я отвлёкся. Здоровье моё, как я уже упоминал, не то, что раньше, когда мы часто с Сусловым и Микояном ездили на охоту и парились в турецкой бане. Здоровье сдаёт с каждым часом (кашляю и сморкаюсь, перехожу к самому главному).

Дети мои и внуки! Против вас будет реализован чудовищный заговор, в КГБ всё знают, но до поры помалкивают. Шпионы окопались в Ленинграде, Свердловске, Кишинёве, а также и в Ростове-на-Дону. Я знаю, точнее предчувствую, что эти населённые пункты будут переименованы. А от Ельцина уже и в мое время частенько попахивало водкой. Знайте, что Ипатьевский дом он подорвал по собственной инициативе, я был категорически против, и выдал поэтому многим строжайший выговор по партийной линии. Как работник - не подходящий. Не поймёшь его было, этого Бориса Ельцина

Знайте, наш главный враг, против которого боролись Ленин, Сталин, я, 28 панфиловцев, академик Королёв, и прочие - могуч и силён. Мы думали, что, победив фашизм, мы раздавили самого страшного врага прогрессивного человечества, но это, увы, не так. Гитлер был марионеткой в руках тайного теневого, мирового правительства. Я это давно понял, почему. А вот почему. Мне всегда нравились фильмы про фашистов, "19 мгновений весны", "Ставка больше чем жизнь", а артист Тихонов и Броневой были моими лучшими друзьями и с ними мы часто ходили на хоккей, болеть за нашу сборную. Также с нами ходил на хоккей и артист Крючков. А вот "Ирония судьбы или с лёгким паром" мне с самого начала не понравились, и только благодаря давлению остальных членов Политбюро эта картина вышла на экран.

Гитлера натравили на нашу советскую родину англосаксонская плутократия, католическое масонство, вскормленное на спекулятивные денежки еврейских капиталистов.

Я узнал правду. Правда заключается в праве тратить. Каждый более бедный человек должен иметь больше прав тратить казённые средства.

Чем больше личных средств, тем меньше прав гражданина.

Полное обогащение и есть полное обнищание.

Русский и Англосакс - два символа мира, два идеолога обогащения и обнищания. Мировое равновесие вместе. Русский ангел и англосакский дьявол. Белое и чёрное.

Я даже написал об этом в своём романе "Малая земля", хотя кто сейчас читает Малую землю. На момент подписания пакта Молотов-Риббентроп ситуацию ещё можно было спасти.

Но Гитлеру надо было выбирать. Гитлеру надо было выбирать. Гитлеру надо было выбирать. Выбор стоял нелёгкий, выбор между кровью и почвой. Если во главу угла становится кровь, союзниками немцев становятся англосаксы, и шире - контролируемые ими европейские народы, католичество и еврейская плутократия.

То есть, союзниками становятся те, кто пытал индусов и индусских женщин, привязывая их к пушкам, чтобы украсть изумруды и бриллианты, и те, кто загонял индейцев в концентрационные лагеря, снимал с них скальпы и кастрировал, отнимал мустангов и заставлял принимать католичество. Они заразились сифилисом и туберкулёзом.

Но есть и другой выбор - это выбор почвы. В таком случае стратегическим союзником национал-социалистов автоматически становились бы русские коммунисты, а также японские самураи, курдские партизаны. Это был бы самый великолепный альянс против усиливающегося после одной уже произошедшей войны между братскими народами финансово-спекулятивного могущества США и его союзников.

Какой бы это был прекрасный мир. Но Богу было угодно наслать на Россию эту напасть, и началась война. Хитрые англосаксы, которые вроде бы без базаров стали нашими союзниками, долго не хотели открывать второй фронт, предпочитая откупаться до поры до времени тухлыми консервами, полосатыми носками и майками с Кока-колой, но в конце войны лихо подсуетились и отхватили некислый кусок Европы.

Потом была Хиросима и Чернобыль. Решаюшая схватка между нами и англосаксами была неизбежной, а пока они засылали к нам пластинки BEATLES, которых мы с Хрущевым ненавидели. А еще мы с Хрущевым ненавидели баскетбол, к которому я и до сих пор питаю устойчивую неприязнь. Я неоднократно указывал Андропову, хорошо вам известному начальнику КГБ, обратить пристальное внимание на известного прибалтийского баскетболиста Сабониса, старого агента службы Моссад, а также ЦРУ.

Раскручивались маховики информационного заговора против России-СССР. На наши поля заслали колорадских жуков, и хотя нами, в свою очередь, был завербован известный негритянский музыкант Мартин Лютер Кинг и с помощью евреев Розенбергов украдена атомная бомба, тем не менее католические контрреволюционеры одерживали тактические победы. Нужно было раздавить эту мерзкую сволочь.

Гомулка растерялся, но мы протянули ему братскую руку помощи. Либерально настроенные еврейские чехословацкие журналисты пытались бросаться под наши танки, но танки объезжали их стороной, и тогда их убивали случайно копытами кавалеристы Будённого. Вот коней действительно жалко, когда смотрю фильмы про гражданскую войну, когда кони падают простреленные, даже слеза наворачивается. Даже сейчас.

Евреи. Евреи ведут против нас (и Вас) нешуточную битву, их не устраивает православие и даже ислам. И корни этого противостояния лежат в религии и метафизике. В иудейской вере нет ни догмата о воскрешении, зато легализировано ростовщичество. Я часто вёл на эту тему долгие религиозные диспуты с Марком Бернесом и Иосифом Кобзоном, и они во многом со мной соглашались. Именно Марк Наумович Бернес указал нам на опасность, исходящую от Солженицына, в одну их наших долгих бесед, 23 или 24 августа, по моему, в Кремлёвском дворце съездов. Вообще Бернес мне больше нравился, чем Вилли Токарев, как то он посолидней, и усами под Будённого не закашивает. и в Америке не живет. На Драйтон-Бич.

Я обращаюсь сегодня к тем русским, в чьих жилах течёт и еврейская кровь, и русским евреям, которые прожили вместе с нами адский наркоз интернационализма. Анестезия отходит. Пришло время выбора Нации, Веры и Отечества. Остановите сумасшедших иноверцев, наводнивших российскую политику и средства массовой информации. Пусть они оставят в покое жизнь русских. Именно вы можете помочь остановить сегодня надвигающийся геноцид евреев и кавказцев в России. Или будет поздно. Когда перемкнёт, никто вас не будет спрашивать, еврей вы или американский мондиалист. Если обрусевшие евреи и кавказцы, сами, вместе с русскими, не остановят наступление мондиализма в России, они погибнут. Немедленно освободить политику, теле-радио-эфир и прессу! И ситуацию ещё можно спасти. Спросите американских имиджмейкеров Ельцина, как должны выглядеть певцы и дикторы в России, вам они не соврут. Оставьте только, пожалуйста, Сванидзе. Богатыри должны периодически избивать "идолище поганое" в качестве наглядной агитации.

В эту январскую ночь я курю сигару и думаю о будущем. И удивительные видения встают перед моим взором.

Я ненавижу прошлое, вчера, и даже минуту назад. Это шмат истории, он не принадлежит человеку, который участвовал в его создании, параллельно с его жизнью. Выходит, можно его снять, отмонтировать с темой акционеров и выпустить. Нет, нельзя. Никто не имеет права на его формы, также как он. Разве что, история. Всё, что хотят показать, с участием человека созданное, принадлежит ему и его наследникам.

Видения за декабрь.

И рухнет великая стена, возведённая, после великой крови, и обломки стены будут продаваться на аукционах Сотби.

И чёрная туча вползёт на небосвод, и красно кровавый дождь из жёлтых фекалий прольётся на землю, и задымится, и застонет эта земля.

Вагоны отцепятся от паровоза и сойдут с рельс.

Поляк упадёт с постамента, и свора бешеных, желтоглазых шавок будет лаять на него, задирая заднюю лапу.

Вылезут люди из под земли, чёрные люди из под земли, поднимут знамёна и заорут нечеловеческими голосами, и другие услышат их и смутятся.

И танки войдут в город один раз, и все жители города заорут нечеловеческими голосами, развернут знамёна и будут пить и веселиться.

И другой раз танки войдут в город, и начнут стрелять в большое белое здание, и часть жителей погибнет, а другая, большая часть будет смотреть, на это и моргать. а потом снова будут пить и веселиться.

И каждый Новый Год они будут пить и веселиться, а по телевизору будут показывать Иронию судьбы или с легким паром, которую я ненавижу.

Я знаю, что пор меня будут ходить анекдоты, да они и сейчас уже ходят. Я всё про вас знаю. Вначале вы будете смеяться, а потом вспомните Леонида Ильича, дешёвую водку и колбасу. Вы часто будете меня вспоминать, и тогда, когда доллар вырастет раз в 1000, и когда заводы встанут, и когда ваши дочери и внучки вынуждены будут начать заниматься проституцией, на турецких курортах танцевать стриптизные танцы в ночных клубах за 20 долларов за ночь, а ваши дети и внуки будут покупать наркотики у студентов университета дружбы народов имени Патриса Лумумбы, который я в свое время хотел прикрыть, но забыл. Также наркотиками будут торговать и цыгане, чья штаб-квартира находится в театре РОМЭН на станции метро Белорусская.

Потухнет примус, и путник должен будет пройти многие пути, наплевав на заявки Клинского, кожаная кепка обнимется с тюбетейкой и захочет превратиться в шапку Мономаха.

Превратитесь вы в зверей неразумных, потому что вас разведут американцы, которые скупят все заводы, и будут цинично эксплуатировать русских рабочих, а также продавать женщин оптом в секс-ревю. Армию развалят, правда, не до конца, а оружие самых новейших разработок, вы будете тупо продавать чеченцам, которые будут взрывать дома по заданию ФСБ.

Но рано враги отпразднуют победу. Ничего на самом деле не меняется. Ничего. Вы останетесь такими же как и были. И в 2000 году вы будете такими же как и в 1970, как и в 1945, и в 1917.

Вас оденут в цветные турецкие одежды, вас подстригут модные парикмахеры-гомосексуалисты, но лица ваши не изменятся, а то что снаружи, то и внутри.

Вам только нужны люди, которые скажут вам об этом.

Такие люди придут, и скоро вы узнаете их.

Смотрите внимательно и вы узнаете их в толпе.

Человек с фруктовой фамилией поднимет красивое знамя и скажет верные слова, он долго жил среди врагов и знает их тайные повадки. Человек с именем лётчика научит вас разговаривать на правильном русском языке, заставит вас смотреть на самые обычные вещи необычным взглядом, перевернёт ваше восприятие.

Таких будет становиться все больше и больше, и даже вдали от Родины, защищая священные славянские земли от англосаксонского порабощения, будут сражаться такие люди.

Главное - не доверяйте Ельцину, он давно вызывал у меня подозрения, ещё после визита в Узбекскую ССР.

Но есть один человек, только один, которому я могу спустя годы доверить свое дело. Один человек может спасти Россию, оказавшуюся на грани распада и катастрофы. Только он вырвет вас из пут англосаксонской эксплуатации, остановит католизацию православия, и даст отпор еврейскому,финансово-спекулятивному натиску на экономику и культуру России, ослабленной за годы реформ.

И я могу назвать его имя. Этот будущий спаситель России - мой внук Андрей Брежнев. Да, только ему я могу вручить знамя борьбы. Долгие годы он будет вынужден находиться в тени, не привлекать до поры до времени внимания, оставаясь незамеченным агентами и информаторами всевозможных лиц без национальности, главных вредителей и провокаторов, которые во сне спят и видят как бы развалить наше государство.

Да, только Андрей! Ему я через годы передам тайные знания и нити управления процессами, неподвластными пониманию врагов и шпионов Запада. Андрей должен стать полномочным диктатором Великой России на переходный период. Подобно равноапостольскому Андрею Первозванному, мой внук Андрей Брежнев очистит русскую землю от нечисти, и новая заря воссияет над нашей Родиной.

Леонид Ильич, истинный Первый Президент России. 21.01.1981 г.

редакция - Максим Сурков

Футболки

mp3 Лаэртского

mp3 Монморанси

mp3 Silver Rain

Видео и прочее

Фоновые картинки

Рингтоны

Настучи по щщам

Дэцылл-Киллер

Долбоёбики

Охота на сраку

Музей сайта

Гостевой стенд

Картинки недели

Архив рассылки

Голосования

"Месячные"

По всем деловым вопросам пишите на любой из этих адресов.

При использовании оригинальных материалов сайта просьба ссылаться на источник.

Звуковые файлы, размещённые на сервере, предназначены для частного прослушивания.

Несанкционированное коммерческое использование оных запрещено правообладателем.

Источник:

laertsky.com

Другие статьи

Книга - Воздастся каждому - Чейни Питер - Читать онлайн, Страница 2

Воздастся каждому

Он ждал, когда она заговорит — ему было интересно, какой у неё голос. Обычно нужно некоторое время, чтобы решиться и заговорить, — дела, по которым Фингейл направлял женщин к Слиму Кэллагену, как правило, были связаны с молодыми джентльменами, от которых не удавалось просто так избавиться после того, как они сделали свое дело, которые не исчезали, а пытались понемногу шантажировать.

В его памяти промелькнули образы полудюжины женщин, рассказывавших все ту же старую — старую сказочку.

« — Я думала, он меня обожает, доверилась ему. А теперь он требует две тысячи фунтов, чтобы уехать в Южную Америку, и ещё пять сотен, чтобы остановить одного человека, который видел нас в таком-то отеле и угрожает написать моему мужу…»

Кэллаген слышал эту историю так часто, что готов был положить её на музыку.

Но это дело было не того разряда. И не могло быть. Там все решал возраст — где — то между сорока пятью и пятидесятью. Этой девушке было не больше двадцати шести, может быть — двадцати восьми. Но могло быть и меньше.

Вот черт! Не стоило увольнять Перкинс. Эффи отличный работник. За пять лет она изучила все его приемы. Если дело стоящее и верное, ему необходим помощник, по крайней мере столь же сообразительный, как Эффи.

Он улыбнулся клиентке. Улыбка была такой же составной частью бизнеса, как телефон. Она говорила: « — Мадам, „Сыскное агентство Кэллагена“ — самая честная и порядочная фирма. Наши клиенты чувствуют себя, как за каменной стеной. Так что давайте начинайте и облегчите себе душу».

— Не возражаете, если я закурю?

Он кивнул. Такого голоса он и ожидал: низкого, мягкого и четкого.

Она достала плоскую коробочку, и рот его наполнился слюной при видел любимых «плейерс». Он размышлял — предложит она ему или нет. Когда он зажег спичку и обошел стол, чтобы дать огня, она положила раскрытую пачку на стол, оставляя её в его распоряжении. Кэллаген взял одну и был безумно рад — он не курил уже семь часов.

— Мистер Кэллаген, — начала девушка, — я буду по возможности краткой, чтобы не тратить попусту ваше и мое время. Пришла я сюда только потому, что настоял на этом Вилли Мероултон, с которым я обручена. Он убежден, что мне грозит опасность. И мистер Фингейл рекомендовал вас как человека, полезного в известных обстоятельствах.

Кэллаген кивнул. Дело становилось интересным!

— Вы должны знать, — продолжала она, — что Август Мероултон — мой отчим. Возможно, вы о нем слышали. Большинство знающих его людей полагают, что его место — в сумасшедшем доме. Я временами тоже так считаю. Он невероятно богат и позволяет себе не ограничивать свои определенные наклонности, превращая жизни окружающих в сущий ад на земле.

— У него был брат — Чарльз Мероултон, который умер пять лет назад. Он тоже был богат и оставил наследство пятерым сыновьям. Можете считать их моей родней. Это Вилли Мероултон — порядочный и благородный человек, за которого я собираюсь замуж, Беллами, Персиваль, Пол и Джереми. Если вы читаете газеты, то слышали о них. Они промотали свои доли наследства, но по-прежнему сорят деньгами и мало чем интересуются, кроме погони за сомнительными женщинами и выпивки. Но пьют ужасно много.

— Короче, положение дел таково: заскоки отчима после смерти моей матери три года назад дошли до предела. Видимо, он долго не протянет: у него грудная жаба, недуг, который никак не сочетается с его темпераментом. Он знает, что Беллами, Пол, и Джереми ждут — не дождутся смерти дядюшки. И ждут нетерпеливо, чтобы промотать все, что им достанется. Они в курсе, что по завещанию его наследство поровну поделят между пятью племянниками и мной.

— Два дня назад он устроил официальный обед, на котором мы все присутствовали. И там вдруг заявил, что оформил новое завещание, которое отпечатано на золотой фольге и которое он вечно носит с собой в корпусе часов. Еще он заявил, что когда оно будет оглашено, большинство из них возненавидит его ещё больше чем сейчас. Но если они смогут расположить его к себе, порвет его и они получат деньги. Понимаете?

— Полагаю, все они влезли в долги под старое завещание?

— Конечно! Теперь возникла ситуация, когда все четверо ( я не считаю Вилли, который упорно трудится и сохранил наследство) не знают, сделает их дядюшкино завещание богачами или банкротами. Если он аннулирует новое завещание или порвет его, они сумеют выкрутиться. Если нет — окажутся перед угрозой разорения и нищеты, а то и ещё хуже.

Кэллаген выпустил аккуратнейшее кольцо дыма, задумчиво глядя в окно и размышляя.

— Вилли ужасно беспокоится, — продолжала девушка. — Он уверен, что любой из них, если представится возможность, разделается с Августом не задумываясь. Но что ещё важнее, они осведомлены о моих стычках с отчимом. И Вилли за меня боится.

Кэллаген изумленно взглянул на нее.

— Боится за вас? Почему?

Она пожала плечами.

— Вилли говорит, что они все полоумные, и ему в голову пришла ужасная мысль, что один из них что-то сделает с Августом, уничтожит завещание. Или наймет для этого ещё кого-то, и попытается повесить это на меня.

— Похоже, это здорово притянуто за уши? Или вы полагаете, Вилли действительно верит, что замечательный квартет собирается укокошить старичка и пришить вам убийство?

— В том — то и дело.

Кэллаген долго внимательно смотрел на нее.

— А вы что по этому поводу думаете?

Она опять пожала плечами.

— Не знаю… Пожалуй, я встревожена, и мне все это ужасно надоело. Вилли сегодня позвонил и настоял, чтобы я встретилась с вами. Мистер Фингейл уверял, что вы именно тот человек, который может «управиться» (это его слова) с Беллами, Полом, Персивалем и Джереми.

Она криво улыбнулась.

— Еще Вилли добавил, что мистер Фингейл уверял: им понадобится чертовская сообразительность, чтобы превзойти мистера Кэллагена.

Девушка посмотрела на него и внезапный проблеск интереса сверкнул в её глазах.

— Чертовски любезно со стороны мистера Фингейла, — откликнулся Кэллаген. — Может, он ещё что-нибудь добавил?

Ее брови приподнялись.

— Полагаю, он рассказал ещё немало положительного. Но я поверила, когда он сказал, что многие в полиции не пожалеют полугодового жалования, чтобы застукать вас на чем-то незаконном, так как вы не просто ловкий парень, а скорее эксперт, чующий, где пахнет жареным, держите нос строго по ветру и не упустите своего.

— Очень мило с его стороны.

Потом встал и прислонился к стене.

— Отлично… Я берусь за дело. Кто мой клиент? Вы или ваш приятель Вилли Мероултон?

Она достала ещё одну сигарету и прикурила от золотой зажигалки.

— Это имеет значение?

— Насколько я понимаю, мне достается роль сторожевого пса. И предстоит заняться прямо-таки отцовским наблюдением за вашими кузенами, квартетом Мероултонов. Ну, что касается меня, я человек непритязательный, но расходы…

Девушка ткнула в конверт из коричневой бумаге, лежавший на столе.

— Здесь четыре банкноты по сто фунтов, восемь по десять и двадцать — по одному. Вилли сказал, что вам это понадобится. А мистер Фингейл полагает, что вы будете рады любой работе, которую сможете заполучить.

Кэллаген снова усмехнулся.

— И Фингейл прав. Я согласен заняться вашим делом. А вы как к этому относитесь?

Она встала. Кэллаген все ещё подпирал стену.

— Еще минутку, мисс Мероултон. Поясните мне ещё кое-что: Вилли… ваш приятель… Естественно, он должен беспокоиться за вас. Ладно, полагаю, будь вашим приятелем я, я бы тоже за вас беспокоился. Но мне нужно задать вам множество вопросов, ведь даже частный детектив из конторы под самой крышей и с подмоченной репутацией должен кое-что знать о том, что делает…

Она шагнула к двери.

— Не сегодня, мистер Кэллаген. Уже поздно. И у меня назначена встреча.

— Отлично, вам виднее. Но не могли бы вы мне объяснить, почему оказалось так важно посетить меня именно сегодня поздно вечером. Почему нельзя было сделать это завтра утром? Не сочтите это грубым вмешательством в ваши дела…

— Завтра утром я могу быть занята. И я не привыкла объяснять причин, почему и когда мне нужно видеть людей, которых я нанимаю. А теперь могу я вас спросить? Вы сказали, что жених обязан за меня беспокоиться, и были достаточно любезны, добавив, что на его месте вы тоже беспокоились бы обо мне. Почему?

Кэллаген улыбнулся и не ответил. Его глаза совершили обстоятельный обход от её волос до каблуков. И взгляд его был так же красноречив, как и его улыбка.

Кэллаген открыл ящик стола и достал блокнот.

— Будьте добры ваш адрес и номер телефона.

Он швырнул блокнот обратно в ящик.

— Спокойной ночи, мисс Мероултон. Все, о чем мы говорили я понял так: по — видимому, вас бы совсем не огорчило, прикончи кто-нибудь Августа, лишь бы не попытались свалить вину на вас. Между прочим, вы всегда жили по этому адресу? Или когда-нибудь жили под одной крышей с отчимом?

— Я покинула его дом три дня назад.

Мисс Мероултон взялась за дверную ручку.

Кэллаген медленно прошествовал по комнате к двери. В приемной Эффи Перкинс приводила в порядок свой рабочий стол, освобождая выдвижные ящики. Он что-то хмуро буркнул, подошел к входной двери и открыл её.

— Спокойной ночи, мисс Мероултон. Простите, как вас зовут?

Мисс Мероултон недовольно поморщилась, но, выходя, ответила:

— Очень милое имя, — заметил он. — Мне нравятся слова с «Цин» в них [1]

Эффи взяла сумочку и застегнула пальто.

— Итак, ты уходишь, — повернулся к ней Кэллаген. — Отлично. Раз ты уходишь, нет нужды объяснять, что чертовски глупо оставить перчатку возле двери моего кабинета, где ты её выронила, когда подслушивала через замочную скважину. Надеюсь, ты получила удовольствие. Спокойной ночи, кошка рыжая!

Игра слов, построенная на сходстве звучания: Cyn in them — похоже на cynizm — прим. пер.

Источник:

detectivebooks.ru